Главная страница
Навигация по странице:

  • 1. Понятие и значение права 1.1 Понятие права

  • 1.2. Значение права

  • Юридическая квалификация понятия и значения в процессе применени. Курсовая работа по теме Юридическая квалификация понятия и значения в процессе применения права


    Скачать 58.71 Kb.
    НазваниеКурсовая работа по теме Юридическая квалификация понятия и значения в процессе применения права
    Дата31.05.2021
    Размер58.71 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаЮридическая квалификация понятия и значения в процессе применени.docx
    ТипКурсовая
    #212077
    страница1 из 3

    С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: КПЗС Китай.docx.
    Показать все связанные файлы
    Подборка по базе: Курсовая работа_Евсеев_18411.docx, Практическая работа №1.docx, Контрольная работа.docx, Курсовая работа Жданкин РП-183 Экономика и ОП.pdf, Практическая работа №25.docx, контрольная работа кр№2.doc, Практическая работа 6 Экономика.docx, Контрольная работа 2.docx, Контрольная работа 1.docx, Курсовая работа Сорокин А.Ю. ТТП-311.docx
      1   2   3


    Северо-Кавказский филиал Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Российский государственный университет правосудия»

    Факультет подготовки специалистов для судебной системы ____________________________________________________________________

    КУРСОВАЯ РАБОТА

    По теме «Юридическая квалификация: понятия и значения в процессе применения права»

    Дисциплина:________________

    Кафедра: _____________________________

    Выполнил:

    Студент(ка) _______ курса _________ группы _____________________________

    Научный руководитель:
    _________________________________________________

    (научное звание, должность)

    Работа защищена Оценка____________

    Подпись научного руководителя __________________________

    «____» _____________ 20__ г.

    Краснодар 2019г.

    Содержание

    Введение…………………………………………………………………………….3

    1. Понятие и значение права…………………………………………………….....4

    1.1 Понятие права…………………………………………………………………...4

    1.2. Значение права………………………………………………………………….9

    2. Юридическая квалификация права…………………………………………….14

    3. Юридическая квалификация, понятия и значения в процессе применения права………………………………………………………………………………...24

    Заключение…………………………………………………………………………32

    Список литературы………………………………………………………………...33

    Введение

    В деятельности любого государства, в том числе российского, существенную роль играет применение правовых норм. Данный вид юридической практики, как и другие, не может осуществляться в отрыве от новой шкалы оценок социальных благ, закрепленной в Конституции РФ. В ст. 2 Основного закона записано: "Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства".

    Выполнение государством возложенной на него Конституцией РФ обязанности признавать, соблюдать и защищать права человека и гражданина немыслимо без эффективной правоприменительной деятельности. В свое время Шарль Монтескье справедливо заметил: "Когда я собираюсь ехать в какую-либо страну, я не смотрю, какие там законы; я смотрю на то, как они там реализуются". Его слова подтверждают старую истину: применение правовых норм затрагивает интересы людей больше, чем наличие самих нормативов, которые на бумаге могут быть хорошими, однако совершенно неэффективными в процессе их осуществления.

    Данная работа актуальна для современного общества, так как нормы права и морали стали отличными друг от друга, а также они нуждаются в градации и квалификации норм. Данный вопрос крайне важен и подвержен рассмотрению, что является одним из важных аргументов в актуальности.

    Объект исследования – право, как юридическая категория.

    Предмет исследования – правовая квалификация, которая является частью процесса применения юридических норм.

    1. Понятие и значение права

    1.1 Понятие права

    Понятие «право» имеет два разных значения. Когда мы говорим: «Это по праву можно», — мы имеем в виду норму права, то есть хотим сказать, что данное действие допускается нормой права. Когда же мы говорим: «я имею право», — мы имеем в виду право, принадлежащее данному лицу, т.е. его отношение к другим лицам, позволяющее ему совершить данное действие, воздержаться от него или потребовать действий от другого.

    Право, как система норм, действующих в данном обществе или в данном круге отношений, называется объективным правом. Например, все действующее право Союза ССР есть объективное право и объективным правом является так же какая-либо часть этого действующего права, например, избирательное право в Союзе. В этом смысле избирательное право есть система норм, регулирующих условия и порядок выборов.

    Всякое же право данного лица называется субъективным правом. Например, субъективным правом будет право лица на участие в выборах Советов, это дет нам понять, что у него сеть личное избирательное право или право на государственную службу. Таким образом, одно и то же словесное сочетание «избирательное право» может означать и систему норм избирательного права, и личное право данного гражданина на участие в выборах. В силу этого всякое действующее право может быть рассматриваемо с двух различных точек зрения: как система объективных норм и как система субъективных прав.

    Итак, объективное право есть совокупность юридических норм. Что же такое источники права? Чтобы ответить на этот вопрос, восстановим то различие, которое JI. И. Петражицкий проводит между интуитивным и положительным правом. Интуитивное право есть субъективно переживаемое представление о праве, которое мы встречаем либо у отдельных людей, либо у целой группы лиц (у класса, профессии или партии). Для того чтобы это интуитивное право стало общеобязательным, необходимо, чтобы какой-нибудь общепризнанный общественный авторитет (например, государственная власть) признал и одобрил данное интуитивное право, как право, имеющее общеобязательное значение. Тогда интуитивное право становится положительным, то есть основанным на каком-нибудь авторитетном установлении этого права. Например, созревшее интуитивное правосознание какой-нибудь части общества о недопустимости крепостного права превращается в положительное, позитивное, правосознание решающей массы общества и затем становится обязательно соблюдаемым, официальным правом страны, которое проводится в жизнь всей организованной мощью общества.

    Факт признания данной нормы каким-либо авторитетом, будь то общественное мнение или государственная власть, есть нормативный факт (например, закон или обычай), так как с этим фактом связывается общеобязательная сила нормы. Из положительного права выделяется так называемое официальное право, т. е. те нормы положительного права, за которыми верховная общественная власть признает общеобязательную правовую силу и которые способны порождать права и обязанности неопределенного числа граждан. Это официальное право и составляет так называемые источники права, что обозначает общеобязательные формы выражения права. Такими источниками права являются: 1) закон, 2) обычное право, и 3) практика государственных учреждений.

    Таково влияние «источников права» как юридического понятия, обозначает технический термин правоведения. От этого понятия надо отличать «источники права» в смысле источников познания права (например, Законы XII таблиц, названные Т. Ливием «источником всего публичного и частного права» Рима), а также в смысле право производящих фактов (например, общественное правосознание, экономика, политическая жизнь, литературные течения и многое другое).

    Таким образом, источниками права являются закон, обычное право и практика государственных учреждений. При этом надо иметь в виду, что с точки зрения официального права все эти три источника права могут возникнуть как правомерным, так и неправомерным путем, это нам даёт понять, что неправомерно возникшее право (неправо) может стать при некоторых условиях правом. Это бывает тогда, когда неправомерно возникшая норма получает фактическую и действующую юридическую силу, не оспариваемую или поддерживаемую государственной властью, так что эта норма по своей юридической силе не отличается от аналогичных, закономерно возникших норм.

    Таким образом, независимо от различия по способу возникновения (правомерно и неправомерно возникшие) источники права различаются по субъекту, от которого они исходят.

    Нормы права создаются, прежде всего, неопределенной массой людей, связанных общностью жизни, в частности общностью экономических и правовых условий жизни, языка и национальности, быта и географической среды.Эта масса людей обычно составляет некоторую коллективную индивидуальность: этнографическую, как племя; территориальную, как население данного государства или провинции; либо классовую — в государственном или в международном масштабе. Нормы, стихийно созданные и осуществляемые такой массовой средой, являются нормами обычного права.

    По мере распадения слитной и социально однородной массы населения на социально различные группы выделяются особые органы государственной власти, среди которых все большее значение в деле создания правовых норм получают специальные органы законодательства'. рост самодержавия есть процесс растущей силы и значения законодательной власти, так что законы постепенно становятся господствующим источником права.

    Параллельно с развивающимся законодательством растет и развивается третий источник права: практика государственных учреждений, главным образом судебных и административных. Особенно важно то, что право, создаваемое законодательными органами, при проведении его в жизнь другими органами государства преломляется, преобразуется и восполняется фактически однообразно складывающейся практикой этих органов, то есть множеством новых норм, стихийно выросших из служебного опыта государственных органов, применяющих законодательные нормы. Это — практика государственных учреждений.

    В юридической науке и практике традиционно различают право в объективном и субъективном смысле.

    Объективное право (или собственно право) — это система общеобязательных, формально определенных юридических норм, устанавливаемых и обеспечиваемых государством и направленных на урегулирование общественных отношений.

    Объективное право — это законодательство, юридические обычаи, юридические прецеденты и нормативные договоры данного периода в конкретном государстве. Оно объективно в том смысле, что непосредственно не зависит от воли и сознания отдельного лица и не принадлежит ему.

    Так же объективное право обладает рядом отличительных признаков:

    Особая нормативность — заключается в том, что право проявляется вовне как система официально признаваемых и действующих в государстве юридических норм — правил поведения. Эти нормы содержатся в нормативных актах — законах, подзаконных актах, а также некоторых других источниках права;

    Формальная определенность — четкость, стабильность, которые проявляются в представительно-обязывающем характере правовых норм (когда норма содержит субъективное право одного субъекта и противостоящую ему обязанность другого субъекта), в особой структуре правовой нормы, в четком выражении смысла правил поведения, установленных или санкционируемых государством;

    Государственно-волевой характер права — право выражает государственную волю общества, которая обусловлена разными условиями (экономическими, духовными, национальными, религиозными) его жизни. Государственная воля соединяет различные интересы, притязания социальных групп, слоев населения, не зависит от воли отдельных лиц и их объединений, проявляется в устанавливаемых или санкционируемых государством общеобязательных правилах поведения. Волевой характер права проявляется и в том, что для возникновения, изменения или прекращения правоотношения необходимо волеизъявление право субъектного лица;

    Системность — взаимосвязанность, целостность и единство действующих правовых норм; при этом содержание вновь появляющейся нормы должно учитывать содержание других норм;

    Властно-регулятивный характер — право призвано регулировать, упорядочивать, властно воздействовать на поведение участников общественных отношений; регулирование поведения происходит на основе государственной воли;

    Обеспеченность со стороны государства — право, которое устанавливается или санкционируется государством, поддерживается его принудительной силой. В случае нарушения требований норм к лицу, допустившему отклонение, применяются государственно-принудительные меры;

    Общеобязательность — требования правовых норм обязательны для всех лиц, которые находятся на территории, подпадающей под юрисдикцию данного государства (исключение могут составить некоторые работники посольств, консульств иностранных государств);

    Связь с государством — именно государство устанавливает, санкционирует правовые нормы, поддерживает их соблюдение через возможность применения государственного принуждения; в то же время само право регулирует деятельность государства в лице государственных органов, государственных служащих.

    Субъективное право — это мера юридически возможного поведения, призванная удовлетворять собственные интересы лица. Субъективными правами выступают конкретные права и свободы личности (право на жизнь, свободу, труд, образование и другие), которые субъективны в том смысле, что связаны с субъектом, принадлежат ему и зависят от его воли и сознания.

    Если объективное право — это юридические нормы, выраженные в тех или иных формах, то субъективное право — это те конкретные юридические возможности, которые возникают на основе и в пределах права объективного.

    Вместе с тем не следует забывать, что не государство создает и предоставляет индивиду права, а он сам их имеет от рождения и обязанность государства — признавать и защищать эти права.

    Подразделение права на объективное и субъективное зарождается с началом жизни, поэтому всегда надо знать, идет ли речь о праве в смысле юридических норм или в смысле наличных прав участников общественных отношений.

    1.2. Значение права

    Фактическая и юридическая стороны правоприменительной деятельности тесно связаны между собой. Неправильное решение вопросов материального или процессуального права зачастую ведет к неправильному определению обстоятельств, имеющих значение для юридического дела. Между тем от правильного выяснения этого вопроса зависит и правильное применение норм материального права. На основании п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» обоснованным решение следует признавать тогда, «когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, или обстоятельствами, не нуждающимися в доказывании (статьи 55, 59–61, 67 ГПК РФ), а также тогда, когда оно (решение. – С.Б.) содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов». Судебное решение подлежит отмене, если оно не отвечает этим требованиям, а именно – является незаконным и необоснованным. Вместе с тем сопоставить события реальной жизни с гипотезой и диспозицией правовой нормы позволяет процесс юридической квалификации, которая является разновидностью общей категории квалификации, осуществляется всеми участниками правоотношений и необходима при всех формах реализации права. Сущность и назначение правовой квалификации наиболее точно выражается через определение ее в качестве юридической оценки всей совокупности фактических обстоятельств дела1. Выделение в структуре правоприменительного процесса такой стадии, как выбор норм права, подлежащих применению, ориентирует на поиск одной или нескольких норм, на основании которых правоприменителем будет сформулировано индивидуально-конкретное предписание относительно данного случая. Установление таких норм является конечным результатом процесса квалификации. Однако в процессе квалификации «участвует» множество других норм, на предмет соответствия которым оцениваются все элементы правоотношения. На основе диспозиции или санкции этих норм правоприменитель делает промежуточные суждения, обусловливающие конечный вывод, которые нередко фиксируются в мотивировочной части правоприменительного акта наряду с конечной квалификацией. Вместе с тем результаты подготовительной квалификации могут и не найти формального закрепления, хотя являются необходимым промежуточным звеном, предопределяющим правоприменительное решение. Тем важнее для правоприменителя не пропустить его в общей цепи актов квалификации. Соответственно, можно выделить нормы, применяемые к отношениям сторон, на основе которых выносится индивидуально-конкретное предписание, и нормы, которые имеют вспомогательное значение для разрешения данного дела в том смысле, что на основании их выводятся промежуточные суждения, обусловливающие дальнейший ход процесса квалификации. Действия по установлению фактических обстоятельств и выбору правовой нормы не разграничены во времени, осуществляются параллельно. Связующим звеном между этими двумя логическими стадиями является квалификация. Рассматриваемая взаимосвязь отражается в структуре процесса квалификации, состоящего из трех основных этапов: 1) анализа установленных фактических обстоятельств дела, характеризующих их признаков; 2) определения правовой нормы, предусматривающей признаки квалифицируемого случая; 3) установления соответствия признаков квалифицируемого случая и определенных нормативных признаков. Поскольку юридическая квалификация осуществляется в рамках подготовительного этапа правоприменения, который носит познавательный характер, она представляет собой процесс познания как нормативноправовой основы фактической информации, так и самой фактической информации, имеющей своим результатом вывод о том, что избранная правовая норма регулирует данное общественное отношение2 Многие авторы считают, что юридическая квалификация пронизывает весь процесс правоприменения, представляет собой сложную динамическую деятельность, выраженную в совершении правоприменительных операций, которые связаны с установлением обстоятельств дела, выбором нормы, ее толкованием и вынесением решения. Так, С.С. Алексеев подчеркивает, что «в процессе выбора и анализа юридической нормы правоприменительными органами осуществляется не толкование вообще, а особое, правоприменительное толкование, органически вплетающееся во властноорганизующую деятельность компетентного органа, обеспечивающую реализацию юридических норм»3 Д.А. Гаврилов определяет правоприменительное толкование как интерпретацию смысла правовых норм, которая осуществляется либо непосредственно в процессе правоприменения по конкретному делу, либо с целью обслуживания правоприменительных процессов. Н.А. Чечина, наоборот, не относит толкование права ни к одной из стадий правоприменения: «Между тем толкование нормы не является самим применением права, способом регулирования отношений, а лишь обязательным моментом, предшествующим применению права» .Однако включение или невключение толкования в одну из стадий правоприменения не носит принципиальный характер. Проблема лишь в том, насколько широко толковать само понятие правоприменения. Даже если, как это делает Н.А. Чечина, рассматривать толкование как обязательный момент, предшествующий применению права, оно будет неотъемлемой частью правоприменительного процесса. Таким образом, толкование является ключевым звеном источника судебного решения, определяющего его содержание. При применении права в результате вынесения судебных решений с неизбежностью осуществляется процесс его толкования, раскрытия смысла определенных положений закона. По нашему мнению, юридическая квалификация наиболее тесным образом связана со стадией выбора правовой нормы, подлежащей применению. Собственно говоря, выбор такой нормы и является целью всего процесса квалификации. Однако на этой стадии правоприменитель удостоверяется в наличии правовой нормы и устанавливает ее точный смысл для применения, то есть дает правовой норме толкование. Толкование, как и квалификация, сопровождает весь процесс применения права. Именно при помощи толкования правоприменитель осуществляет познание нормативно-правовой основы юридической квалификации. В процессе применения права толкование выступает в основном в виде внутреннего мыслительного процесса, осуществляемого правоприменителем, направленного на уяснение им действительного смысла нормы права с учетом конкретных обстоятельств дела. Несмотря на то что толкование «вызывается к жизни» началом процесса квалификации, пронизывает весь этот процесс, оно не поглощается последним. Толкование является предпосылкой, необходимым условием правильной юридической квалификации. Деятельность по толкованию нормы права продолжается и после завершения процесса квалификации – при определении правовых последствий по делу, формулировании правоприменительного предписания осуществляется толкование диспозиции или санкции применяемой нормы. В связи с этим требование обоснованного применения правовых норм приобретает самостоятельное значение. Это применение должно базироваться на твердо установленных и проверенных фактах, которые квалифицируются в соответствии с нормой и в сочетании с ней влекут за собой юридические последствия. В России, к сожалению, происходит множество конфликтов, в том числе и на национальной почве. Чувствительность к национальным проблемам у разных людей различна. То, что для одних покажется нормой, другие поймут, как проявление ненависти. И каждый такой случай для тех или иных людей, особенно с националистическими убеждениями, будет примером ненависти. Широкую известность получило дело о нападении на московскую синагогу А. Копцева, в результате которого были ранены девять человек. Московский городской суд 27 марта 2006 г. признал Копцева виновным по ч. 3 ст. 30 УК РФ (покушение на совершение преступления) и ч. 2 ст. 105 (убийство). По ст. 282 УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства» Копцев виновным признан не был, поскольку суд посчитал недоказанным намерение Копцева своими действиями возбудить в ком-то из посторонних лиц национальную и религиозную вражду. Защита пострадавших с приговором не согласилась и обжаловала его. Верховный суд отменил данное постановление и отправил дело на новое рассмотрение. 15 сентября 2006 г. новый состав суда признал Копцева виновным по ст. 282 УК РФ. Особый интерес это дело представляет тем, что в нем очень четко была обозначена социальная роль права и судебных органов, его реализующих. Государственное обвинение и защита потерпевших старались акцентировать внимание на том, что признание данного деяния разжиганием национальной вражды будет серьезным прецедентом для борьбы с ксенофобией. Однако правовая сторона данного дела весьма неоднозначна. Несомненно, имел место мотив национальной ненависти, что согласно п. «е» ч. 1 ст. 63 является отягчающим обстоятельством. Но преступление, указанное в ст. 282 УК РФ, является преступлением против основ конституционного строя и безопасности государства, то есть преступление имеет место, только если наличествует попытка установить некий стереотип поведения, который несет опасность государству. Для этого необходимо, чтобы преступление побуждало иных лиц к действиям, мотивированным ненавистью к определенным признакам людей, как то: их пол, национальность, язык, религия, принадлежность к какой-то социальной группе – или желанием унизить их человеческое достоинство. Само унижение человеческого достоинства (неважно, по каким мотивам имеющее место) будет преступлением против личности. К тому же, по мнению большинства правоведов, преступление, предусмотренное ст. 282 УК РФ, совершается только с прямым умыслом. Виновный осознает характер своих действий и желает их совершить. Суд, не признавший Копцева виновным по данной статье, ссылается именно на недоказанность умысла разжечь ненависть у иных лиц как мотива преступления. Суд, согласившийся с доводами защиты потерпевших, посчитал, что само сознательное действие в публичном месте (синагоге) оказало влияние на иных лиц. Однако в таком случае данное деяние могло быть совершено и с косвенным умыслом. Проблема различной квалификации поступка связана именно со сложностью толкования самой нормы, установленной ст. 282 УК РФ. По сути, в ней нет четкого указания на то, что только умышленные действия с целью воздействия на сознание людей могут входить в состав данного преступления. Правда, можно интерпретировать статью и так, что любые действия, которые разжигают или могут разжечь национальную рознь, подпадают под ст. 282 УК РФ. Однако это отнюдь не является бесспорным с точки зрения обеспечения безопасности. На наш взгляд, наличие четко установленных правил, исключающих конфликт интерпретации, в конечном счете предотвращает и социальные конфликты. При неправильной юридической квалификации фактических взаимоотношений сторон суд применяет, например, нормы гражданского права к правоотношениям, регулируемым семейным законодательством. Это часто имеет место при разделе имущества граждан, проживающих вначале в браке, а после расторжения брака – в течение длительного времени совместно. Так, решением мирового судьи отказано Н.А. Сайфиевой в иске к Н.Н. Сайфиеву о разделе совместно нажитого во время брака имущества супругов, определении их доли в жилом доме. Мировой судья в обоснование доводов об отказе в иске указал, что заявленные Н.А. Сайфиевой требования о разделе совместно нажитого во время брака имущества, определении доли бывших супругов в жилом доме нарушают конституционные права ответчика Н.Н. Сайфиева и его родителей на проживание в спорном доме. Однако этот вывод суда не может быть признан основанным на законе. Как правильно указано в апелляционном решении районного суда об удовлетворении иска, право на проживание родителей ответчика Н.Н. Сайфиева не является основанием для прекращения права собственности истицы на принадлежащую ей долю в общем имуществе вопреки ее воле. На основании ст. 34, 39 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. При его разделе, определении долей в этом имуществе доли супругов признаются равными, если иное не предусмотрено договором между супругами. Сайфиевы, находясь в браке, проживали в доме, приобретенном в этот период, ими было также приобретено имущество, часть которого истица просила разделить между нею и ответчиком, что и следовало учесть суду при разрешении спора. Неправильное толкование закона судом имеет место в тех случаях, когда суд применяет необходимый закон, но при этом из-за неправильного толкования его содержания и смысла (например, вследствие расширительного или ограничительного правотолкования) делает ошибочный вывод о правах и обязанностях сторон. Вынесение законных, обоснованных решений возможно лишь при строгом соблюдении норм процессуального права. Таким образом, юридическая квалификация пронизывает весь правоприменительный процесс и является необходимой предпосылкой для вынесения законного решения.
      1   2   3


    написать администратору сайта