Главная страница

реферат основные современные концепции философии науки. Основные современные концепции философии науки


Скачать 49.36 Kb.
НазваниеОсновные современные концепции философии науки
Дата07.06.2021
Размер49.36 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлареферат основные современные концепции философии науки.docx
ТипРеферат
#215193

С этим файлом связано 8 файл(ов). Среди них: имена+++.pdf, Otchet_o_praktike (восстановленный).docx, титЛист.docx, викторина.docx, Методическая разработка практикто-оринетированный семинар.docx, Книжный вор.pdf, rabochaia-proghramma-informatika-spo-mastier-po-ob.doc, конспект классного часа.docx.
Показать все связанные файлы
Подборка по базе: ОТ тема Основные требования законодательства РФ по охране труда., Эссе по философии.docx, Министерство образования и науки Российской Федерации.docx, В данной статье были рассмотрены основные критерии качества жизн, Реферат(17.11) Основные методы стратегического финансового анали, КР аксиомы науки о безопасности жизнедеятельности в техносфере.p, Л 9.2 Основные пожарные автомобили.doc, РП Основы философии.docx, Становление культурологии как науки реферат.doc, Становление культурологии как науки реферат.doc

ПРИДНЕСТРОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

им. Т. Г. ШЕВЧЕНКО

Институт государственного управления, права и

социально-гуманитарных наук

Кафедра музыкального образования

Направление подготовки 6.44.04.01 «Педагогическое образование»

Профиль подготовки «Музыкальное образование»

Магистратура

1 курс

Реферат

Тема: Основные современные концепции философии науки.

Выполнила студентка

Дойкова Екатерина Дмитриевна

2021 г.

ВВЕДЕНИЕ

Философия науки – философская дисциплина посвященная философскому осмыслению науки и научного знания, которая изучает проблемы возникновения науки, структуру, динамику, уровни и формы научного знания, средства и методы научного познания.

Философия науки – относительно молодая дисциплина философского знания, которая стала успешно и бурно развиваться в наше время в связи с развернувшейся научно-технической революцией XX столетия и заявила о себе не менее значимой, чем традиционные онтология и гносеология. Как философская дисциплина она представлена различными концепциями, которые предлагают ту или иную модель развития науки, различными подходами и взглядами.

Предметом философии науки являются общие закономерности научной деятельности по производству научных знаний, которые рассматриваются в их историческом развитии.

Актуальность. Каким же образом происходит развитие науки (как отдельной дисциплины, так и науки в целом)? Интерес к феномену науки, законам ее развития столь же стар, как и сама наука. С незапамятных времен науку исследовали и теоретически, и эмпирически.

К концу XX века философская теория развития науки считается в значительной степени сформированной. Концепции Т.Куна, К.Поппера и И.Лакатоса, Ст.Тулмина, П.Фейерабенда занимают достойное место в сокровищнице мировой философской мысли. Однако, в силу своей многогранности и актуальности вопросы философии науки продолжают приковывать к себе внимание философов и ученых различных специальностей.

Настоящая работа посвящена рассмотрению такого феномена в развитии науки, как научные революции, их причин, механизма и последствий.

Тема: Основные современные концепции философии науки.

Философия науки - фи­лософская дисциплина, наряду с философией истории, логикой, методологией, культурологией, исследующая свой срез рефлек­сивного отношения мышления к бытию, в данном случае к бы­тию науки. Она сосредоточена на выявлении роли и значимости на­уки, характеристик когнитивной, теоретической деятельности.

В литературе основными концепциями философии науки выделяют позитивизм, неопозитивизм, постпозитивизм:

Первый позитивизм

Основоположником позитивизма является французский философ Огюст Конт (30-е гг. XIX века), одна из основных работ которого так и называется — «Курс позитивной философии» («Cours de philosophie positive», 1830—1842 гг.). Именно Конт выдвинул идею об отрыве метафизики от науки. Также Конт считал, что единственным источником познания служит опыт. Никаких врождённых форм познания вроде априорных суждений Канта не существует. Близкие идеи высказывали также Герберт Спенсер, Джон Милль.

Конт сформулировал закон трех стадий — человеческое общество в своем развитии проходит через три стадии:

теологическая — люди объясняют природу через понятие Бога;

метафизическая — люди объясняют природу через абстрактные сущности;

позитивная — явлениям природы дается научное объяснение.

Конт ввел также классификацию наук, выделив астрономию, физику, химию, биологию, социологию (социальную физику).

Второй позитивизм (эмпириокритицизм)

Если создатели позитивизма были не профессиональными учёными, то второй позитивизм, напротив, характеризуется более тесной связью с наукой. Одним из лидеров этого направления был Эрнст Мах, внесший вклад в разработку целого ряда направлений физики (теоретической и экспериментальной механики, оптики, акустики и др.). Другим видным представителем второго позитивизма был Рихард Авенариус, профессор Цюрихского университета, также сочетавший занятия философией с разработкой конкретных наук — биологии и психологии. Перевод названия эмпириокритицизм — «Критика опыта».

Цель данного направления позитивизма — очистить опыт. Личный опыт выражается в понятиях, являющихся историческими конструкциями и зависящих от социальных отношений. Средства выражения опыта полны мифов, заблуждений, фантазий. Следовательно, требуется очистить опыт.

Эрнст Мах (Ernst Mach, 1836—1916) (основные работы: «Механика. Историко-критический очерк её развития», 1883; «Познание и заблуждение», 1905) критиковал механику Ньютона за введение понятий абсолютное пространство и время, поскольку они не наблюдаемы, а следовательно — фикции, поэтому их нужно изгнать из науки. Мах сформулировал принцип экономии мышления: наука имеет целью заменить, то есть сэкономить опыт, предвосхищая факты, а также принцип Маха: инерция тела зависит от действия всех остальных физических тел во Вселенной.

Третий позитивизм (Логический позитивизм)

Как направление философии науки, третий позитивизм (логический позитивизм, «Венский кружок» или неопозитивизм) возник из дискуссий группы интересующихся философией учёных-специалистов (математиков, физиков, социологов), которые в 20-х — 30-х годах регулярно собирались в Венском университете. Участники этого кружка были вдохновлены успехами двух видных мыслителей XX в.: Бертрана Рассела в области оснований математики («Principia Mathematica») и его ученика Л. Витгенштейна, положившего математические идеи Рассела в основание своей философии («Логико-философский трактат»). Логические позитивисты решили перенести логико-математические идеи Рассела и Витгенштейна на философию науки и построить её, подобно математике, аксиоматически. Базисом (аксиомами) должны были служить бесспорные эмпирические факты (т. н. «протокольные предложения»), а все теории должны получаться из базисных утверждений путём логических выводов.

Логический позитивизм выдвинул ряд требований в числе которых отказ от гегелевской метафизики понятий, так как невозможно получать новые знания только путем анализа понятий и их определений. Философия должна быть не системой абсолютного знания, а методом критического исследования. Задача философии: прояснения смысла понятий с помощью логического анализа.

Рассел и Л. Виттгенштейн разрабатывали концепцию логического атомизма. Их цель заключалась в том, чтобы создать логически совершенный язык, который обеспечит однозначное соответствие между словами и фактами.

Постпозитивизм

Постпозитивизм — собирательное название множества различных концепций, в чём-то схожих, а в чём-то друг другу противоречащих. Все они возникли как попытки преодоления недостатков позитивизма.

К основным концепциям современной философии науки относятся следующие исследования:

  • Фальсификационизм К. Поппера;

  • Концепция научных революций Т.Куна;

  • Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса;

  • Эволюционная модель развития научного знания С. Тулмина;

  • «Анархистская эпистемология» П. Фейерабенда.

Итак, рассмотрим все эти концепции поближе.

Фальсификационизм К. Поппера

Методологическая концепция Поппера получила название "фальсификационизма", так как ее основным принципом является принцип фальсифицируемости (принципиальная опровержимость утверждения, опровергаемость). У Поппера были и более глубокие, философские основания для того, чтобы сделать фальсификационизм ядром своей методологии. Он верит в объективное существование физического мира и признает, что человеческое познание стремится к истинному описанию этого мира. Он даже готов согласиться с тем, что человек может получить истинное знание о мире. Однако Поппер отвергает существование критерия истины — критерия, который позволил бы нам выделить истину из всей совокупности наших убеждений. Даже случайно натолкнувшись на истину в своем научном поиске, мы не можем с уверенностью сказать, что это — истина.

Ни непротиворечивость, ни подтверждаемость эмпирическими данными не могут служить критерием истины. Любую фантазию можно представить в непротиворечивом виде, а ложные верования часто находят подтверждение. В попытках понять мир люди выдвигают гипотезы, создают теории и формулируют законы, но они никогда не могут с уверенностью сказать, что из созданного ими истинно.

Нельзя выделить истину в научном знании, говорит Поппер, но постоянно выявляя и отбрасывая ложь, можно приблизиться к истине. Можно сказать, что научное познание и философия науки опираются на две фундаментальные идеи: идею о том, что наука способна дать и дает нам истину, и идею о том, что наука освобождает нас от заблуждений и предрассудков. Поппер отбросил первую, но во второй идее его методология нашла прочную объективную основу. В дальнейшем И. Лакатос и другие представители философии науки показали, что даже и ложность наших убеждений мы не можем установить с несомненностью. Так из методологии была устранена и вторая фундаментальная идея. Это открыло путь к полному скептицизму и анархизму.

Концепция научно-исследовательских программ И. Лакатоса

Лакатос, ученик Поппера, называл свою концепцию «усовершенствованным фальсификационизмом». Он ввёл понятие исследовательской программы, которое позволило более реалистично описать историю науки.

Только последовательность теорий, а не отдельную теорию можно классифицировать как научную/ненаучную. Ряд теорий представляет собой исследовательскую программу.

В структуру исследовательской программы входят:

- жёсткое ядро, содержащее неопровергаемые в рамках данной исследовательской программы допущения, постуаты;

- защитный пояс, состоящий из вспомогательных гипотез при этом часть из них могут быть модифицированы (приспособлены) без ущерба для «жесткого ядра» при столкновении с новыми контрпримерами;

- положительные эвристики - принятые правила работы в рамках программы;

- отрицательные эвристики - правила, указывающие на то, каких путей следует избегать.

«Исследовательская программа считается прогрессирующей тогда, когда она с некоторым успехом может предсказывать новые факты («прогрессивный сдвиг проблем»); программа регрессирует, если её теоретический рост отстает от её эмпирического роста, то есть когда она даёт только запоздалые объяснения либо случайных открытий, либо фактов, предвосхищаемых и открываемых конкурирующей программой («регрессивный сдвиг проблем»).

Если исследовательская программа прогрессивно объясняет больше, нежели конкурирующая, то она «вытесняет» её, и эта конкурирующая программа может быть устранена (или, если угодно, («отложена»).

Таким образом, чем больше прогрессирует программа Р1 тем больше трудностей это создает для прогресса программы Р2. В рамках исследовательской программы некоторая теория может быть устранена только лучшей теорией, то есть такой теорией, которая обладает большим эмпирическим содержанием, чем ее предшественница, и часть этого содержания впоследствии подтверждается».

Концепция научных революций Т.Куна

Кун ввёл в философию науки такие понятия, как научная парадигма, научное сообщество, нормальная наука и научная революция. По Куну, развитие науки происходит скачками.

Концепция социологической и психологической реконструкции и развития научного знания связана с именем и идеями Т.Куна, изложенными в его широко известной работе по истории науки «Структура научных революций». В этой работе исследуются социокультурные и психологические факторы в деятельности как отдельных ученых, так и исследовательских коллективов.

Кун считает, что развитие науки представляет собой процесс поочередной смены двух периодов — «нормальной науки» и «научных революций».

Научная революция – это смена научной парадигмы (от греч. parádeigma – пример, образец). Понятие «парадигма», введенное Куном – одно из ключевых понятий современной философии науки.

Парадигма – это признанные научным сообществом научные достижения, стандарты и правила научной практики, на основе которых в данный исторический период осуществляется постановка научных проблем и их решение, чем обеспечивается формирование и существование научной традиции.

Парадигма включает в себя:

1) теорию или группу теорий в данной научной области (законы, определения базовых терминов теории);

2) общепринятые образцы решения исследовательских задач в той или иной научной области;

3) философские (метафизические), мировоззренческие положения, задающие определенное видение бытия;

4) ценностные установки, влияющие на выбор направлений исследований. Под влиянием критики неопределенности понятия «парадигма» Кун уточнил его значение и ввел понятие «дисциплинарная матрица», в котором учитывается дисциплинарная принадлежность ученых, и система правил их научной деятельности. В современной литературе нередко употребляют понятие «парадигма» в уточненном значении дисциплинарной матрицы. Кун относил к парадигмам аристотелевскую динамику, птолемеевскую астрономию, ньютоновскую механику. Парадигма фиксируется в учебниках, классических трудах ученых в той или иной области научного знания и определяет круг научных проблем и способы их решения на длительный период, именуемый Куном периодом «нормальной науки».

«Нормальная наука» – это научная деятельность сообщества ученых между научными революциями. В этот период «спокойного функционирования» науки ученые работают в соответствии с принятыми моделями, правилами действия. Парадигма довольно строго регламентирует выбор научных проблем и способы их решения, что нередко приводит к формированию в научном сообществе невосприимчивости внешнего для парадигмы опыта. Творчество ученого в период «нормальной науки» ограничивается расширением области применения парадигмы и повышением ее точности. Концептуальные основания парадигмы при этом не затрагиваются, фактически происходит лишь количественное накопление знаний, кумуляция. Нормальная наука – кумулятивный процесс. Вместе с тем, в период нормальной науки, как показал Т.Кун, постепенно увеличивается число так называемых аномальных, необъяснимых фактов, подрывающих устойчивость парадигмы и ведущих, в конечном итоге, к ее кризису и научной революции, т.е. смене парадигмы. Соответственно, меняется отношение к предмету, методам и целям исследования, а нередко и сам предмет исследования. Создаются новые научные представления и методы, но они утверждаются в науке не автоматически. Сообщество и поколение ученых, разделявших старую парадигму, должно смениться новым научным сообществом, объединившимся вокруг новой парадигмы, лишь тогда можно утверждать, что научная революция состоялась. Понятие «парадигма с необходимостью соотносится с понятием «научное сообщество».

Парадигма – это то, что объединяет членов научного сообщества, и, наоборот, научное сообщество состоит из людей, признающих парадигму. Именно научное сообщество как субъект научной деятельности, опираясь на парадигму, осуществляет постановку и решение проблем. Ученого можно определить, как ученого лишь по его принадлежности к тому или иному научному сообществу. Смена парадигмы возможна только со сменой поколения ученых. Причем Кун подчеркивал, что изменение научного знания (переход от одной парадигмы к другой) напоминает скорее обращение в другую веру, чем рациональный процесс.

Эволюционная модель развития научного знания С. Тулмина

Концепция Стивена Тулмина стала одним из вариантов постпозитивизма, завоевавшим на Западе признание и популярность. В концепции Тулмина прогресс науки и рост знаний усматривается во все более глубоком понимании окружающего мира, а не в выдвижении и формулировании более истинных утверждений как предлагает Поппер (“более полное знание через более истинные суждения” Тулмин заменяет на более глубокое понимание через более адекватные понятия”).

Тулмин выделяет следующие основные черты эволюции науки:

1. Интеллектуальное содержание дисциплины, с одной стороны, подвержено изменениям, а с другой - обнаруживает явную преемственность.

2. В интеллектуальной дисциплине постоянно появляются пробные идеи или методы, таким образом, непрерывное возникновение интеллектуальных новаций уравновешивается процессом критического отбора.

3. Этот двухсторонний процесс производит заметные концептуальные изменения только при наличии некоторых дополнительных условий. Необходимо существование, во-первых, достаточного количества людей, способных поддерживать поток интеллектуальных нововведений; во-вторых, "форумов конкуренции", к которых пробные интеллектуальные нововведения могут существовать в течение длительного времени, чтобы обнаружить свои достоинства и недостатки.

4. "Интеллектуальная экология" любой исторической и культурной ситуации определяется набором взаимосвязанных понятий. "В любой проблемной ситуации дисциплинарный отбор "признает" те из "конкурирующих" нововведений, которые лучше всего отвечают "требованиям" местной "интеллектуальной среды". Эти "требования" охватывают как те проблемы, которые каждый концептуальный вариант непосредственно предназначен решать, так и другие упрочившиеся понятия, с которыми он должен сосуществовать".

Таким образом, вопрос о закономерностях развития науки сводится к двум группам вопросов: во-первых, какие факторы определяют появление теоретических новаций , во-вторых, какие факторы определяют признание и закрепление того или иного концептуального варианта.

«Анархистская эпистемология» П. Фейерабенда.

Позиция Фейерабенда, получила название “эпистемологического анархизма”. Целью Фейерабенда было, «убедить читателя в том, что всякая методология – даже наиболее очевидная – имеет свои пределы…».

Обладавший бурным темпераментом мятежный ученик К. Поппера и почитатель Л.Витгенштейна Пол Фейерабенд был настроен более радикально. Он довел критические аргументы исторической постпозитивистской критики до логического конца, что, явилось мощным средством разрушения устаревших догм.

Другим важным принципом концепции развития науки Фнйнрабенда является принцип теоретического и методологического плюрализма основанный на том, что «опровержение (и подтверждение) теории необходимо связано с включением ее в семейство взаимно несовместимых альтернатив».

Фейерабенд утверждает, что развитие науки идет не путем сравнения теорий с эмпирическими фактами, а путем взаимной критики несовместимых теорий, учитывающей имеющиеся факты.

Исходя из этого, он утверждает свой анархистский принцип: “единственным принципом, не препятствующим прогрессу, является принцип допустимо все. С этой точки зрения оказываются бессмысленными методологические критерии верификационизма и фальсификационизма, а также принципы соответствия, недопустимости противоречия, избегания гипотез, простоты и пр. Этот «анархистский» принцип, с точки зрения Фейерабенда, подтверждает история науки, которая демонстрирует, “что не существует правила,… которое в то или иное время не было бы нарушено… Такие нарушения не случайны… Напротив, они необходимы для прогресса науки” .

Позиция Фейерабенда напоминает позицию древнегреческих софистов. Последние указали на проблемы, которые затем решались Сократом, Платоном и Аристотелем. Проблемы высвеченные Фейерабендом, во многом были решены концепцией Куна, суть которой составляет система названных четырех взаимосвязанных понятий. В этом смысле куновскую концепцию (критическая часть которой, во многом совпадающая с критикой Фейерабенда, легла в основание постмодернизма) можно отнести к «постпостмодернизму», т.е. к позитивным концепциям, учитывающим проблемы, поставленные постмодернистами.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Витгенштейн Л. Логико-философский трактат / Пер. с нем.

И.С. Добронравова и Д.Г.Лахути; общ. ред. и предисл. Асмуса В.Ф. –

М.: Наука, 1958. – 133 с.

2. Западная философия XIX века. Под ред. Зотова А.Ф. – М.:

Проспект, 2015. 504 с

3. Карнап Р. Философские основания физики. – М.: Прогресс,

1971. – 390 с.

4. Крафт В. Венский кружок. Возникновение неопозитивизма. – М.: Идея-пресс, 2003. – 224 с.

5. Кун Т. Структура научных революций. – М.: Прогресс,

1975. – 288 с.

6. Поппер К.Р. Логика и рост научного знания. – М.: Прогресс, 1983. – 606 с.

7. Гилберт Дж., Малкей М. Открывая ящик Пандоры. Социальный анализ высказываний ученых. / пер. с англ. М.Бланко. – М.:

Прогресс, 1987. – 269 с.

8. Кун Т. Структура научных революций. – М.: Прогресс,

1975. – 288 с.

9. Лакатос И. Методология исследовательских программ:

пер. с англ. / И. Лакатос. – М.: ООО «Издательство АСТ» ЗАО НПП

«Ермак», 2003. – 380 с.

10. Поппер К.Р. Объективное знание. Эволюционный подход.

Пер. с англ.: Лахути Д.Г. Отв. ред.: Садовский В.Н. – М.: УРСС, 2002.

– 384 с.

11. Редько В.Г Моделирование когнитивной эволюции: на пути

к теории эволюционного происхождения мышления. – М.: ЛЕНАНД,

2015. – 256 с.

12. Тулмин С. Человеческое понимание – М.: Прогресс, 1984. –

327 с.

8. Фейерабенд П. Избранные труды по методологии науки /

пер. с англ. и нем. А.Л.Никифоров; общ. ред. и вступ. Ст.

И.С.Нарского. – М.: Прогресс, 1986. – 544 с.

9. Фоллмер Г. Эволюционная теория познания: врожденные

структуры познания в контексте биологии, психологии, лингвистики,

философии и теории науки (Пер. с нем.) – М.: Русский Двор, 1998. –

256 с.

Реферат: Теория относительности А.Эйнштейна

Введение

Принцип относительности – фундаментальный физический закон, согласно которому любой процесс протекает одинаково в изолированной материальной системе, находящейся в состоянии покоя, и в такой же системе в состоянии равномерного прямолинейного движения. Состояния движения или покоя определяются по отношению к произвольно выбранной инерциальной системе отсчета. Принцип относительности лежит в основе специальной теории относительности Эйнштейна.

Создав теорию относительности, Эйнштейн творчески завершил классическую физику электромагнитного поля и одновременно заложил основы нового учения о пространстве, времени и тяготении.

ТЕОРИЯ ОТНОСИТЕЛЬНОСТИ А. ЭЙНШТЕЙНА

Самым фундаментальным открытием XX в., оказавшим огромное влияние на всю картину мира, стало создание теории относительности.

В 1905 г. молодой и никому не известный физик-теоретик Альберт Эйнштейн (1879—1955) опубликовал в специальном физическом журнале статью под неброским заголовком «К электродинамике движущихся тел». В этой статье была изложена так называемая частная теория относительности.

По существу, это было новое представление о пространстве и времени, и соответственно ему была разработана новая механика. Старая, классическая физика вполне соответствовала практике, имевшей дело с макротелами, движущимися с не очень-то большими скоростями. И только исследования электромагнитных волн, полей и связанных с ними других видов материи заставили по-новому взглянуть на законы классической механики.

Опыты Майкельсона и теоретические работы Лоренца послужили базой для нового видения мира физических явлений. Это касается в первую очередь пространства и времени, фундаментальных понятий, определяющих построение всей картины мира. Эйнштейн показал, что введенные Ньютоном абстракции абсолютного пространства и абсолютного времени должны быть оставлены и заменены другими. Прежде всего, нужно отметить, что характеристики пространства и времени будут по-разному выступать в системах неподвижных и движущихся относительно друг друга.

Так, если измерить на Земле ракету и установить, что ее длина составляет, к примеру, 40 метров, а затем с Земли определить размер той же ракеты, но движущейся с большой скоростью относительно Земли, то окажется, что результат будет меньше 40 метров. А если измерить время, текущее на Земле и на ракете, то окажется, что показания часов будут разными. На движущейся с большой скоростью ракете время, по отношению к земному, будет протекать медленнее, и тем медленнее, чем выше скорость ракеты, чем больше она будет приближаться к скорости света. Отсюда следуют некоторые отношения, которые с нашей обычной практической точки зрения являются парадоксальными.

Таков так называемый парадокс близнецов. Представим себе братьев-близнецов, один из которых становится космонавтом и отправляется в длительное космическое путешествие, другой остается на Земле. Проходит время. Космический корабль возвращается. И между братьями происходит примерно такая беседа: «Здравствуй, – говорит остававшийся на Земле, – рад тебя видеть, но почему ты почти совсем не изменился, почему ты такой молодой, ведь с того момента, когда ты улетал, прошло тридцать лет». «Здравствуй, – отвечает космонавт, – и я рад тебя видеть, но почему ты так постарел, ведь я летал всего пять лет». Итак, по земным часам прошло тридцать лет, а по часам космонавтов только пять. Значит, время не течет одинаково во всей Вселенной, его изменения зависят от взаимодействия движущихся систем. Это один из главных выводов теории относительности.

Это совершенно неожиданный для здравого смысла вывод. Получается, что ракета, которая имела на старте некоторую фиксированную длину, при движении со скоростью, близкой к скорости света, должна стать короче. Вместе с тем в этой же ракете замедлились бы и ход часов, и пульс космонавта, и его мозговые ритмы, обмен веществ в клетках его тела, то есть время в такой ракете протекало бы медленнее, чем время у наблюдателя, оставшегося на месте старта. Это, конечно, противоречит нашим обыденным представлениям, которые формировались в опыте относительно малых скоростей и поэтому недостаточны для понимания процессов, которые развертываются с околосветовыми скоростями.

Теория относительности обнаружила еще одну существенную сторону пространственно-временных отношений материального мира. Она выявила глубокую связь между пространством и временем, показав, что в природе существует единое пространство-время, а отдельно пространство и отдельно время выступают как его своеобразные проекции, на которые оно по-разному расщепляется в зависимости от характера движения тел.

Абстрагирующая способность человеческого мышления разделяет пространство и время, полагая их отдельно друг от друга. Но для описания и понимания мира необходима их совместность, что легко установить, анализируя даже ситуации повседневной жизни. В самом деле, чтобы описать какое-либо событие, недостаточно определить только место, где оно происходило, важно еще указать время, когда оно происходило.

До создания теории относительности считалось, что объективность пространственно-временного описания гарантируется только тогда, когда при переходе от одной системы отсчета к другой сохраняются отдельно пространственные и отдельно временные интервалы. Теория относительности обобщила это положение. В зависимости от характера движения систем отсчета друг относительно друга происходят различные расщепления единого пространства-времени на отдельно пространственный и отдельно временной интервалы, но происходят таким образом, что изменение одного как бы компенсирует изменение другого . Если, например, сократился пространственный интервал, то настолько же увеличился временной, и наоборот.

Получается, что расщепление на пространство и время, которое происходит по-разному при различных скоростях движения, осуществляется так, что пространственно-временной интервал, то есть совместное пространство-время (расстояние между двумя близлежащими точками пространства и времени), всегда сохраняется, или, выражаясь научным языком, остается инвариантом. Объективность пространственно-временного события не зависит от того, из какой системы отсчета и с какой скоростью двигаясь наблюдатель его характеризует. Пространственные и временные свойства объектов порознь оказываются изменчивыми при изменении скорости движения объектов, но пространственно-временные интервалы остаются инвариантными. Тем самым специальная теория относительности раскрыла внутреннюю связь между собой пространства и времени как форм бытия материи. С другой стороны, поскольку само изменение пространственных и временных интервалов зависит от характера движения тела, то выяснилось, что пространство и время определяются состояниями движущейся материи. Они таковы, какова движущаяся материя.

Таким образом, философские выводы из специальной теории относительности свидетельствуют в пользу реляционного рассмотрения пространства и времени: хотя пространство и время объективны, их свойства зависят от характера движения материи, связаны с движущейся материей.

Идеи специальной теории относительности получили дальнейшее развитие и конкретизацию в общей теории относительности, которая была создана Эйнштейном в 1916 году. В этой теории было показано, что геометрия пространства-времени определяется характером поля тяготения, которое, в свою очередь, определено взаимным расположением тяготеющих масс. Вблизи больших тяготеющих масс происходит искривление пространства (его отклонение от евклидовой метрики) и замедление хода времени. Если мы зададим геометрию пространства-времени, то тем самым автоматически задается характер поля тяготения, и наоборот: если задан определенный характер поля тяготения, расположения тяготеющих масс относительно друг друга, то автоматически задается характер пространства-времени. Здесь пространство, время, материя и движение оказываются органично сплавленными между собой.

Особенность созданной Эйнштейном теории относительности в том, что в ней исследуется движение объектов со скоростью, приближающейся к скорости света (300 000 км в секунду).

В специальной теории относительности утверждается, что с приближением скорости движения объекта к скорости движения света «временные интервалы замедляются, а длина объекта сокращается» .

Общая теория относительности утверждает, что вблизи больших полей тяготения время замедляется, а пространство искривляется. В сильном поле тяготения кратчайшим расстоянием между точками будет уже не прямая, а геофизическая кривая, соответствующая кривизне гравитационных силовых линий. В таком пространстве сумма углов треугольника будет больше или меньше 180°, что описывается неевклидовыми геометриями Н. Лобачевского и Б. Римана. Искривление светового луча в поле тяготения Солнца было проверено английскими учеными уже в 1919 г. во время солнечного затмения.

Если в специальной теории относительности связь пространства и времени с материальными факторами выражалась лишь в зависимости от их движения при абстрагировании от влияния гравитации, то в общей теории относительности раскрывалась их детерминированность структурой, характером материальных объектов (вещество и электромагнитное поле). Выяснилось, что гравитация влияет на электромагнитное излучение. В гравитации была найдена связующая нить между космическими объектами, основа упорядоченности в Космосе, сделан общий вывод о структуре мира как сферическом образовании.

Теорию Эйнштейна нельзя рассматривать как опровержение теории Ньютона. Между ними существует преемственность. Принципы классической механики сохраняют свое значение и в релятивистской механике в пределах малых скоростей. Поэтому некоторые исследователи (например, Луи де Бройль) утверждают, что теория относительности в определенном смысле может рассматриваться как венец именно классической физики.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Специальная теория относительности, построение которой было завершено А. Эйнштейном в 1905 году, доказала, что в реальном физическом мире пространственные и временные интервалы меняются при переходе от одной системы отсчета к другой.

Система отсчета в физике - это образ реальной физической лаборатории, снабженной часами и линейками, то есть инструментарием, с помощью которого можно измерять пространственные и временные характеристики тел. Старая физика считала, что если системы отсчета движутся равномерно и прямолинейно относительно друг друга (такое движение называется инерциальным), то пространственные интервалы (расстояние между двумя близлежащими точками) и временные интервалы (длительность между двумя событиями) не меняются.

Теория относительности эти представления опровергла, вернее, показала их ограниченную применимость. Оказалось, что только тогда, когда скорости движения малы по отношению к скорости света, можно приблизительно считать, что размеры тел и ход времени остаются одними и теми же, но когда речь идет о движениях со скоростями, близкими к скорости света, то изменение пространственных и временных интервалов становится заметным. При увеличении относительной скорости движения системы отсчета пространственные интервалы сокращаются, а временные растягиваются.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Кассирер Э. Теория относительности Эйнштейна. Пер. с нем. Изд. Второе, 2008. 144 с.

2. Кузнецов В.Г., Кузнецова И.Д., Миронов В.В., Момджян К.Х. Философия: Учебник. - М.: ИНФРА-М, 2004. - 519 с.

3. Философия: Учебник / Под ред. проф. В.Н. Лавриненко. — 2-е изд., испр. и доп. — M.: Юристъ. 2004

4. Философия: Учебник / Под ред. проф. О.А. Митрошенкова. - М.: Гардарики, 2002. - 655 с.

5. Эйнштейн А. Физика и реальность: Собр. научн. тр. Т. 4. – М., 1967.

Реферат

Тема : Антропный принцип

ВВЕДЕНИЕ

Антропный принцип вовсе не изобретение второй половины ушедшего XX столетия, как может показаться при первом рассмотрении, он так же стар, как вся известная нам западноевропейская цивилизация. Достаточно вспомнить древнегреческих мудрецов с их изречениями: «Познай самого себя, и ты познаешь богов и Вселенную» (Солон), «Человек мера всех вещей: существующих, что существуют, несуществующих, что не существуют» (Протагор) или древнекитайского мыслителя Лаоцзы с одной из его многочисленных сентенций: «Тот, кто знает других -- мудрец. Кто знает себя -- посвященный» (общепризнанные посвященные Рама, Кришна, Гермес, Моисей, Орфей, Пифагор, Платон, Иисус), а в Новое время вспомнить аксиому французского мистика Клода де Мартена: «Должно изучать Природу по человеку, а не человека по Природе».

С сожалением приходится признать, что, замысленная (заповеданная) в античное время, антропная программа в западной культуре в течение всего исторического времени не выполнялась. Причиной тому стал, во-первых, принятый и жестко контролируемый со средневековья церковью креационизм, получивший и в науке официальный статус. Способствовало неисполнению античной антропной заповеди, во-вторых, утвердившееся в науке картезианское мышление, рассматривающее человека как элементарный механизм, по простоте (или сложности) сравнимый, скажем, с часами. В оккультизме же одной из ветвей мистических учений, конечно, на задворках официальной науки и культуры, напротив, идея о превосходстве человека над остальным миром поддерживалась. Кстати, как отмечает Ф. Капра в «Дао физики», первым европейским мистиком можно считать Гераклита, но мистические его взгляды не получили развития, оказались невостребованными и были заменены впоследствии рационалистическими взглядами Аристотеля, получившими в средние века божественный статус.

В развитие античных антропных заповедей мистиками утверждалось, что человек содержит в своем существе проявления трех миров или трех начал: материального, происходящего из физического мира; жизненного, исходящего из вселенной (астрала); и духовного начала (бессмертного духа, называемого в философии душой), проистекающего из мира божественного. Тем самым, человек подчиняется всем законам, действующим в этих трех мирах, и поименован поэтому микрокосмом, или маленьким миром, будучи точным отражением макрокосма или Вселенной.

Таким образом, оккультисты, мистики утверждали ранее и утверждают сейчас, что изучением человека можно достигнуть определения всех законов, управляющих физическим, астральным и божественным мирами. Важно отметить, что человек и Вселенная рассматриваются ими в единстве порождения и неразрывности их связи, что для нас является ключевым в антропном принципе.

Антропный принцип

Антро́пный при́нцип — аргумент «Мы видим Вселенную такой, потому что только в такой вселенной мог возникнуть наблюдатель, человек». С точки зрения физики, этот принцип объясняет, почему в наблюдаемой нами Вселенной имеет место ряд нетривиальных соотношений между фундаментальными физическими параметрами, которые необходимы для существования разумной жизни.

По мнению Г. Е. Горелика, которое разделяют многие другие учёные, «антропный принцип в сущности принадлежит пока не физике, а метафизике»

Часто выделяют сильный и слабый антропные принципы.

Слабый антропный принцип: во Вселенной встречаются разные значения мировых констант, но наблюдение некоторых их значений более вероятно, поскольку в регионах, где величины принимают эти значения, выше вероятность возникновения наблюдателя. Другими словами, значения мировых констант, резко отличные от наших, не наблюдаются, потому что там, где они есть, нет наблюдателей.

Сильный антропный принцип: Вселенная должна иметь свойства, позволяющие развиться разумной жизни.

Различие этих формулировок можно пояснить так: из сильного принципа вытекает слабый, но не наоборот

Термин «антропный принцип» впервые предложил в 1973 году английский физик Брэндон Картер. Первыми её ясно высказали физик А. Л. Зельманов в 1955 году и историк науки Г. М. Идлис на Всесоюзной конференции по проблемам внегалактической астрономии и космологии (1957).[7] В 1961 году ту же мысль опубликовал Р. Дикке.

Вместе с тем антропный принцип пока не получил общепринятой формулировки. Среди формулировок антропного принципа встречаются и явно эпатирующие, тавтологические (типа «Вселенная, в которой мы живем, – это Вселенная, в которой живем мы», и т.п.).

Различают три варианта формулировок принципа: слабую, сильную и сверхсильную. Кратко в слабой формулировке он гласит: физическая Вселенная, которую мы наблюдаем, представляет собой структуру, допускающую нагие присутствие как наблюдателей. Расширенно и подробно эту формулировку раскрыли американские физики Берроу и Типлер. Их формулировка слабого варианта антропного принципа такова: «Наблюдаемые значения всех физических и космических величин не произвольны. Они в значительной мере принимают значения, которые ограничены требованием наличия региона, в котором могла возникнуть жизнь на базе углерода, и требованием к возрасту Вселенной, достаточным для того, чтобы это уже произошло». В какой-то степени приведенные формулировки представляется тавтологией, вроде этой: наблюдатель наблюдает Вселенную, допускающую наблюдение. Есть ли в этом какой-то смысл? Вроде бы и есть, и даже не совсем простой.

Во-первых, слабый вариант принципа напоминает о теориях где надо учитывать наблюдателя. В классической науке, благодаря картезианско-ныотоновской формулировке, наблюдателю места нет, а вот в неклассической и в постнеклассической науке наблюдатель уже учитывается. В таком случае принцип играет роль «фильтра» для отбора теорий, причем фильтра чрезвычайной плотности, из-за отмечавшейся выше тонкой согласованности законов и констант.

Во-вторых, слабый вариант принципа обращает внимание на то, что возможности для жизни тесно связаны с законами природы и с общекосмическим (вселенским) развитием (космогенезом), и их не следует воспринимать и рассматривать независимо друг от друга. Если, как оказалось, жизнь все же возникла, то, может быть, она была изначально преднамеренна, заранее запланирована? Но тогда мы вправе задать вопрос: Кто или Что за всем этим стоит? Пока мы не будем пытаться дать ответ на этот естественный вопрос.

В-третьих, слабый вариант принципа указывает на случайное появление наблюдающего разума, отрицает жесткий классический детерминизм необходимости в произошедшем, в случившемся в этом мире. Это представляется как будто наиболее естественным, но вряд ли научным, так как мы знаем сейчас почти безграничные возможности науки, и был бы грех все списать на счастливый случай.

Анализируя этот вариант антропного принципа, академик Никита Моисеев сформулировал ряд постулатов:

1) Вселенная представляет собой единую саморазвивающуюся систему. По нашему убеждению, Вселенная столь стара, что «забыла» о своем начале, а поэтому никак не может быть единой, представляя собой, скорее, несвязанное, несчетное множество метагалактик, в одной из которых нам привелось жить.

2) Во всех процессах, имеющих место во Вселенной, неизбежно присутствуют случайные факторы, влияющие на их развитие. В обзорной статье Дмитрия Чернавского о проблеме возникновения жизни, показывается безнадежность случайных факторов для возникновения не то что самой жизни, а даже элементов жизни (ДНК, РНК и т. д.) за какое-либо разумное время, превосходящее время существования нашей метагалактики на 100, 1000 и более порядков.

3) Во Вселенной властвует наследственность.

4) В мире властвуют законы, являющиеся принципами отбора. Весьма сомнительное утверждение, практически неподтверждение так называемой эволюцией жизни по Дарвину. В противовес этому можно найти определение, относящееся к понятию информация в науках о живой природе, данное Г. Кастлером: «Информация есть запомненный выбор одного варианта из нескольких возможных и равноправных». В проблемах жизни и антропного принципа речь должна идти не об отборе, а о выборе. 5. Принципы отбора допускают существование бифуркационных состояний, в которых дальнейшая эволюция оказывается принципиально непредсказуемой. О роли отбора сказано только что выше, а вот о бифуркационных состояниях и последующей непредсказуемости можно сказать следующее. Каждая новая грандиозная проблема в науке вызывала к жизни новую математику. Так было с исчислением бесконечно малых Ньютона и Лейбница в механике, с векторным анализом и теорией поля в электродинамике Максвелла, с римановой геометрией для теории тяготения Эйнштейна, с теорией бесконечномерных пространств Гильберта для квантовой механики, теорией групп Эвариста Галуа и Софуса Ли для унитарных теорий физики элементарных частиц; примеры можно множить.

Проблема антропного принципа непременно потребует, уже требует новой математики, в которой должна будет отразиться безмерная неопределенность выбора (полифуркационность) в каждом состоянии, в каком оказывается весь совокупный мир. Но есть и другая точка зрения — вообще отказаться от математики, что породит новую философию науки. Эта точка зрения, скорее, мечта, была высказана как-то выдающимся американским физиком-теоретиком Ричардом Фейнманом в одной из аспирантских аудиторий: «Меня всегда беспокоило, что, согласно физическим законам, как мы понимаем их сегодня, требуется бесконечное число логических операций в вычислительной машине, чтобы определить, какие процессы происходят в сколь угодно малой области пространства за сколь угодно малый промежуток времени. Как может все это уложиться в крохотном пространстве?

Существует сильная и сверхсильная формулировки антропного принципа. Жизнь, в таком варианте сильного принципа, является целью Вселенной; здесь мы имеем дело с телеологическим высказыванием (берущим свое начало от Аристотеля). Такое утверждение логически возможно, но оно не вскрывает причину (каузальность) наблюдаемой жизни. Наблюдаемая въявь, т. е. жизнь, всего лишь постулируется. Более того, телеологическая модель объяснения мира принципиально неопровержима, что, в соответствии с критерием фальсифицируемости знания по Карлу Попперу, делает данное утверждение ненаучным. Или, если сам сильный вариант принципа справедлив, то на него не следует распространять указанный критерий научности, полагая, что на подобного сорта проблемы (проблемы Бога и его творений) мы и посягать не вправе.

Решение предлагается в сверхсильной формулировке антропного принципа. Она постулирует известное равенство между человеком и Богом, но не превосходство Бога над этим миром и человеком. Ни одна из упомянутых сторон не может существовать без другой. Но если положение о зависимости человека от Природы банально, то обратная гипотеза о зависимости Природы от человека пока еще достаточно нетривиальна.

Как нетрудно догадаться, сильный принцип прямо и без всяких обиняков призывает нас признать библейский миф о сотворении мира де-юре и де-факто. Слабый вариант принципа также по существу «снимает шляпу» перед креационизмом, хотя и пытается это скрыть. Парадокс состоит в том, что кто-то -либо надприродный Бог, либо Природный человек, но скорее они вместе, обязаны поддерживать бытие мира.

Надо помнить, что мы не вправе забывать никогда, что Вселенная держится на плечах человека. Вот это, пожалуй, пока самый главный итог попыток обоснования, понимания и толкования антропного принципа, итог скорее философский, чем естественнонаучный.

Литература:

1. Barrow J.D., Tipler F.J. The Anthropic Cosmological Principle. Oxf., 1986;

2. Астрономия и современная картина мира. M., 1996.

3. Антропный принцип в научной картине мира. М.: Институт философии РАН, 2008. - 131 c. ISBN 9785998919145.

4. Антропный принцип в структуре научной картины мира: (история и современность): материалы Всесоюзного семинара, 28-30 ноября 1989 г. Ч. 1. - Л., 1989. - 83 с.

5. Балашов Ю. В. Антропный принцип в космологии: 16 лет спустя // Земля и Вселенная. — 1990. — № 4. — С. 32-36.

6. Девис П.. Случайная Вселенная. М.: Мир. 1985.

7. Сутт Т. Я. Идея глобального эволюционизма и принцип антропности. М.: Ин-т философии АН СССР, 1986.

8. Горохов В. Г. Концепции современного естествознания. -- М., 2003. -- 412 с.

9. Степин В. С., Горохов В. Г., Розов М. А. Философия науки и техники. -- М., 1995. -- 384 с.

10. Крюков Р. В. Концепции современного естествознания (конспект лекций). -- М., 2005. -- 176 с.

11. Галимов Э. М. Феномен жизни: между равновесием и нелинейностью. Происхождение и принципы эволюции. -- М., 2001. -- 256 с.

12. Князева Е. Н., Курдюмов С. П. Законы эволюции и самоорганизации сложных систем. -- М., 1994



написать администратору сайта