Главная страница

Философия. Post factum


Скачать 62.5 Kb.
НазваниеPost factum
Дата29.05.2019
Размер62.5 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаФилософия.doc
ТипДокументы
#79465

Подборка по базе: кр философия НЕ ДО КОНЦА.docx, Экз философия.docx, РЕферат философия.docx, Семинар 3. Философия..docx, Немецкая классическая философия.docx, МУ Философия з.о. Пузикова 2013.doc, Барабошина Философия МУ на 2015.docx, Вариант 8 философия.docx, Античная философия.doc, BIOS post.docx

Задание 8. Прочитайте отрывок из воспоминаний А. И. Герцена. Какую ситуацию в своей жизни он описывает? Определите данную ситуацию в терминах синергетики.

«Всякий человек, много испытавший, припомнит дни, часы, ряд едва заметных точек, с которых начинается перелом, с которых ветер тянет с другой стороны; эти знамения или предостережения вовсе не случайны, они последствия, начальные воспоминания готового вступить в жизнь, обличения тайно бродящего и уже существующего. Мы не замечаем эти психические приметы, смеемся над ними, как над просыпанной солонкой или погасшей свечей, потому что считаем себя несравненно независимее, нежели на деле, и гордо хотим управлять своей жизнью»

Эту интересную мысль Герцен выразил в связи со своей собственной семейной драмой. Он пережил сильное потрясение, когда его жена Натали погибла. А все начиналось в общем-то с каких-то мельчайших переломных деталей, событий, может быть, взглядов или встреч, которые сначала, нагромождаясь как снежный ком, привели к семейным неурядицам, а затем – к тяжелой болезни жены. Ее смерть от воспаления легких нельзя рассматривать как чисто случайную. Она была тесно увязана в общую цепь событий, в развитие сложных человеческих взаимоотношений. Этот этап личной жизни Герцена хорошо иллюстрирует, что самое незначительное событие может быть предвестником будущих поворотных событий в жизни человека, дуновением грядущего.

Наверное, каждый человек, поразмыслив о былом, согласится, что в решающих жизненных ситуациях перед ним открывалось, как правило, несколько дорог. Причем не всегда четко осознается, когда именно совершается этот решающий поворот. Часто только обернувшись назад, только post factum человек может сказать, что именно тот день или даже час, тот разговор или встреча были определяющими, предрешили его выбор и тем самым его судьбу. Поистине прав С.Кьеркегор, утверждая, что жизнь может быть понята только в обратном направлении, но она должна быть прожита – в прямом.

Наглядные представления бифуркаций, а в более общем плане – развиваемую здесь модель поля путей развития самоорганизующихся систем, можно соотнести с одним из древнейших архетипических образов человечества – образом мирового древа. Этот образ присутствует в мифологии практически всех народов Востока и Запада в самых различных культурно-исторических вариантах: «древо жизни», «древо познания», «древо восхождения», «столп мира», «генеалогическое (родословное) древо» и т.д. и т.п. Мировые древа – это различные версии модели организации мира, в которой интегрируются пространственные противоположности (верх – низ, небо – подземное царство). В этой модели снимаются и временные различия: прошлое, настоящее и будущее представляются синхронно, будь то в образе родословных связей (предки – нынешнее поколение – потомки) или в каком-либо ином [см. 33. С. 398–406]. То есть все возможности временного хода событий развертываются пространственно, конфигурационно в настоящем.

Образ мирового древа довольно глубоко встроен в структуру каждой человеческой личности. Известно, например, что он всплывает на определенных этапах развития детской психики, то есть связан с определенным онтогенетическим опытом. В некоторых особых состояниях человеческого сознания (медитирующем и подобных состояниях) также обнаруживается данный архетипический образ.

В рационализированном виде этот образ широко используется в различных областях современной науки. Вспомним хотя бы лингвистику с ее разветвленными схемами происхождения, скажем, индоевропейских языков из некоего единого источника – соответствующего праязыка, протоиндоевропейского языка.

Эволюцию биологических видов также нередко представляют в виде эволюционного дерева. Оно наглядно демонстрирует поле ветвящихся путей эволюции живой природы. Прохождение через точки ветвления – сделанный «выбор» – закрывает другие, альтернативные пути, и открывает новые перспективы, делая тем самым эволюционный процесс необратимым. Эволюционное дерево в биологии, по существу, аналогично диаграмме бифуркаций в синергетике.

В социальных науках при изображении «лестницы» государственного устройства и управления, иерархических структур власти и социальных отношений – пирамид власти – также издавна применялись и сохраняют значение по сей день схемы, уподобляющиеся образу мирового древа.
А «древа поиска», выводящиеся на дисплеи современных компьютеров и позволяющие быстро ориентироваться в гипертекстах электронных книг и в сложных системах ссылок на страницах Интернета, – не потому ли они столь эмоционально привлекательны для пользователей компьютеров, что резонируют с бессознательными архетипическими образами типа «древа познания», выводят на поверхность то, что скрыто таится в человеческой душе

Задание 9. В таблице представлены онтологические категории различных культур. Сравните их понимание с синергетическими представлениями. Заполните пустые ячейки.




Древнеиндийская философия

Древнекитайская философия (даосизм)

Греч. клас. философия и клас. запад. философия

Синергетика

Образ универсума

Дхарма

Дао

космос

Вселенная представляет собой единую целостную систему

структурирующие принципы универсума и его осознания

Целостность

недуальность

дуализм


Изоморфизм (греч. isos – равный, одинаковый + morphe – вид, форма)

Изменение, движение

периодические циклы

(сансара)

проявления Небытия


результат взаимодействия вещей посредством толчка

Диалектика - это учение, согласно которому мир пребывает в постоянном движении, развитии и изменении

Причинность

совместно-зависимое рождение элементов (дхарма)

Ритмы инь-ян или вечное возвращение

линейная причинность

Спонтанное возникновение действующей причины

Соотношение духовного и материального

все во всем

противопоставление формы и материи

противопоставление духа и тела

Глобальное мышление

Пространство, время

Дхарма не имеет ни времени, ни пространства время и пространство относительны




Время и пространство существуют независимо от материи

Будущее многогранно

Что есть Прекрасное? Что есть Истинная Красота?

Это непростые вопросы, ибо много во всех Пяти Мирах Существ, и каждое имеет свою точку хрения на этот счёт, а порой и не одну.

Но мы всё же попытаемся дать определение Прекрасному.

Обычно, говоря о Прекрасном, люди представляют себе весьма стереотипные образы.

Утренняя роса на листьях деревьев и трав, сверкающая в лучах рассветного Солнца...Снежинки, похожие на миниатюрные хрустальные звёздочки...Вечерние облака, расцветающие самыми необычными цветами и багровый диск Солнца, клонящегося ко сну...

Или лица красивых людей, их сияющие глаза, упругие, словно выточенные из камня тела их...Жар рыжего дня или муар чёрной ночи их волос...

Примеров много. Многие горожане считают Прекрасным, и не без оснований, величественную иль скромную архитектуру их городов...

Предметы искусства...Бессмертные творения художников, скульпторов, поэтов и писателей, даже современных дизайнеров, создающих безусловно красивые формы новых автомобилей или сотовых телефонов..

Так что же? Вот - Красота природы, вот Красота человеческая, вот Красота рукотворная. Эти Красоты причудливо переплетаются друг с другом, становясь друг другом, и вот мы видим лицо - как с картины, тело - как скульптуру, и Солнце в глазах; вот мы видим плавные формы технологических новинок, словно сотворённых самой природой.

Красота природы - первична, Красота человека и его творений же - вторична, как бы то ни было. И тут, надо думать, не найдётся тех, кто возразит.

Но только ли в этом Красота? Только ли это - проявления Прекрасного?

Для ответа на этот вопрос необходимо понять, что же чувствует человек, как на него снисходит понимание о том, что он видит или чувствует, является Прекрасным.

Это несложно. Приобщение к Прекрасному сродни чувству Любви, - оно возникает внезапно, захватывая всё существо человека, останавливая время, сметая всякие рамки и условности. Человеческий взгляд, видя проявления Прекрасного, останавливается на нём; объект его восхищения занимает центр открывающейся ему картины, исторгая всё остальное, ненужное, наносное куда-то за пределы периферического зрения. Дыхание перехватывает; человек не дышит, словно боясь спугнуть этот столь хрупкий миг, когда Прекрасное завладевает всем его разумом и чувствами.

Посмотрите на бабочку, что греется в лучах Солнца! Она расправила свои удивительные узорчатые крылья, и вы смотрите на неё не дыша; но стоит вам сделать одно лишь неловкое движение, как она, напуганная, стремительно улетит прочь, оставив вам лишь память о чудесном видении.

Также и Прекрасное. Случайно поймав взглядом нечто, заставляющее ваше сердце учащённо биться, а дыхание - замирать, вы любуетесь этим чудом, настоящим волшебством Прекрасного! Но бойтесь спугнуть его - не успеете вы и моргнуть глазом, как волшебное видение пропадёт, исчезнет, оставив лишь след в вашей памяти...

Но давайте подумаем.

Прекрасна природа во всём великолепии и многообразии своём, во всех красках Радуги, прекрасны поля и луга, устланные ковром из полевых цветов; прекрасны горы со снежными шапками на вершинах своих: снег искрится на Солнце, и кажется, что от горы, как от священной Фудзи, исходит божественное свечение, озаряющее своим благодатным сиянием всё вокруг; прекрасны леса, прекрасны мачтовые многометровые сосны, поскрипывающие на ветру, раскачивающем кроны их. Прекрасны водоёмы - от крохотного ручейка, прокладывающего себе путь по извилинам земли, до могучих рек, величественно несущих свои воды к бескрайним морям и океанам, уходящим далеко за горизонт...Прекрасно всё живое: и пугливая косуля, и юркие белки, и даже украшенные узорами пауки, смирно сидящие на паутинах - поистине чудесных конструкций, созданных природной инженерией.

Но скажите мне, - разве не прекрасны также и на первый взгляд бесплодные пустыни и степи, открывающие пытливому взгляду свои скромные чудеса, и оказывающиеся населены всяческой живностью, от антрацитовых жуков, что на заре собирают капельки росы, приподняв брюшко, до шустрых ящериц, изумляющих нас своей проворностью, и пугливых сусликов, изучающих свои территории большими удивлёнными глазами, и с невероятной проворностью прячущихся от настырных представителей рода людского?

А ведь считается, что пустыня бесплодна и мертва...

А скажите мне, разве не прекрасны грохочущие лавины, стремительно спускающиеся с гор снежными водопадами, сметающими всё на своём пути?

Да, они могут принести смерть, но человек вообразил, что нет на Земле места, ему недоступного; он, словно проводя сеанс инфернальной акупунктуры, утыкал тело Земли нефтяными вышками, в которых нет и не будет ничего прекрасного. И если человек волен причинять земле боль, то отчего же она не может платить ему той же монетой?

Смерть и разрушение. Люди считают, что это ужасно, что смерть не может быть Прекрасной, а разрушение всегда приносит боль и страдания.

Но вспомните великого японского писателя Юкио Мисиму и его, пожалуй, самый знаменитый роман "Золотой Храм".

Золотой Храм - воплощение Прекрасного. Он и есть - Прекрасное. Он олицетворяет собой Красоту почти во всех её проявлениях. Здесь красота природы соседствует с красотой рукотворной, вместе образуя удивительный, завораживающий ансамбль. Ведь без Солнца, подсвечивающего башенки Храма, он не был бы столь прекрасен, а Солнце становится ещё более прекрасным, играя на шпилях и мозаиках Храма. Великая Гармония, искусством которой владели мастера древности, воплотилась в этот шедевр, в этот гимн Прекрасному.

Но что же главный герой?

Он не очень красив, и постоянное соседство с Храмом, который он поначалу считает самым чудесным местом на Земле, вскоре начинает тяготить его. Он чувствует, что контраст между ним и Храмом неисчислимо велик, и что пока Храм существует, он, простой монах, будет всегда находиться в тени его неизбывной Красоты.

И тогда, подговариваемый своим другом-калекой, он решает уничтожить Храм.

И когда ему удаётся, казалось бы, сделать это - поджечь Храм, убить Красоту, он сначала чувствует, что отныне свободен. Но он наивен, ибо даже сожжённый, Храм всегда будет воплощением Прекрасного.

Образ Золотого Храма в романе Мисимы - это не столько образ здания, постройки, сколько Красоты в чистом виде. А Красота, сколько не пытайся её уничтожить, всё равно бессмертна, потому что живёт не только и не столько в объектах физической природы, сколько в памяти, в душах людей, навеки запечатлённая в их глазах. Красота принадлежит Тонкому Миру, а потому - бессмертна и вечна...

Но вернёмся к смерти. На этот раз - к смерти живого.

Умер человек. Когда-то живое, быстроногое, ловкорукое, востроглазое существо стало чем-то бледным, недвижным. Стало неживым.

Но в умершем человеке умерла ли его Красота?

Я готов биться о заклад, что вы скажете "да". "Да, - скажете вы, - она мертва. Её больше не существует."

И будете неправы.

Посмотрите на эту бледность лица. На недвижность тела. На широко открытые глаза, - что они увидели в последний миг?

Когда-то живой человек, - объект первого рода, - стал походить на мраморную статую. Он недвижим, и сердце его не бьётся; но, став объектом второго рода, он сохранил свою Красоту. Он стал подобен камню, он стал подобен снегу. Даже мёртвый, он красив. И хотя это Красота неживого, это всё же Красота.

Смерть эстетична - это знают почти все. Смерть красива - с этим способен согласиться не каждый.

Но это так.

Вспомните драму Антона Павловича Чехова "Чайка". Убитая чайка, раскинувшая белоснежные крылья, окрашенные багрянцем крови, красива. Она, эта подстреленная чайка, производит такое впечатление на главную героиню - Нину Заречную, - что она потом в некоем экстатическом трансе будет шептать: "Я - чайка, я - чайка.."

Смерть эффектна. Живая птица не произвела бы такого впечатление даже на впечатлительную актрису, так, как чайка мёртвая...

Говоря о смерти, я прежде всего имею в виду, что живое может умереть, но Прекрасное в нём - никогда. А Прекрасное и смерть преображает, делая её чем-то совершенно иным...

Теперь подумайте о человеке.

Как чудесно устроен он, как мастерски задуман!

Вам не понять убийц-маньяков. Вам противны расчленённые тела людей. Но с точки зрения маньяка нет ничего прекраснее, чем алая кровь на белом снегу. Чем чудесная симметрия органов человеческого тела. Чем только что извлечённое из груди сердце, ещё так долго бьющееся в руках, словно пойманная в силки птица: теплое, трепещущее.

Вы ведь любите красоту обнажённого тела? Так отчего ж вам претит красота раскрытого тела? Ведь природа этой Красоты одна и та же. Общество навязало вам свою мораль, свои догмы и законы. И для вас обнажённое тело - красиво, а раскрытое внушает вам отвращение и пробуждает в вас ужас.

А новорожденные младенцы? В крови, в околоплодной слизи, они являют собой Чудо Новой Жизни. Разве они не прекрасны? Разве не величественен, не сакрален жест врача, перерезающего пуповину? Разве не чудо - первый, надрывный крик крохотного Существа, заявляющего всем Мирам о своём появлении?

Но - довольно. Я вижу бледность ваших лиц. Вы пока ещё не умеете принимать Прекрасное во всех его проявлениях; не все вы. Хотя многим это дано.

Для вас пока довольно закатов и рассветов, росы и снежинок. Ручьёв. И многочисленных примеров Красоты рукотворной.

Но помните о том, что Радуга слишком многоцветна, а Жизнь - слишком многогранна, и Прекрасное - в каждом Цвете, и в каждой Грани.

И нет смерти для Красоты, но есть Красота для смерти.


Ом мани падме хум.

...

Посвящаю заслугу, созданную этим текстом, Жизни всего Сущего.


написать администратору сайта