Главная страница
Навигация по странице:

  • | Позитивизм 0. Конта, Г. Спенсера, Дж.С. Милля

  • 12

  • отчет. Основные этапы развития философии науки


    Скачать 77.14 Kb.
    НазваниеОсновные этапы развития философии науки
    Анкоротчет
    Дата10.06.2021
    Размер77.14 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файла1-9.ocr.docx
    ТипГлава
    #216536

    С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: cxccxvxcv.docx.
    Показать все связанные файлы
    Подборка по базе: Основы Философии_Рыжков И.В..docx, Курсовая работа. Цикличность экономического развития. Причины ци, Реферат философия ЧЕЛОВЕК В ЗЕРКАЛЕ РУССКОЙ РЕЛИГИОЗНОЙ ФИЛОСОФИ, философия этапы.docx, MD1.1 Основные элементы.docx, Реферат на тему «Проблема соотношения веры и разума в средневеко, Внешкольные организации дополнительного образования как ресурсны, Сущность философии постмодерна.docx, Эссе по философии.docx, экон жффективность предприятия каак фактор его устойивого развит

    Глава 1

    ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ ФИЛОСОФИИ НАУКИ

    Становление философии науки в качестве относительно само­стоятельной области исследований было обусловлено двумя взаимо­связанными группами факторов: во-первых, изменениями в самой философии, появлением в ней новых стратегий исследования; во-вто­рых, потребностями науки в разработке нового типа се философско- методологического обоснования.

    Классическая философия была ориентирована на построение завершенных и всеобъемлющих систем, которые претендовали на статус абсолютной истины. В философии Нового времени такие си­стемы в большинстве своем стремились опираться на достижения науки. Вместе с тем свойственное философам классического этапа стремление создавать законченные философские системы, претен­дующие на последнюю и окончательно истинную картину мирозда­ния (природы, общества и мышления), нередко навязывали науке не­адекватные представления о мире. Включение научных достижений в прокрустово ложе заранее построенной философской системы часто приводило к ложным научным результатам или искаженной интерпретации достижений. Натурфилософские построения, как от­мечал Ф. Энгельс, подчас содержали гениальные догадки, но вместе с тем в них было и немало всяческого вздора.

    С середины XIX в. в философии начинают формироваться новые подходы. Возникает’ критическое отношение к классическому идеалу последней и абсолютно истинной философской системы. Философия осознает себя как развивающаяся система знания, которая, подобно науке, не заканчивается ни на одном этапе своего развития достиже­нием окончательной и всеобъемлющей картины мироздания. Одно­временно философия в этот период все больше начинает обращать внимание на специфику познания и знания нс только в науке, но и в других областях культуры — искусстве, морали, политическом и пра­вовом сознании, обыденном мышлении, религиозном опыте и т. п.

    Проверяя свои построения путем их постоянного соотнесения с реальным развитием различных сфер культуры, отдельные области философского знания начинают ббрстать относительную самостоя­тельность. Они конституируются в качестве специальных философ­ских дисциплин (онтология, теория познания, этика, эстетика, фило­софия религии, философия прав^, философия науки и т. п.). Этот про-

    цесс специализации философских исследований занял длительный период. Он наметился примерно в середине XIX в. и получил относи­тельно завершенную форму уже в XX столетии.

    Другой процесс, обусловивший выделение философии науки в осо­бую сферу исследований, был связан с потребностями самой науки.

    К середине XIX в. каждая научная дисциплина стала развивать свои представления об исследуемой реальности и свои методы. Разруши­лось прежнее единство науки, которое в XVII — XVIII вв. обеспечива­ло господство механической картины мира, идеалов и методов меха­нистического объяснения. Возникла острая проблема состыковки раз­личных представлений о реальности, вырабатываемых в различных науках, воссоздания на новой основе целостной научной картины мира. В свою очередь, решение этой проблемы предполагало вы­работку новых методологических подходов, в противовес принципам механистического редукционизма, и новых философских оснований науки, которые должны были заменить широко распространенную в науке XVII — XVIII вв. философию механицизма.

    В контексте всех этих проблем формировалась философия науки как область философского знания, нацеленная на разработку мето­дологических и мировоззренческих проблем науки.

    Исторически так сложилось, что в западной философии науки вначале господствующее положение заняли идеи позитивизма. Как направление в философии позитивизм прошел три э тапа развития: первый позитивизм XIX в. (О. Конт, Г Спенсер, Дж.С. Милль); второй позитивизм — эмпириокритицизм (Э. Мах, Р Авенариус и другие); третий позитивизм — неопозитивизм, или логичсекий позитивизм (ра­боты Б. Рассела и Л. Витгенштейна 20 — 30-х гг XX в. « Венский кру­жок» — М. Шлик, Р Карнап, Ф. Франк, В. Крафт, Р Мизес, О. 11ейрат,

    Г Ган, К. Гедель и другие, «Берлинское общество эмпирической фи­лософии»— Г Рсйхенбах, В. Дубислав, К. Гсмпель, принимавший так­же участие в работе «Венского кружка», и другие).

    Через все три этапа развития позитивизма проходит общая идея, которая в неопозитивизме была сформулирована как программа «ре­конструкции философии». Справедливо критикуя нагурфилософские построения, которые часто навязывали науке неадекватные умозри­тельные образы изучаемых ею объектов и процессов, позитивизм пе­ренес эту критику на философию в целом. Так возникла идея очище­ния науки от метафизики (где под метафизикой понимались фунда­ментальные идеи и принципы философии). Но ускоряющееся развитие науки остро ставило проблемы своего философско-методо­логического обоснования. Наука все чаще сталкивалась с необходи­мостью корректировать применительно к новым объектам исследо­вания ранее сложившиеся в ней методологические принципы объяс­нения, описания, обоснования и доказательности знания. Изменение \ 3

    научной картины мира под влиянием новых фундаментальных откры­тий меняло прежние мировоззренческие образы.

    Все эти проблемы учитывались позитивизмом. Он сохранил идею философии как методологии науки, но полагал, что развивать эту об­ласть знания следует без обращения к «философской метафизике», средствами самой науки. Эта программа была сформулирована в пер­вом позитивизме и затем с небольшими модификациями выдвигалась на всех его последующих этапах.

    | Позитивизм 0. Конта, Г. Спенсера, Дж.С. Милля

    (первый позитивизм)

    Позитивистская концепция соотношения философии и науки

    Родоначальник позитивизма О. Конт (1798 — 1857) был учеником А.-К. Сен-Симона (1760— 1825), известного мыслителя конца XVIII — начала XIX в. (в марксистской литературе его относили к социалистам- утопистам). Сен-Симон отстаивал идею научности как высшего этапа человеческого познания. Соответственно, он полагал, что следует пе­ренести точные методы на изучение общества и сформировать соци­альную науку по образу и подобию наук о природе. О. Конт воспринял и развил эту идею Сен-Симона. Он считается одним из первых созда­телей социологии как науки об обществе, имеющей самостоятельный статус, отпочковавшейся от философии так же, как в свое время выде­лились из нее естественные науки.

    Важным условием прогресса науки О. Конт считал переход от метафизики к позитивной философии. Термин «позитивный» О. Конт применял как характеристику научного знания. Позитивное в его трак­товке — это реальное, достоверное, точное и полезное знание в про­тивоположность смутным, сомнительным и бесполезным утвержде­ниям и представлениям, которые часто имеют хождение в обыден­ном сознании и метафизических рассуждениях.

    Употребляя термины «научный», «позитивный» как синонимы, О. Конт выражал то оценочное отношение к науке, которое склады­валось в индустриальную эпоху Именно в этот исторический период наука окончательно обретает статус фундаментальной ценности куль­туры. К середине XIX в. революция в образовании утвердила в каче­стве его основы изучение фундаментальных наук. В этот же период намечается все более интенсивное применение научных знаний в производстве. Возникают технические науки как основа инженер­ной деятельности. Наука постепенно начинает обретать функции производительной силы общества.

    В культуре все большую значимость получает идея прогресса, 1 4 которая увязывается с верой в бесконечные возможности науки улуч-

    шать жизнь, делать ее все более счастливой. Примерно через сто лет наши сатирики И. Ильф и Е. Петров выскажут по поводу такого убеж­дения шутливый афоризм: « Говорили, будет радио — будет счастье, радио есть, а счастья нет». Но во времена О. Конта подобные шутки были не в ходу. Идеи социального прогресса, основанного на разви­тии науки и техники, все больше овладевали умами. Их разделял не только позитивизм. Показательно, что марксизм, возникший пример­но в тот же исторический период, также развивал эти идеи, хотя по ряду основных позиций, прежде всего о связи науки и философии, выступал альтернативой позитивизму Философские концепции все­гда выражают идеалы своей эпохи, но могут по-разному их интер­претировать и обосновывать.

    В позитивизме превращение науки в фундаментальную ценность цивилизации было истолковано в духе абсолютной автономии науки, ее независимости от влияния других областей культуры. При таком подходе взаимодействие науки и этих областей (философии, искус­ства, морали и т. д.) стало рассматриваться только в одном аспекте — как одностороннее влияние на них науки. Собственно, в этом и состо­ял замысел построения позитивной философии, которая должна была стать особой сферой конкретно-научного знания. Позитивизм стре­мился создать методологию науки, которая выявила бы законы раз­вития научного знания, так же как это делают, допустим, физика, хи­мия, биология, открывая законы в своей предметной области. Но при этом полагалось, что законы развития науки можно открыть, абстра­гируясь от воздействия на научное исследование философии и, бо­лее широко, культуры, составной частью которой является наука.

    Как выяснилось в дальнейшей истории позитивизма, эта уста­новка была одним из непреодолимых препятствий на пути решения поставленной задачи. Оказалось, что развитие науки нельзя понять, игнорируя влияние на нее социокультурных факторов.

    Идеал науки как автономной и независимой от влияния других сфер духовной жизни нашел свое выражение в знаменитой концеп­ции О. Конта о трех стадиях истории, соответствующих трем стадиям развития человеческого духа: 1) теологической, 2) метафизической и 3) научной. Теологическая стадия, по Конту, характеризуется стрем­лением объяснить явления путем изобретения сверхприродных сил.

    На метафизической стадии эти силы заменяются различными абст­рактными сущностями (субстанциями, идеями), которые управляют явлениями. Научная стадия заменяет метафизические сущности от­крытием точных законов. Именно на научной стадии, согласно Кон­гу, должна произойти трансформация метафизики в позитивную фи­лософию. Всю классическую философию Конт относил к метафизи­ческой стадии. Он не считал ее бессмысленной, в отличие от представителей более позднего позитивизма. Ее предназначение он \ 5

    видел в том, что она упростила и рационализировала теологические объяснения и тем самым ослабила влияние теологии, подготавливая переход к позитивным концепциям1.

    О. Конт справедливо отмечал, что исторически наука возникает в недрах философии. Но затем, породив науку, философия, по мнению Конта, становится для науки принципиально не нужной. Этот тезис О. Конт постулирует как некую очевидную данность. Следует отмс­тить, что подобный подход находил отклик у многих естествоиспыта­телей, занятых решением задач з специализирующихся областях на­учного знания.

    Влияние философских идей на формирование нового знания наиболее отчетливо проявляется в процессе построения новых фунда­ментальных теорий, которые кардинально меняют ранее сложившие­ся принципы и представления о мире. Творцы таких теорий и в про­шлом, и в современную эпоху признавали эвристическую роль фи­лософии в научном познании. Некоторые из них успешно совмещали исследования в естествознании и математике с философскими ис­следованиями. Классическим примером в этом отношении являет­ся творчество Р. Декарта и Г. Лейбница. Создатели механики Г Га­лилей, И. Ньютон также сочетали разработку механики с глубокими философскими обобщениями. Творцы квантово-релятивистской фи­зики А. Эйнштейн, Н. Бор, В. Гейзенберг, М. Борн, Э. Шредингер неоднократно подчеркивали значение философских идей как для формирования новых теоретических принципов, так и для осмыс­ления тех изменений, которые физика XX в. вносила в научную кар­тину мира.

    Вместе с тем, когда ученый работает над решением специальных задач в рамках уже сложившихся фундаментальных теорий, в этом виде творчества он опирается на принципы таких теорий и, как пра­вило, не сомневается в их истинности. В этих ситуациях влияние фи­лософских идей на развитие науки не прослеживается с достаточной очевидностью. Возникает иллюзия, что философские знания вообще не нужны в научной деятельности.

    Позитивизм всегда подпитцхвался такого рода иллюзиями и вме­сте с тем стремился подкрепить их своими построениями.

    Поставив задачу исследовать процесс научного познания и от­крыть его законы, позитивизм цынужден был отвечать на вопросы: как понимается процесс познания, каковы его функции, как соотно­сятся чувственный опыт и научцые понятия? И т. д. Иначе говоря, он должен был решать проблемы теории познания, которая всегда была частью философии. И хотя позитивизм декларировал преодоление метафизики, он принципиально не мог избежать обсуждения фило-


    16
    ’ См.. Конт О. Курс положительной философии. СПб., 1899. Т. 2. С. 15.

    софских проблем. Как в свое время писал Ф. Энгельс, философия, выгнанная в дверь, затем возвращается через окно.

    Концепция научного познания 0. Конта, Дж.С. Милля, Г. Спенсера

    Научное познание позитивизм трактовал как накопление опыт­ных фактов, их описание и предвидение посредством законов. Из тра­диционного набора функций науки — объяснение, описание и предви­дение — О. Конт исключил объяснение. Обычно оно интерпретирова­лось как раскрытие сущностных связей, управляющих явлениями. Но, согласно О. Конту, апелляция к сущностям была отличительной чер­той метафизической стадии познания и должна бытьпреодолена по­зитивной философией. Поэтому трактовка законов как выражения сущностных связей вещей была отброшена. Законы определялись только по признаку «быть устойчиво повторяющимся отношением явлений». Такая трактовка познания и его законов вовсе нс преодо­левала философской метафизики, а находилась в русле уже извест­ной в ней традиции эмпиризма и феноменалистского описания.

    Подобный подход был свойствен не только О. Конту, но и дру­гим представителям позитивизма. Дж.С. Милль (1806—1873) также полагал законы отношением явлений, а сами явления харак­теризовал как феномены чувственного опыта, как ощущения и их комплексы. Научное познание, согласно Миллю, должно ориенти­роваться на экономное описание ощущений, которое несовместимо с метафизическим постулированием различных субстанций в каче­стве основы явлений. Материя и сознание, согласно Миллю, долж­ны трактоваться не как субстанции, а как понятия, обозначающие особые ассоциативные сочетания ощущений, причем не только ак­туально данных в уже осуществленном опыте, но и потенциально возможных в будущем.

    Многие из этих идей можно найти в предшествующем развитии философии, в частности у Д. Юма, традицию которого продолжал в своей концепции познания Дж.С. Милль.

    Некоторые идеи феноменалистской трактовки науки и научных законов можно обнаружить и у Г Спенсера (1829 — 1903). Хотя по ряду других вопросов концепция Г Спенсера отличалась от взглядов Кон­га и Милля. Он был ближе к кантианской, а не к юмистской традиции. Спенсер различал два уровня бытия — «непознаваемое» и «познава­емое». «Непознаваемое» —это аналог кантовских вещей в себе. С ним наука не имеет дела. Она изучает «познаваемое» — мир явлений, их связей, отношений, ищет законы, упорядочивающие явления. Трак­товку целей научного познания и его законов Спенсер развивает в русле основных идей позитивизма. «Узнать законы, — пишет Сиен- \ 7

    сер, — это значит узнать отношение между явлениями»1 Источник законов, их глубинные основания относятся к сфере «непознаваемо­го». Метафизические рассуждения относительно этой сферы из на­уки должны быть исключены.

    Сфера «непознаваемого» — это предмет не науки, а религии. В от­личие от О. Конта, который полагал, что наука на позитивной стадии развития познания вытесняет религию и сама становится своеобраз­ной религией индустриальной эпохи, Г Спенсер допускал сосуще­ствование науки и религии. Философия же, согласно Спенсеру, долж­на заниматься «познаваемым», т. е. миром чувственных феноменов, обобщать и систематизировать их. Отказавшись от постижения «непознаваемого», философия из традиционной метафизики пре­вращается в особую облает}, научного знания (позитивную филосо­фию). В этом смысле принципиального отличия науки и философии не должно быть. Разница только в степени и конкретности научных и философских обобщений. В этом пункте взгляды Спенсера вполне коррелируются с той концепцией «позитивной философии», кото­рую отстаивал О. Конт.

    Рассматривая позитивную философию как своего рода метана­уку по отношению к специальным областям научного знания, позити­визм в качестве главных ее целей определил, во-первых, нахождение методов, обеспечивающих открытие новых явлений и законов, и, во- вторых, разработку принципов систематизации знаний. Здесь были выделены действительно две главные проблемы философии науки, которые во многом определяли дискуссии в ее последующем истори­ческом развитии.

    Подход к решению первой проблемы был продиктован основ­ной установкой позитивистской теории познания. Поскольку зако­ны рассматривались как ус тойчивое отношение явлений (данных чув­ственного опыта), постольку особое внимание должно быть уделено методам индуктивного обобщения опытных данных. Это не означает, что позитивизм пренебрегал исследованием дедуктивных методов и ролью гипотез в открытии законов. О. Конт подчеркивал, что вообра­жение и выдвижение гипотез необходимы для открытия законов. Г Спенсер отмечал важность предварительно принятых теоретиче­ских идей и гипотез для наблюдений и получения данных чувствен­ного опыта2 Без этого наблюдение не может быть целенаправлен­ным, а будет случайным. Дж.С. Милль, хотя и считал индукцию основным методом получения нового знания, признавал дедуктив­ные методы необходимыми для развертывания теории. Он подчер­кивал также, что открытие каузальных законов, объясняющих явле-


    ния, предполагает выдвижение гипотез (в отличие от Конта Милль допускал объяснение, но не как ссылку на сущности, а как апелля­цию к каузальным законам, которые трактуются им как особые ус­тойчивые отношения чувственных данных).

    Вместе с тем, согласно концепциям О. Конта и Дж.С. Милля, ги­потеза и дедуктивные методы играют только вспомогательную роль в становлении нового научного знания. Конт формулировал это поло­жение в виде принципа постоянного подчинения воображения на­блюдению. В русле этой идеи Милль разрабатывает индуктивную ло­гику как способ получения нового знания. Методы индуктивного обоб­щения, описанные Миллем (методы сходства, различия сопутствующих изменений, метод остатков и др.), впоследствии вошли в учебники ло­гики. Согласно Миллю, именно индуктивные методы переводят пер­вичные гипотезы в ранг каузальных законов. Они оцеживаются им как методы научного открытия.

    Г Спенсер отстаивает несколько иную и более сбалансирован­ную точку зрения на роль индуктивных и дедуктивных приемов в процессе научного познания. Он полагает, что дедукция являем ся ба­зой расширенного применения количественных методов описания и предвидения. Количественные методы связаны с развитием матема­тики как дедуктивной науки и применением ее результатов в есте­ственных науках. Если индукция, согласно Спенсеру, преимуще­ственно обеспечивает качественные предсказания, то применение дедукции обеспечивает «количественное предвидение»'1

    Г Спенсер, как и О. Конт, учитывает, что наука и научные' методы возникают в процессе исторического развития. Конт отмечал, что в зародышевой форме метод наблюдения и дедуктивные приемы воз­никли уже на метафизической стадии познания. 11о только на пози­тивной стадии начинает утвержда ться принцип подчинения вообра­жения наблюдению.

    Г Спенсер полагал, что на ранних стадиях познания превалиро­вали качественные предсказания. Это была, по Спонсору, норазвив- шаяся наука. Развитая же наука делает акцент на количественных предсказаниях и соответственно этому развивает и конкретизирует свои методы5

    Правильно подчеркивая идею развития применительно к станов­лению науки, позитивизм вместе с тем нс распространял эту идею на сформировавшуюся, развитую науку

    Уже в первом позитивизме можно обнаружить установку на по­иск окончательных научных методов, обеспечивающих рост научно­го знания и отделяющих науку от метафизики. Эта установка неявно 1

    полагала, что при разработке методологии не принимается во внима­ние возможность изменения и развития самой научной рациональ­ности, появления в процессе эволюции науки новых типов рацио­нальности. Соответственно, на методологию науки не распростра­нялся в полном объеме принцип исторического развития. Развитие научного познания трактовалось крайне ограниченно. Считалось, что, после того как оно возникает, в нем не происходит качественных из­менений, что, однако, не отменяет возможности открытий и прира­щения нового научного знания.

    Эти идеи прослеживаются не только у О. Конта и Дж.С. Милля, но даже у Г Спенсера, который по праву считается великим эволю­ционистом, внесшим существенный вклад в понимание особенно­стей развивающихся объектов. Спенсер предвосхитил многие пос­ледующие направления разработки этой тематики в рамках струк­турно-функционального подхода. Он показал, что развитие связано с дифференциацией первоначальной несвязной однородности, воз­никновением связных в своих частях агрегатов и их интеграцией в новое целое. У Спенсера была отчетливо выражена мысль о несво­димое™ целостности к сумме частей, что впоследствии, в XX в., стало одним из принципов системного анализа. С этих позиций Г Спенсер начертал картину биологической и социальной эволюции, оказав­шую огромное влияние на умы его эпохи6 Некоторые аспекты этой концепции он применял и при анализе проблемы дифференциации и интеграции науки. Но в целом его трактовку научного познания можно охарактеризовать как ограниченный историцизм. У Спенсе­ра, как и у Конта, возникшая наука и ее методы управляются посто­янными и неизменяющимися законами, открытие которых должно обеспечить продуктивную методологию исследований. Представле­ние, согласно которому позитивная философия может открыть мето­дологические принципы, обеспечивающие прогресс науки на все времена, в основных чертах сформировалось уже на этапе первого позитивизма. Оно сохранилось и на последующих этапах развития позитивистской философии науки. Сохранялась и основа этого пред­ставления — ограниченное применение при анализе науки принци­па историзма.

    Позитивистский пород к проблеме систематизации знания о классификации наук

    Вторым важным аспектом в разработке методологических про­блем науки было обсуждение позитивизмом вопросов систематиза­ции научного знания. Важно было выявить связи между отраслями

    й Показан* что Джек Лондон в романе «Мартин Иден» писал о том, как герой романа, занимаясь самообразованием, испытал подлинный восторг от 20 изучения трудов Спенсера.

    1 Спенсер Г Опыты научные, политические, философские. Минск, 1998. С. 624.

    2\ 83 См. там же. С. 611.

    1 Спенсер Г Опыты научные, политические, философские. С. 485 — 487. ’См там же.


    12




    написать администратору сайта