Главная страница

Берлингейм. Доэдиповы отношения между отцом и ребенком. Доэдиповы отношения между отцом и ребенком Д. Берлингейм


Скачать 138 Kb.
НазваниеДоэдиповы отношения между отцом и ребенком Д. Берлингейм
Дата10.10.2021
Размер138 Kb.
Формат файлаdoc
Имя файлаБерлингейм. Доэдиповы отношения между отцом и ребенком.doc
ТипДокументы
#244567
страница1 из 4

Подборка по базе: +++Глава 5. ЦА как рег. подсистема междунар. отнош..docx, В Международный женский деньРРР.docx, ВКР межличностные отношения в гражданском браке.docx, задачи. международное право. Шаламова Анастасия.docx, +- международной миграции.docx, социальные отношения.docx, Тема 1.1 Введение в курс. Современные виды и варианты угроз для , Конфликты между мед работникамии.pptx, Геополитические концепции в международых отношениях.pdf, Межличностные отношения.pptx
  1   2   3   4

Доэдиповы отношения между отцом и ребенком*)

Д. Берлингейм


Часть материала, использованного в этой статье, выбрана из литературы, т.е. из публикаций, в которых описаны отношения между отцами и их детьми. Другая часть материала - это личные наблюдения отцов над их отношением к своим маленьким сыновьям и дочерям и поведением с ними. Но что более важно, этот материал предоставлен молодыми мужчинами, проходившими аналитическое лечение или тренинг в то время, когда у них родился ребенок; я очень обязана им за их сообщения. Кроме того, я в большом долгу перед Детским отделением Хэмпстедской Клиники Детской Терапии. Сотрудники Благотворительной Детской Клиники, доктор Джозефин Стросс, педиатр, и ее ассистенты Ирен Фрейд и Элизабет Модел в изобилии предоставили тщательные отчеты, в которых очень успешно обозначены и описаны взаимодействия между родителями и их детьми. То, что в этих примерах мальчики численно значительно превосходят девочек, является чистой случайностью.

Часть I

Мать в качестве лица, осуществляющего заботу.


Мать, которая рожает ребенка и заботится о нем, считается самым важным человеком в жизни своего ребенка. В литературе и искусстве материнство изображается как отношение, полное красоты, самопожертвования и нежности. Психоаналитические исследования изобилуют, с одной стороны описаниями того, как матери любят своих детей, няньчат их и ухаживают за ними, и как дети отвечают на эту помощь формированием тесной связи с матерью. С другой стороны, там описаны серьезные последствия, которые возникают, когда матери не заботятся о своих детях. Но в целом, что бы ни писали большинство аналитиков о первых годах жизни ребенка, описываемые значимые объекты - это матери, отцы остаются на заднем плане, они не имеют важности, и, не считая ранней первичной идентификации, едва ли упоминаются до тех пор, пока не получат должное при достижении ребенком фаллически-эдиповой стадии развития.

Меня не оставляет ощущение, что это сравнительное пренебрежение преэдипальным отцом не только несправедливо по отношению к его роли, но в действительности искажает некоторым образом судьбу отношений между матерью и ребенком. Мы должны понимать, с одной стороны, что существует единение между матерью и ребенком, и, с другой стороны, прослеживать постепенный выход ребенка из этого симбиотического состояния. Я не сомневаюсь, что отношения ребенка с другим человеком, отцом, способствуют осуществлению прогресса в сторону индивидуации.

Тем не менее, в психоаналитических сочинениях преэдипальному отцу отдается незначительная роль. Это может быть вызвано многочисленными наблюдениями случаев, где ребенок в начале жизни мало значил для отца. Во многих браках в период беременности и родов для отца самое важное - его отношения с женой, в то время как его отношение к детищу этого брака занимает второе место. В таком случае отношения отца с ребенком развиваются через его отношения с женой и как реакция на ее потребности и настроения. Такие отцовско-детские отношения также могут быть приятными для обеих сторон, даже если они не строятся непосредственно на подсказках, подаваемых ребенком, а скорее основаны на желании отца быть в гармонии с тем участием, которое принимает в ребенке его жена.

Тем не менее, задолго до того, как ребенок достигнет эдиповой стадии, уже многое произойдет между отцом его ребенком. Цель данного исследования - проследить развитие этих отношений.

Сказки и легенды.


Во многих сказках и легендах отец представлен в виде короля, гиганта, дикого зверя, то есть властного существа, которое может разрушать, убивать и наказывать, обладает властью над жизнью и смертью и в конце концов оказывается побежденным героем, ребенком. Смысл этих фантазий, вероятно, эдипальный. Однако, также описывается восхищение ребенка могущественным мужчиной, желание копировать его и подражать ему, т.е. это фаза в жизни ребенка, предшествующая эдиповой.

Равным образом многочисленны сказки о нежеланном ребенке, который представляет угрозу для отца, и которого отец отдает на смерть. Самые известные примеры на эту тему - легенды о Моисее и о Ромуле и Реме.

Ранние культуры и примитивные общества.


При исследовании литературы об обычаях и привычках в ранних формах культуры и примитивных обществах только очень немного можно найти касательно роли отца во время первых лет жизни ребенка. Маргарет Мид (1957) пишет:

Для очень примитивных обществ не является необычным то, что отцы много заботятся о маленьких детях. Так, среди австралийских аборигенов отец после удачной утренней охоты занимается маленьким ребенком, в то время как мать собирает овощи для еды. Однако, ни одно сложное общество, насколько я могла убедиться, никакое усложненное общество с традицией письма никогда не ожидало от образованного и занимающего некоторое положение мужчины, что он будет заботиться о ребенке. Матери, няньки, родственницы-женщины, дети, даже евнухи, но не отцы, осуществляли физическую заботу о детях. Поэтому оказалось возможным сказать, что у отцовства, кажется, нет инстинктивной базы, сравнимой с инстинктивными основами материнского поведения. (стр.374)

В противоположность этому Маргарет Мид также описывает существующее у мужчины инстинктивное побуждение спасать маленькое существо в беде, точно как в легендах и в фольклоре:

Этология предоставляет нам много примеров того, как самец, не уделяющий внимания своему собственному отпрыску как таковому, может реагировать на плач любого страдающего ребенка того же вида (стр.375).

Там, где дети предаются смерти как представляющие угрозу роду, например, у эскимосов или у спартанцев, именно отец оставляет ребенка на произвол судьбы. Такие обычаи можно обнаружить в случаях с ненормальными детьми, слепыми, уродами, даже близнецами.

Оставим антропологам, историкам и социологам искать связи между изменениями в обычаях и образе жизни с изменениями, произошедшими в жизни семьи и взаимодействиях между ее членами. У нас есть случай в наше время наблюдать далеко зашедшие перемены в отцовской и материнской ролях. Я говорю здесь о том, что происходит во многих молодых парах, особенно в профессиональных классах в Соединенных Штатах, которые поддерживают Женское Либеральное Движение, что так часто означает освобождение от домашних обязанностей и заботы о детях. Я также имею в виду изменения, привнесенные тем, что называют "планированием деторождения", и противозачаточными таблетками.

Роль отца в сочинениях Фрейда.


В работах Фрейда отец выступает во множестве ролей, хотя и здесь ударение делается скорее на позднем детстве, особенно на фаллически-эдиповой фазе, чем на раннем младенчестве. Ниже я цитирую найденное мною под наиболее подходящими заголовками: отец как объект любви, восхищения и идентификации; как человек, осуществляющий физическую заботу; как могущественное или даже всемогущее богоподобное существо; как утешитель и защитник; как угрожающий кастратор и запрещающий авторитет, враждебный аутоэротической активности и объектно-направленным эдипальным желаниям ребенка; наконец, как авторитарная фигура, которую нужно побороть до того, как могут быть достигнуты взрослость и независимость.

Отец как объект любви, восхищения и идентификации.


Что касается предыстории Эдипова комплекса … мы знаем, что этот период включает нежную идентификацию мальчика с отцом (1925, стр.250).

Маленький мальчик проявляет особый интерес к своему отцу; он хотел бы вырасти таким, как отец, и быть похожим на него и занять его место во всем. Можно сказать просто, что он берет отца в качестве своего идеала … Это очень хорошо соответствует Эдипову комплексу, для которого готовит дорогу. (1921, стр.105).

В раннем детстве всегда существует идентификация с отцом. Позже происходит отказ от нее. (1939, стр.125).

Это возвращает нас к истокам эго-идеала; потому что за этим прячется первая и самая важная идентификация индивида, его идентификация с отцом в его собственной личной предыстории. [Исправлено на: его идентификация] "с родителями"; потому что до того, как у ребенка появится определенное знание о разнице между полами, отсутствии пениса, он не различает по ценности отца и мать…

В очень раннем возрасте маленький мальчик развивает объект-катексис в отношении матери, который первоначально связан с материнской грудью и является прототипом выбора объекта в анакликтической модели; мальчик обращается с отцом путем идентификации с ним (1923, стр.31).

Отец как человек, осуществляющий физический уход.


Но этот отец, которого он (Маленький Ганс) не мог не ненавидеть как соперника, был одновременно отцом, которого ему суждено было любить, который был для него примером и первым партнером по играм и заботился о нем с самого раннего младенчества (1905, стр.134).

Ясно, что мочеиспускание - когда ему расстегивают штанишки и вытаскивают пенис, - приятный процесс для Ганса. На прогулках главным образом отец помогает Гансу в этом; и это дает ребенку возможность фиксировать на нем гомосексуальные склонности (там же, стр.20).

Отец как могущественное и даже всемогущее богоподобное существо.


Обычный человек не может представить себе Провидение кроме как в виде фигуры чрезвычайно возвышенного отца. Только такое существо может понять нужды детей человеческих (1927, стр.74).

Человек превращает силы природы не просто в людей … но наделяет их характером отца. Он превращает их в богов … не неопределенного прототипа, но филогенетического (там же, стр.17).

... за каждой божественной фигурой был скрыт образ отца, как ее ядро. По существу это было возвратом к историческим началам идеи Бога. Теперь, когда Бог стал единой персоной, отношение к нему человека смогло вновь обрести интимность и интенсивность отношения ребенка к своему отцу (там же, стр.19).

Отец как великий человек.


Хотя в работах Фрейда мало специфически относящегося к отцовству в период младенчества ребенка, там есть много мест, касающихся детства, которые могут включать и младенчество.

Решительность мысли, сила воли, энергия действия являются частью образа отца. … им должно восхищаться, ему можно верить, но невозможно избежать также и страха перед ним … кто как не отец мог быть "великим человеком" в детстве? (1939, стр.109f.)

Отец как защитник.


Потому что однажды ранее человек уже оказывался в подобном состоянии беспомощности: будучи маленьким ребенком, по отношению к родителям. Была причина бояться их, и особенно отца; и все же была уверенность в его защите против известных ребенку опасностей. (1927, стр.17).

Как мы уже знаем, ужасающее впечатление беспомощности в детстве вызывает потребность в защите - защите посредством любви - которая предоставлялась отцом (там же, стр.30).

Доктрина говорит, что вселенная была создана существом, напоминающим человека, но более великим во всех отношениях, в могуществе, мудрости и силе своих страстей - идеализированным сверх-человеком. … наш дальнейший путь легко распознаваем, потому что этот бог-создатель открыто зовется "отцом". Психоанализ делает вывод, что это действительно отец, во всем его великолепии, в каком он впервые предстал перед маленьким ребенком. … Потому что тот же самый человек, которому ребенок был обязан своим существованием, отец, … также защищал и охранял его в его ничтожном и беспомощном состоянии … под защитой отца он чувствовал себя в безопасности. … Поэтому он возвращается к мнемическому образу отца, которому в детстве он придавал такое огромное значение. ( 1933, стр.126f.).

Отец как наказующая фигура, угрожающий кастратор, запрещающий авторитет.


В детском опыте … отец предстает в качестве препятствия удовлетворению, которое ребенок пытается получить; оно обычно носит аутоэротичекий характер. (1911, стр.55).

Лежать в постели с отцом или матерью было для Ганса источником эротических переживаний, точно так же, как и для любого другого ребенка. (1909, стр.17).

Его отец рассказал ему выдумку об аисте и таким образом отнял у него возможность просить о просвещении на этот счет (там же, стр.134).

Но если мы посмотрим, в чем коренится такая враждебность к отцу в детстве, мы вспомним, что страх перед отцом возникает потому, что в самые ранние годы он мешает сексуальной активности мальчика. (1916-1917 стр.189f).

Существенная часть этого хода событий повторяется в сокращенном развитии человеческого индивида. Здесь также именно авторитет родителей ребенка, по существу, авторитет автократического отца ребенка, угрожающего ему своей властью наказывать - призывает его отречься от инстинкта и решает за него, что разрешено, а что запрещено (1939, стр.119).

Мы уже слышали, что отец Человека-Волка был для него примером, которым он восхищался. ... Будучи объектом идентификации он стал сексуальным объектом в его нынешней анально-садистической фазе. ... выставляя напоказ свое озорство, он пытался вынудить наказать себя, ... и таким способом получить от него мазохистическое сексуальное удовольствие, которого он желал. Его приступы крика были просто попытками соблазнения. (1918, стр.27f).

Должно быть, чувство вины в этом пройденном долгом пути имело связь с удовлетворением: ... что-то с самого начала было запрещено. Это имело какое-то отношение к критике ребенка к отцу, к недооценке, которая заняла место переоценки в более раннем детстве. (1936, стр.247).

В то время как отношение сына к отцу хорошо документировано в своем реальном и фантазийном аспектах в работах Фрейда, мало что можно найти касательно соответствующего отношения отца к ребенку - фантазий отца в период между зачатием и рождением и во время первых недель жизни младенца; отцовских фантазий и ожиданий, касающихся роста и развития ребенка; его ревности по отношению к матери из-за ее озабоченности младенцем; пробуждения его собственных феминных установок; влияния, оказываемого на все эти установки его собственными латентными воспоминаниями о его собственных отношений с отцом.

На сегодняшний день большой вклад в этом отношении сделан более поздним анализом взрослых, и нижеследующие полезные иллюстрации могут быть взяты из непосредственных наблюдений. То, что я цитирую из последних, главным образом основано на опыте, собранном в Благотворительной Детской Клинике.
  1   2   3   4


написать администратору сайта