Главная страница
Навигация по странице:

  • Тема: Роль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономических, политических и культурных контактов

  • Роль межкультурных коммуникаций. Роль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономич. Роль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономических, политических и культурных контактов


    Скачать 37.79 Kb.
    НазваниеРоль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономических, политических и культурных контактов
    АнкорРоль межкультурных коммуникаций
    Дата10.08.2022
    Размер37.79 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаРоль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономич.docx
    ТипРеферат
    #643730

    С этим файлом связано 7 файл(ов). Среди них: История реферат.docx, Практическая работа (Анализ ФХД).docx, Правоведение реферат.docx, Вопросы_ Продолжите фразу.docx, КЕЙС КОНСТИТ ПРАВО.docx, кейс №8.doc, Кейс (лидерство и командообразование).docx.
    Показать все связанные файлы
    Подборка по базе: ПЛАН-КОНСПЕКТ вождение в сложных условиях 2.doc, Тест 3 _Современное учебное занятие в условиях введения обновлен, _Пособие Рахимова Организация диспансерного наблюдения за детьми, Рекомендации к выполнению Социология массовых коммуникаций (8) (, Развитие творческих способностей детей в условиях реализации ФГО, 7. Роль сестринского персонала при проведении диспансеризации де, Активные стратегии обучения в условиях обновления содержания обр, Практическая работа № 2 1.3. Современное учебное занятие в услов, Федеральные налоги, их роль и проблемы взимания.docx, Тест 2 Современное учебное занятие в условиях ФГОС.docx

    Автономная некоммерческая образовательная организация высшего образования «Сибирский институт бизнеса и информационных технологий»


    РЕФЕРАТ

    Дисциплина: Межкультурные коммуникации

    Тема: Роль межкультурных коммуникаций в условиях глобализации экономических, политических и культурных контактов

    Выполнил(а): Ваталев Александр Александрович

    Направление: ГМУ

    Проверил(а):

    _____________________________

    (Ф.И.О. преподавателя)

    _____________________________


    Омск 2022

    Оглавление


    Введение 3

    1. Межкультурные коммуникации в условиях глобализации 7

    1.1 Проблемы института глобализации 7

    1.2 Особенности межкультурной коммуникации в условиях глобализация в различных отраслях: особенности и проблемы 9

    Заключение 19

    Список используемых источников 21


    Введение


    Несмотря на то, что мировое сообщество сегодня вступило в новую эпоху своего развития, но каждый народ старается остаться самобытным, хочет подчеркнуть свою индивидуальность и уникальность. Мы хотим принадлежать к определенному этносу, унифицировать духовную и материальную культуру. В тоже время мы становимся другими и неудержимо меняемся, не замечая этих изменений. Экраны ТВ, мобильных телефонов, сети Интернета и всякого рода информационные технологии – инструмент глобализации. Создав всемирные коммуникационные сети, человек окончательно превратил себя в часть чего-то большего, чем он сам. Человечество приобрело мощный потенциал для своего дальнейшего развития. Этот потенциал имеет как негативные, так и позитивные преференции. Культура есть коммуникация человечества с самим собою [12, с. 111]. Такая коммуникация в современном мире осуществляется очень быстро, благодаря всемирным информационным потокам, доступ к которым можно получить очень быстро. Имея свободный доступ к информации, мы узнаем о планетарной культурной жизни за очень короткий период времени. Поэтому это процесс получил название глобализация. То есть возможность получать мировую информацию с помощью электронных средств связи за очень короткое время. Человечество изменилось благодаря современному развитию общества. Изучение языков невозможно без изучения культуры страны, носителя языка. Коммуникация в современном обществе активизирует связи и переплетает между традиционной культурой (ценности, религия, знания предыдущих поколений) и быстроразвивающимися современными явлениями в массовой культуре нашего поколения (клипы, видео, компьютерные игры и др.), между элитарной и популярной культурой. Без глубоких научных знаний невозможно отобразить трансформационные процессы, которые происходят в общественно-культурной практике. Именно, в области культурологии есть все основания рассматривать глобальную культуру как единицу культурологического анализа современной межкультурной реальности.

    Культурология характеризуется широким диапазоном, что свидетельствует о ее универсальности и возможности анализировать глобальную культуру. С помощью культурологии мы можем проследить закономерности, которые происходят в различных сферах человеческой деятельности. Мы имеем возможность с помощью культурологического анализа проследить глубины культуры и выяснить информацию общей ментальности людей. Глобальная культура становится сферой культурологических исследований, где происходит объединение междисциплинарного потенциала с теоретическими ресурсами культурологии как науки. С помощью культурологического анализа мы можем определить взаимосвязь культуры и политики, сравнить поведение отдельных субъектов в области культуры.

    Интерес к проблемам межкультурной коммуникации исследуют многие науки. Это обусловлено радикальными изменениями в жизни общества. Одним из главных вопросов межкультурной коммуникации есть вопрос понимания разницы между понятиями «свои » и «чужие» [11, с 57] . Культура – это только литература, искусство и наука, это ежедневное языковое поведение людей, пользующихся этим языком. Эффективным способом формирования деловой межкультурной коммуникации представляется изучение различных случаев коммуникативных неудач и конфликтов в сфере бизнеса и профессиональной деятельности. Культура может стать причиной социальной напряженности и конфликтов. Человек творец своей культуры, но он существует не только в социуме как социальной среде, но и в культурной символической среде. Необходимо показать, что главная причина непонимания в межкультурной коммуникации есть не в разных языковых системах, а в различии национальном сознании участников общения. Коммуникативная неудача, непонимание, вызванное незнанием иноязычной культуры, менталитетом взаимодействующих сторон, является эффективным средством обучения основам деловой межкультурной коммуникации. Ведь изучение языков и состоит в том, чтобы уметь им пользоваться в деловом общении. Изучающим язык, необходимо понять, что знание языка это процесс формирования навыка. Часто используемые языковые явления способствуют прочнее усваивать и формировать навыки, а также делают эффективнее процесс обучения. Индивидуальное сознание, инстинктивно защищаясь от всего нового, сберегая интеллектуальные силы для решения насущных, неотложных повседневных проблем, считает эти изменения фантазией, миражом, а в лучшем случае – ересью. Таким образом, дуализм индивидуального сознания не дает возможности сгармонизировать реальное и ирреальное, формирует ком неразрешимых противоречий: реалисты не воспринимают ирреальной мир компьютерных образов, а юные пользователи не могут «выйти» из виртуального мира. Общество ищет решения этой проблемы. И к слову сказать, это решение лежит на поверхности. Еще великий Достоевский сказал: «Красота спасет мир». В этом - то и заключается вся суть решений. Общественная, индивидуальная и другие виды сознания сегодня должны наполниться зрительным (визуальным) сознанием. Причем это сознание должно не только услаждать индивида изысканными технологическими образами придуманного мира, но и открывать удивительные тайны красоты реального мира. Не компьютер, а сам человек должен научиться управлять своим сознанием. А вот каким оно должно быть – это вопрос высокой культуры и образования. Творчество – вот ключевое слово эпохи информационных технологий. Именно благодаря ему труд из библейского проклятия все в большей степени превращается в развлечение. «Разумно трудящийся» человек все в большей степени становится, по опережающемуся выражению братьев Стругацких, «человеком играющим». В результате всякий, достаточно тесно сталкивающийся с массой работников, занятых в сфере информационных технологий, рано или поздно с удивлением и завистью обнаруживает вокруг себя множество людей, которые «при прочих равных» условиях испытывают значительно больше, чем он, положительных эмоций в единицу времени. Причина этого заключается в самом характере их труда, который, опираясь в основном на информационные технологии, является в этой части творчеством – строго говоря, развлечением. Собственно говоря, развлекаясь, деятельно играя в структурно обусловленном мире человек, да и само человечество – развивается, эволюционирует. Информационные технологии оказывают прямое воздействие не только на сознание, но и на подсознание человека – открывая для него новое направление своей эволюции, формируя новую ментальность личности. Это положение представляется главным на сегодняшний день содержанием продолжающейся информационной революции. Рассмотрению последствий этого качественного результата необходимо уделить образовательный и культуросообразной парадигме. Во всем мире это уже начинают понимать. Но очень робко. Говоря о «ментальной» эволюции как о форме информационной революции, нельзя не вспомнить великого древнего грека Софокла, воскликнувшего «Каждая форма существенна и каждая сущность формирована».


    1. Межкультурные коммуникации в условиях глобализации

    1.1 Проблемы института глобализации


    Современный глобализм охватывает все сферы человеческой деятельности и жизни общества. Поэтому он оказывается объектом пристального внимания не только ученых, но и политиков, священнослужителей, писателей и др. Социальная природа глобализма весьма разнородна. В культурно-историческом определении глобализм предстает как общечеловеческая культура, охватывающая национальные культуры во всех формах их проявления. В конце XIX в. осознание общности человеческой истории и судьбы обрело свои очертания в различных культурологических теориях как факт образования всемирной цивилизации. Так, А. Тойнби отмечал, что сегодня человечество на всем земном шаре сталкивается с множеством острых проблем. Эти проблемы сегодня осаждают всех нас, богатых и бедных, технологически передовых или отсталых. Универсальность этих современных общих проблем является историческим следствием мировой сети технологических и экономических отношений, которая была создана деятельностью западноевропейских народов за последние пять столетий. Технологические и экономические отношения порождают политические, этнические и религиозные отношения. Поистине, в наше время мы являемся свидетелями рождения общей всемирной цивилизации, которая появилась в технологических границах западного происхождения, но сегодня обогащается духовно благодаря вкладам всех исторических региональных цивилизаций. Глобализм, глобализация предстают как процесс, стремление к образованию «общей всемирной цивилизации».

    Однако, что именно представляет собой конечную цель этого движения – глобальная гармония или глобальный хаос - является одним из наиболее острых и обсуждаемых вопросов, формируя определённый дискурс, выходящий за рамки «чистой» философии. Споры вызывает и ряд других, связанных с ним, проблем: совместима ли глобализация с культурной и цивилизационной многополярностью? Каковы перспективы этнокультурной идентичности и политического суверенитета? Наконец, каким образом в глобализирующемся сообществе могут и должны складываться межцивилизационные и межкультурные взаимоотношения? Поиск ответов на эти и другие вопросы происходит в рамках двух методологически противоположных точек зрения: приверженцы первой воспринимают глобализацию как угрозу для социокультурного многообразия, сторонники второй видят в ней новые перспективы и считают ее неотъемлемой частью социального роста.

    Большинство специалистов, как известно, оценивает глобализацию крайне негативно, чаще всего как скрытую форму неоколонизации, ведущую не только к дальнейшему ухудшению социального положения, но и ассимиляции этноса, его культуры. Показательны в этом отношении высказывания известных французских социологов постмодернистов П.Бурдье и Ж. Бодрияра. Первый утверждает, что глобализация - это некое объединение в угоду «доминирующей силе», под которой подразумеваются США, второй сравнивает это явление с терроризмом, полагая, что последний «является ответом на столь же аморальную глобализацию». Еще более категорично высказываются российские исследователи И.Медведева и Т.Шишова. «В случае победы «глобализаторов», - полагают авторы, - мы окажемся в мире «инферно», где добро и зло поменяются местами. Восторжествуют «ценности», предполагающие полную и повсеместную легализацию наркотиков, гомосексуализма и других извращений, превращающие в норму разгул жестокости, садизма и т.п.» Собственно, по мысли авторов, конечная цель глобализма и состоит в уничтожении человеческой цивилизации и создании новой, где «в человеческих оболочках будут пребывать бесы».

    Интересно, что даже те авторы, которые стремятся увидеть положительные аспекты влияния глобализации на социальные процессы, в конечном итоге приходят к неутешительным выводам. Одно из таких исследований индийского специалиста Джагдшида Бхагвати так и называется «В защиту глобализации». Автор утверждает, что глобализация не порождает бедность, а способствует её преодолению. Полагая, что «включение бедных стран в международное разделение труда увеличивает потребность в низко квалифицированных рабочих, составляющих большинство бедного населения; таким образом, свобода торговли обеспечивает такой тип экономического роста, который увеличивает потребность в неквалифицированном труде и позволяет более эффективно бороться с нищетой». Однако общей картины в оценке глобализации такие работы не меняют. Даже в приведенном примере трудно рассчитывать на позитивное отношение к процессу, который способен лишь увеличивать «потребности в неквалифицированном труде».

    Словом, какой бы аспект обсуждаемого явления мы не взяли – международная и региональная безопасность, кооперация и разделение труда, национальная и культурная идентичность, - везде глобализация представляет собой средство или условие уничтожения человечества и природы. Мир, по выражению Э.Гидденса, в процессе глобализации не только не стал более «управляемым», но, напротив, вышел из-под контроля и «ускользает из рук».

    1.2 Особенности межкультурной коммуникации в условиях глобализация в различных отраслях: особенности и проблемы


    Чем обусловлены столь крайние, порой выходящие за рамки философской терминологии, оценки глобализма? Ключевыми особенностями глобализации, как известно, являются: широкое внедрение новых информационных технологий – создание глобальной компьютерной и масс-медийной сети; доминирование в экономической жизни обществ новых субъектов хозяйственной деятельности – Транснациональных компаний и Транснациональных банков; усиление взаимозависимости и уязвимости людей, общностей и государств. О динамике развития ТНК говорит тот факт, что они контролируют более 90% мирового рынка, им принадлежит преобладающая часть мировых инвестиций и более 80% всех патентов на новую технику. Если в середине 70-х годов XX в. насчитывалось около семи тысяч ТНК, то к концу 90-х годов - около сорока тысяч. Основными сферами деятельности ТНК являются современные технологии и производства - электроника, телекоммуникации, авиакосмическая индустрия, приборостроение, топливно-энергетический комплекс. Следует обратить внимание на то, что 36% мировых инвестиций принадлежат Организации азиатско-тихоокеанского сотрудничества (АТЭС), 19% - Европейскому союзу и Североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА) и только 3% - Содружеству независимых государств (СНГ).

    Упоминаются в литературе и такие особенности глобализации, как «триумф либеральной демократии», «универсализация цивилизации», «мультикультуризм» и т.д. Можно сказать, что в целом в приведенных суждениях содержится объективное и адекватное понимание социальной действительности. Негативная оценка глобализации становится понятной, когда речь заходит о возможных последствиях этого процесса.

    Например, суждения о межкультурном и межцивилизационном диалоге как составной части глобализации социальных отношений, вызывает у многих специалистов вопрос: «Не приведет ли чрезмерная «открытость» в таком взаимодействии к потере этнической самобытности этноса или государственного суверенитета?» Некоторые исследователи, говоря о том, что глобализация ведет к ослаблению возможностей государства контролировать сферу финансов, торговли, информатики, делают далеко идущие предположения об отмирании института государства и «конце географии». Государственная власть, пишет, например, С.Перегудов, «перетекает практически никому неподотчетные ТНК, а также финансово-политические организации типа МВФ, Всемирного банка, ВТО и другие. Таким образом, на глобальном уровне идеология «минимального государства» обретает свое законченное «идеальное» воплощение…».

    В свою очередь, возникновение глобальной экономики и утверждение на мировых рынках транснациональных корпораций явилось причиной возникновения целого социального слоя космополитической олигархии, ставящей себя выше национальных сообществ. Модернизация экономики, урбанизация и глобализация, как утверждает С.Хантингтон, принизили для многих людей важность их национальной идентичности, превратив ее в «нечто более камерное, более интимное». Такая ситуация, по мнению антиглобалистов, также ограничивает социо-культурный потенциал национальных сообществ и ставит под сомнение перспективы их национальной самоидентичности. Этническая и культурная однородность подавляющего большинства развитых стран, считают они, уходит в прошлое, тем самым усугубляя проблемы этнических и конфессиональных отношений внутри государств. Сегодня такая констатация рассматривается и многими кыргызскими исследователями. Например, Ч.Т.Нусупов пишет: «Глобализационный процесс, инициированный мировыми капиталистическими державами, ориентирован на тотальную форму навязывания примитивных по сущности политико–нравственных и художественно–эстетических стереотипов и доктрин западной массовой культуры слаборазвитым странам, включая и регионы постсоветского пространства». Другой исследователь, К.И. Исаев так же полагает, что «глобализация ведет к разрушению традиционных ценностей».

    Кроме того, нарастание внутренних проблем происходит на фоне постоянно увеличивающегося разрыва в уровне благосостояния и неравенства в «распределении выгод и издержек» глобализации между странами, находящимися на ее переднем крае, и теми, которые по существу оказались исключенными из глобальной системы.

    Большое влияние на оценку глобализации оказывает понимание сущности и роли данного явления в формировании будущего социокультурного пространства самих

    «глобалистов». Например, З.Бзежинский полагает, что «глобализация по своей сути означает глобальную взаимозависимость», которая совсем «не гарантирует равного статуса или даже равной безопасности всем странам». Напротив, интересы национальной безопасности США «требуют, чтобы последователи мусульманства начали рассматривать себя как такую же часть формирующегося глобального сообщества, что и ныне процветающие демократические страны планеты с другими религиозными традициями».

    Императивная форма подобных высказываний заставляет задуматься над тенденциями, проявившимися в последнее время в решении некоторых международных проблем. В частности, являются ли нравственные принципы необходимым компонентом современной парадигмы социального развития? Может ли новый «мировой порядок», воспринимаемый людьми как воплощение идей гуманизма и демократии, быть построен посредством применения силы?

    Понятно, подобные суждения и действия не могут не вызывать социального беспокойства. Очевидно, архетип силового решения международных проблем противоречит гуманистическим принципам мирового сообщества и представляет реальную угрозу его саморазрушения. Война, террор как способ разрешения конфликтов давно дискредитировали себя и в настоящее время все чаще проявляются как формы иррационального мышления.

    Представляется, что важнейшим элементом структуры «смыслового поля» современных социокультурных отношений является многовариантность цивилизационного и культурного устройства мира. Однако, различие культур - это не пропасть, разделяющая людей, а сфера взаимодействия и нахождения точек соприкосновения, прежде всего в философской рефлексии действительности. Поэтому, осмысливая суть происходящих трансформаций в обществе и отражая дух времени, в качестве основной парадигмы современного философского мышления должен выступать диалог. Тем самым преодолевается стереотип восприятия различий в культуре как угроза национальной идентичности, что так же значимо, поскольку вряд ли можно думать о каких-то целях в социальном развитии без определенной веры в силу человеческого духа, преодолевающего барьеры и препятствия между цивилизациями, которые, возможно, существовали целые столетия.

    Очевидно, что такое явление как глобализация имеет противоречивое значение. Она в одинаковой мере создает возможности для экономического и социокультурного роста, притока инвестиций и постепенного преодоления бедности; с другой стороны, содержит в себе опасность утраты национального контроля над основными экономическими и идеологическими ценностями общества. Достаточно мудро по этому поводу, в своём выступлении 27 апреля 2001г в Папской академии социальных наук, сказал глава римской католической церкви папа Иоан Павел II: «Сама глобализация apriori ни хороша, ни плоха. Она будет таковой, какой ее сделают люди».

    Обозначенный вектор в развитии мирового сообщества актуализирует вопрос межкультурной коммуникации и плюрализма. Могут ли, например, ценности, сформировавшиеся в рамках европейского мышления, быть реализованы там, где другой менталитет и иная политическая культура? Мнения по данному вопросу высказываются самые разные. Некоторые специалисты, например, А.Дугин, считает невозможным применение «западной» модели социального управления вне Европы. Более того,

    «претензии западной либеральной культуры» на свою «универсальность» рассматриваются им как одно из основных отрицательных свойств глобализации, которому необходимо противопоставить «мобилизацию национального самосознания». В особенности если «русские для Запада - это главные изгои, «евреи XXI века».

    Необходимо признать, что данная точка зрения начинает приобретать характер официальной доктрины России и ближайших её союзников. Так, заместитель директора Центра геополитических экспертиз В.Коровин, в своем докладе на заседании глав представительств в ОДКБ подчеркнул изменения вектора основных угроз, стоящих перед странами-членами ОДКБ. Изменения связаны с началом нового периода, который характеризуется возникновением новых угроз, исходящих от блока НАТО. По мнению В. Коровина «ОДКБ является одним из тех готовых инструментов, которые Россия может задействовать для переформатирования постсоветского пространства в ключе противостояния нарастающему давлению со стороны США в пользу своих геополитических интересов». Представитель Узбекистана подчеркнул важность и неизбежность геополитического подхода в формировании отношения ОДКБ к НАТО. В условиях геополитического противостояния, наш ответ, утверждает он, должен заключаться «в симметричной экспансии наших идей, нашей культуры, наших ценностей, которые должны не только вернуть свои позиции внутри наших стран, но и стать основным инструментом нашей экспансии в XXI веке», - заявил представитель Узбекистана.

    Фактически данные авторы вновь предлагают признать этноцентризм как исходный пункт социальных действий и как средство реализации коллективных интересов, как это имело место раньше, в тех философских концепциях, где национализм или «социальная сила национального сознания» рассматривались в качестве общего «побуждающего мотива» современной истории.

    Другие, напротив, считают, что всякие рассуждения о неком «особом» пути развития выражают лишь «чувство неуверенности в себе, присущее «лишним» людям, вечно вопрошающим «Что делать?». Представляется, что при таком «дихотомическом» понимании проблемы она не может быть решена. Ни столкновение цивилизаций, предполагающее «разность» и «разделение», ни понимание цивилизации как гомогенного целостного единства не соответствует реалиям современного мира с его повсеместным взаимопроникновением культур.

    Представляется, что ответ на поставленный вопрос следует искать в контексте взаимодействия культурной идентичности и универсальности цивилизационных норм бытия. Социальная трансформация в форме исторического прогресса, как известно, определяется способностью общества сформировать эффективную систему экономических, политических отношений, соответствующих его «культурно- историческому типу». При этом практика свидетельствует: наибольших успехов в оптимизации процессов жизнедеятельности сегодня демонстрируют те типы социальных систем, которые открыты для взаимопроникновения и взаимодействия культур. Примером такого понимания, рассматриваемых вопросов, является концепция «евразийской» модели гражданского общества. Данная модель строится на признании ряда принципиальных факторов.

    Во-первых, полиэтничность. Наличие данного фактора обусловлено этносоциальными процессами, происходящими в последнее время в мировом сообществе. Если раньше принадлежность к нации определялась на основе общности территории, языка, культуры, психологии и т.д., то сегодня мы имеем дело с реальностью, при которой данный подход утрачивает свое методологическое значение. Наличие или отсутствие одного или нескольких выше перечисленных признаков не может свидетельствовать о том, каким национальным самосознанием обладает индивид. Человек может не использовать родной язык в качестве рабочего или межкоммуникационного, редко сталкиваться с национальными обычаями и традициями, тем не менее, он продолжает осознавать себя представителем своего этноса наряду с другими своими соплеменниками.

    Эти и другие причины в сознании многих исследователей рождают апокалипсическую картину будущего в особенности тех народов, которые не относятся к «золотому миллиарду». Так, применительно к Кыргызстану, местный исследователь К.Байбосунов полагает, что «через 150 лет на нашей земле будет царствовать в основном технический симбиоз китайского, японского и английского языков. Кыргызским языком займутся лингвоархеологи,… Но это будет делом отдельных энтузиастов».

    Несомненно, родная речь, обряды и т.д. представляют собой важнейшие формы социальной памяти, благодаря которым возможно сохранение и развитие той или иной общности как нации. Вместе с тем вряд ли можно согласиться со столь пессимистичным предположением. Многие люди, оказавшись в силу различных обстоятельств в иной социокультурной среде, принимают ее нормы и ценности, язык, обычаи и т.д., при этом продолжают осознавать себя представителями той нации, к которой принадлежат этнически. Или напротив, будучи по происхождению представителями одной нации, они идентифицируют себя с той, чьи ценности и образ жизни они воспринимают как свои собственные. Многие жители Франции, Швеции или Германии азиатского или африканского происхождения считают себя французами, шведами и т.д., как и коренные жители этих стран. Данные факты говорят о том, что в таком сложном процессе, как национальная идентификация, помимо объективных условий – этнической, языковой принадлежности индивида - все большее значение, в том числе и в Кыргызстане, будет приобретать и субъективный фактор – собственное осознание личности того, к какой нации, культуре она принадлежит.

    В данном случае, важно отметить, что речь не идет об исчезновение ни того, ни другого. Национальная и культурная идентичность была и остается основой современных социальных общностей. Полиэтнизацию общества не следует путать с маргинализаций. Первое предполагает социальную консолидацию представителей различных этносов на основе общих (в этом смысле общенациональных) интересов. Второе - потерю этносом национальных и исторических корней, утрату собственной социокультурной среды.

    Другим фактором является толерантность, реальное демократическое общество невозможно представить без такого свойства людей, как терпимость к инакомыслию и сосуществованию различных форм духовной культуры. Признание первых двух условий евразийской модели демократического общества дает основание говорить о существовании такой формы его социокультурного бытия, как межкультурная коммуникация.

    Разумеется, диалог между цивилизациями имеет многоаспектный характер. Например, исторический ракурс предполагает постановку проблемы в качестве изначально-исторической обусловленности человеческого бытия в виде двух основных направлений цивилизационного развития: Восток - Запад. Культурологический аспект обнаруживает функциональную значимость архетипов культуры Востока и Запада, в том числе и как систем мышления.

    Основной задачей в рамках концепции диалога цивилизаций является формирование модели будущего общества на основе взаимодействия и взаимообогащения национальных культур. Именно диалог как парадигма мышления позволяет представить мир в его целостности и одновременно культурной разносторонности. Вполне оправданными в этой связи выглядят рассуждения А.Н.Кочергина о том, что и для русской, столь специфичной, по мнению многих исследователей, философии свойственен, прежде всего, диалогический метод понимания реальности. Более того, именно русская философия диалогизма, традиционно занимавшаяся духовными проблемами, по мнению автора, своей главной задачей имеет поиск принимаемых всеми людьми типа отношений, выработку ценностей, обеспечивающих сближение позиций Запада и Востока.21Современность, по выражению М.Фуко, это эпоха пространства, одновременности, непосредственного соседства и рассеянности, соответственно диалог как парадигма мышления и существования отражает степень самовыражения систем культуры и вместе с тем индивидуальные социальные характеристики общества.

    В «несиловом» варианте взаимодействия современная цивилизация способна трансформироваться в целостное образование с сохранением культурного разнообразия. Подобно тому, как основанная на рыночных отношениях глобализация питается за счет трансграничных коммерческих операций, культурное разнообразие развивается через диалог между обществами.

    Сохранение культурного разнообразия как возможности самовыражения, творчества и инноваций не должно противостоять межкультурной коммуникации. Взаимное узнавание и понимание цивилизационных основ жизни различных этносов является необходимым условием для диалога и взаимного уважения между народами. Разрешение возникающих при таком взаимодействии противоречий представляет собой в условиях глобализации основное условие социального развития.


    Заключение


    В заключении имеет смысл обозначить важнейшие этапы эволюции образования и искусства в глобальном мире. Формирование нового коллективного сознания в мировом образовательном пространстве, сознания способного изменить адекватность и эффективность человечества и существенно расширить границы его непосредственного взаимодействия с окружающим миром. Интеграция эволюции сознания с отдельно взятых индивидов на их коллективы, включающие не только отдельно взятые образовательные и культуросообразные организации, но и целые общества. - Качественное повышение значения культуры, в том числе (и в первую очередь) национальной, как фундаментальной основы формирующихся новых производительных сил, непосредственно связанных с общественным и личным сознанием. Известно, что 95% информации о внешнем мире обеспечивает человеку зрение. Его значение исключительно велико, ибо именно оно оказывает прямое воздействие на подсознание. И именно эта область не исследована и не нашла своего применения в образовательном пространстве многих стран.

    Принципиальное изменение самого механизма восприятия мира не только отдельным человеком, но и обществом в целом, так как это восприятие формируется глобальными средствами массовой информации с использованием информационных технологий. Последние в полной мере учитывают, что «картина сильнее слова». Поэтому не случайно В.И.Ленин обозначил один из главных лозунгов, лозунг «Из всех искусств для нас важнейшим является кино». На практике это означает начало – восприятия слова, связанного с логикой как с преобладающим типом мышления, - перехода к восприятию целостных образов, связанного с непосредственным воздействием на чувства. Задача информационных технологий такое восприятие существовало в искусстве в виде случайных творческих озарениях. Сегодня намечен путь вхождения в международное образовательное пространство, намечены ориентиры развития культуры. Роль человека в общении состоит в информационном обеспечении образцами культуры общей деятельности, а культура как информационное обеспечение жизни социума.

    Список используемых источников


    1. Алимов, В. В. Интерференция в переводе. На материале профессионально ориентированной межкультурной коммуникации и перевода в сфере профессиональной коммуникации / В.В. Алимов. - М.: КомКнига, 2019. - 232 c.

    2. Гениева, Е.Ю. Библиотека как центр межкультурной коммуникации / Е.Ю. Гениева. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2019. - 980 c.

    3. Григорьев, Б. В. Intercultural Communication / Межкультурные коммуникации / Б.В. Григорьев, В.И. Чумакова. - М.: Петрополис, 2019. - 404 c.

    4. Гришаева, Л.И. Введение в теорию межкультурной коммуникации. Гриф УМО ВУЗов России / Л.И. Гришаева. - М.: Академия (Academia), 2022. - 229 c.

    5. Авдеева, З.К. Деловые и межкультурные коммуникации. Учебник и практикум для академического бакалавриата / Зинаида Константиновна Авдеева. - М.: Юрайт, 2022. - 478 c.

    6. Корнилов, О. А. Контексты межкультурной коммуникации. Учебное пособие / О.А. Корнилов. - М.: КДУ, 2022. - 184 c.

    7. Леонтович, О. Введение в межкультурную коммуникацию / О. Леонтович. - М.: Гнозис, 2022. - 368 c.

    8. Михеева, Н.Ф. Испанский язык и межкультурная коммуникация / Н.Ф. Михеева. - Москва: ИЛ, 2019. - 475 c.

    9. Мошняга, Елена Викторовна Концептуальное пространство межкультурной коммуникации в туризме в условиях глобализации. Монография / Мошняга Елена Викторовна. - М.: Советский спорт, 2020. - 211 c.

    10. Муллагалиева, Л.К. Концепты русской культуры в межкультурной коммуникации. Словарь. 10-11 класс / Л.К. Муллагалиева. - М.: Ладомир, 2019. - 277 c.

    11. Садохин, А.П. Введение в теорию межкультурной коммуникации. Учебное пособие для бакалавриата / А.П. Садохин. - М.: КноРус, 2022. - 279 c.

    12. Таратухина, Ю. В. Деловые и межкультурные коммуникации. Учебник и практикум / Ю.В. Таратухина, З.К. Авдеева. - М.: Юрайт, 2020. - 324 c.

    13. Тен, Ю. П. Культурология и межкультурная коммуникация / Ю.П. Тен. - М.: Феникс, 2019. - 336 c.

    14. Тимашева, О. В. Введение в теорию межкультурной коммуникации / О.В. Тимашева. - М.: Флинта, 2022. - 687 c.

    15. Чуньбо, Юй Исследование прагматики в межкультурной коммуникации. Книга на китайском языке / Юй Чуньбо. - М.: Спутник+, 2019. - 206 c.

    16. Щетинина, А. Т. Английский язык. Перевод, межкультурная коммуникация и интерпретация языка СМИ / А.Т. Щетинина. - М.: СПбКО, 2020. - 160 c.


    написать администратору сайта