Главная страница
Навигация по странице:

  • Первый тип отношений основывается на сходстве языковых единиц друг с другом, а второй — на их смежности.

  • Линейный характер означающего

  • 7. Язык и мышление.

  • «точка зрения здравого смысла»

  • Мы обыкновенно запоминаем смысл речи, поэтому при пересказе какого-либо сообщения разным людям мы используем разные слова.

  • Узнаём о другом предмете


    Скачать 6.01 Mb.
    НазваниеУзнаём о другом предмете
    АнкорYazykoznanie_Otvet_k_voprosu_11.doc
    Дата08.12.2017
    Размер6.01 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаYazykoznanie_Otvet_k_voprosu_11.doc
    ТипДокументы
    #10784
    страница1 из 22
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22



    6. Языковой знак и его особенности.
    Этимологически слово «знак» восходит к «знать». Знак есть предмет, благодаря которому мы узнаём о другом предмете. Так, если мы посмотрим на стол, за которым сидим, то увидим, что он ни к чему не отсылает и ничего не замещает. Следовательно, стол не является знаком. Другое дело — слово «стол». Оно отсылает к реальному столу. Следовательно, слово «стол» — знак. Оно даёт нам знать о столе.

    Знак — это «материальный чувственно воспринимаемый предмет (явление, событие, действие), выступающий в познании и общении людей в качестве представителя некоторого предмета или предметов, свойства или отношения предметов и используемый для приобретения, хранения, преобразования и передачи сообщений (информации, знаний) или компонентов сообщений какого-либо рода».

    Науку о знаках называют семиотикой. Её основатель — американский ученый Чарлз Пирс (1839—1914). Но современные представления о семиотике связаны с другим американцем — Чарлзом Моррисом (1903—1979), который поделил семиотику на три дисциплины — синтактику (она изучает отношение знака к другим знакам), семантику (её предмет — отношение знака к обозначаемому им предмету) и прагматику (её задача — исследование отношения знака к его интерпретатору (истолкователю). Процесс использования знаков в общении Ч. Моррис назвал семиозисом. Он осуществляется не только с помощью языковых знаков, но и неязыковых.

    Науку, изучающую язык в сравнении с другими системами знаков, называют лингвосемиотикой. Её основатель — гениальный швейцарский учёный Фердинанд де Соссюр (1857—1913). Он следующим образом определял язык: «Язык есть система знаков, выражающих понятия, а следовательно, её можно сравнить с письменностью, с азбукой для глухонемых, с символическими обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т.д. и т.п. Он только наиважнейшая из этих систем».

    Если довести до минимума соссюровское определение языка, то окажется, что язык — это «система знаков». Отсюда следует, что язык обладает двумя фундаментальными свойствами — системностью и знаковостью. Рассмотрим их в отдельности.

    В чём заключается системность языка? В том, что единицы, из которых он состоит, находятся во взаимной связи друг с другом. Начиная с Ф. де Соссюра, всё многообразие этих связей сводят лишь к двум типам — парадигматическим (ассоциативным) и синтагматическим. Первый тип отношений основывается на сходстве языковых единиц друг с другом, а второй — на их смежности. Наличие сходства между языковыми единицами обеспечивает человеческую память, как говорил Ф. де Соссюр, «ассоциативными рядами». Этих рядов — множество. Так, слово enseignement «обучение» может ассоциироваться с enseigner «обучать», enseignons «обучаем» и т.д.

    Синтагматические отношения возникают в языковой памяти в связи с сочетаемостными свойствами у тех или иных единиц языка. Ф. де Соссюр писал: «Первое, что нас поражает в этой организации (языка) — это синтагматические единства: почти все единицы языка находятся в зависимости либо от того, что их окружает в потоке речи, либо от тех частей, из коих они состоят сами». Далее учёный подтверждает наличие синтагматических отношений на примере словообразовательных синтагм. Так, слово dеsireux «жаждущий» составляет словообразовательную синтагму dеsir + eux.

    В чём заключается знаковость языка? В том, что единицы, входящие в него, представляют собой знаки. Какими же основными свойствами обладает языковой знак? Любой знак, включая языковой, обладает тремя основными признаками —

    • референциальностью (отсылочностью),

    • условностью (произвольностью) и

    • коммуникативностью.

    В чём состоит референциальность (отсылочность) знака? В том что, знак отсылает к трём формам содержания, которое он представляет, — объекту, мысли и значению. Так, знаковую сторону слова «снег» составляет звуковой комплекс [ н́ эк]. Этот знак отсылает нас,

    • во-первых, к соответственному объекту — снегу,

    • во- вторых, к мысли (представлению) о снеге и,

    • в-третьих, к значению слова «снег».

    Первые две формы содержания являются внеязыковыми, поскольку они находятся за пределами языка как такового, а третья его форма — значение — составляет языковую форму содержания, к которому отсылает данный знак. Есть слова, знаковая сторона которых отсылает сразу к трём формам содержания, с которыми она связана. К таким словам относится большая часть слов. Есть слова, знаковая стороны которых не соотносится с реальными внеязыковыми объектами (например, сюда относятся имена мифологических и литературных персонажей: Зевс, Афродита, Андрей Болконский, Иван Карамазов. Они являются плодами мифического и художественного вымыслов, хотя некоторые их черты взяты от реальных людей). Есть, наконец, такие знаки, которые не соотносятся с внеязыковым содержанием вообще, а имеют лишь языковое содержание, или значение. Так, окончания у русских прилагательных имеют значения рода, числа и падежа, но они не соотносятся с реальным внеязыковым содержанием, а свидетельствуют лишь о роде, числе и падеже существительного, с которым согласуются по данным значениям.

    В чём состоит произвольность знака?Это свойство состоит в отсутствии сходства между знаком и обозначаемым им предметом. На него указывает пословица «Сколько ни говори слово «халва», во рту сладко не станет». О нём свидетельствует также тот факт, что одинаковые предметы обозначаются в разных языках с помощью разных знаков (стол — table (англ.), table (франц.), Tisch (нем.), mesa (исп.) и т.д.).

    Принцип произвольности знака в какой-то мере ослаблен у звукоподражательных слов (например, в русском языке «кукарекать», «мяукать» и т.п.), однако и в подобных случаях этот принцип действует, поскольку в разных языках звукоподражательные слова по своему звучанию не совпадают (ср. русское слово кукушка с немецким Kuckuck, английским сuckoo).

    В чём состоит коммуникативность знака?Этот признак заключается в том, что знак специально создается для общения. Вот почему тучу, например, которая может свидетельствовать о надвигающейся грозе, мы можем назвать знаком лишь метафорически, поскольку у неё отсутствует третий признак знака — коммуникативность. Для коммуникативных целей её никто не создавал.

    Итак, мы обнаружили у знака три основных признака — отсылочность (её иногда называют не только референциальностью, но и субститутивностью), произвольность и коммуникативность. Ф. де Соссюр обращал внимание ещё на два признака языкового знака — линейный характер означающего и изменчивость/неизменчивость.

    Линейный характер означающегоФ. де Соссюр связывал с двумя чертами языкового знака:

    • «он обладает протяжённостью

    • и эта протяжённость имеет одно измерение — это линия».

    В чём же состоит изменчивость/неизменчивость языкового знака?

    • В процессе своей истории языковые знаки меняются. Нам предстоит убедиться в этом в разделе диахронической лингвистики. Это общеизвестный факт.

    • Но в чём состоит их неизменность? Почему языковой знак стремится к неизменности? Говорящие не могут вносить в язык изменения по своему произволу. Знак противится каким-либо изменениям, так как его характер обусловлен традицией. Сопротивление языка каким-либо изменениям Ф. де Соссюр связывал с тем, что всякому коллективу язык навязан: «У этого коллектива мнения не спрашивают, и выбранное языком означающее не может быть заменено другим».




    7. Язык и мышление.
    7.1. История и суть вопроса о взаимоотношении языка и мышления.

    7.2. Социальная функция языка и общественная природа познавательной деятельности человека.

    7.3.Роль языка в формировании мысли, ее выражении и передаче.
    7.1. История и суть вопроса о взаимоотношении языка и мышления.
    Вопрос о том, как соотносятся между собой язык и мышление, занимает одно из наиболее важны мест не только в науке о языке, но и в психологии, логике, философии. Интерес к этой проблеме проявляют и представители других отраслей человеческих знаний: математики, физики, кибернетики, медицины.

    Проблема связи языка, мышления и действительности исследуется на протяжении всей истории науки. Психолог Л. Выготский отмечал, что «решение этой проблемы, которое предлагалось разными исследователями, всегда колебалось между отождествлением, полным слиянием мысли и слова и между их абсолютным разрывом и разъединением».

    Вильгельм фон Гумбольдт считал взаимосвязь между языком и мышлением настолько тесной, что практически отождествлял эти два понятия. Кроме того, он пошел еще дальше, когда язык определил как тождественное явление духовному миру человека. Таким образом, язык, мышление и духовный мир человека он называл проявлениями одной и той же сущности, только по-разному называемой. Отождествление языка и мышления можно обнаружить в работах разных языковедов, в частности, американский лингвист Л. Блумфилд полагал, что мышление есть не что иное, как «говорение с самим собой». Однако такой взгляд на проблему, когда язык и мышление попросту отождествляются, среди языковедов не слишком распространен, потому что при таком подходе к проблеме она не решается, а скорее снимается.

    В виде одного целого, но с разграничением языка и мышления предлагал рассматривать эту проблему Ф. де Соссюр. Чтобы показать естественную спаянность языка и мышления, лингвист приводил несколько сравнений, среди которых было такое: язык, как он утверждал, можно сравнить с листом бумаги: мысль – его лицевая сторона, а звук, то есть материальное выражение мысли, - сторона оборотная; нельзя, к примеру, разрезать лицевую сторону, не разрезав оборотную Þ так и в языке нельзя отделить ни звук от мысли, ни мысль от звука. Ф. де Соссюр допускал возможность разграничения языка и мышления только теоретически, так как в действительности он считал их единой сущностью.

    В результате по вопросу о связи языка и мышления две основные точки зрения.

    1) точка зрения иногда еще называется «точка зрения здравого смысла». Согласно данного взгляда на связь языка и мышления, язык выступает как оболочка, «одежда» готовой мысли, способ ее передачи, но не средство формирования мысли.

    В качестве доказательств можно привести следующие аргументы:

    • во-первых, объем мышления значительнее той части, которая нами высказывается, и тогда возникают ситуации, когда «про себя» что-то понимаем, но высказать это весьма сложно;

    • во-вторых, глухонемые люди, не обладая речью, тем не менее, не отстают в развитии, заменяя звучащую речь языком жестов.

    Данную точку зрения разделяют не все лингвисты, и вот почему. Известно, что существуют разные формы мышления. Например, наглядно-образное мышление, основанное на механизмах действия памяти по созданию и сопоставлению зримых образов, а также существует мышление практическое, или машинальное, когда мы делаем что-то не задумываясь, основываясь на прошлом опыте (нарезка хлеба). Ни одна, ни вторая из названных форм мышления в языке как способе передачи мысли не нуждаются вовсе.

    2) точка зрения основывается на том, что язык и мышление находятся в тесной взаимосвязи, соотносятся, но не тождественны. Язык выполняется по отношению к сознанию орудийную функцию, то есть является средством формирования мысли. Этим вопросом в психологии занимался Н. Леонтьев, который механизм создания мысли представил таким образом: сначала познание носит предметную форму, которая выражается языком, речью; потом речь утрачивает или сокращает произносительную, звучащую сторону, а мыслительные процессы становятся внутренними. Сперва язык выступает средством коммуникации, а потом – познания, для которого совершенно не нужны особые и сложные речевые формы.
    7.2. Социальная функция языка и общественная природа познавательной деятельности человека.
    В основе познавательной (когнитивной) деятельности людей лежит активный процесс мышления, который направлен на постижение и изучение законов окружающей человека действительности. Материальное закрепление результатов мышления, то есть знаний, приобретенных человеком, а также их дальнейшая фиксация, накопление производится при активном участии языка. Когда язык передает опыт и знания, выработанные и приобретенные людьми в процессе познания, он тем самым исключает для последующих поколений длительный процесс открытия одних и тех же законов и предупреждает появление ошибочных путей в познании. В течение определенного времени человек усваивает основные знания, накопленные людьми на протяжении тысячелетий, а остальное время своей жизни может использовать для формирования и приумножения новых знаний. Поэтому, как отмечал А.А. Потебня, язык «относится ко всем прочим средствам прогресса как первое и основное».

    Участие языка в процессе познания не сводится только к закреплению и передаче приобретенных мышлением человека знаний. Так как язык является самым действенным инструментом этого познания. Образование, уточнение и обогащение основных категорий мышления = понятий происходит на основе языка.

    1. Мышление имеет несколько форм. Среди низших выделяется наглядно-образное и практическое мышление, высшихабстрактное, отвлеченное мышление. С помощью низших форм мы формируем знания о мире на основе представления предметов, образов, которые фиксируем вокруг себя. Для того, чтобы понимать законы мироустройства, необходимо привлечение отвлеченное мышления, которое оперирует абстрактными понятиями. Развитие у человека этих высших форм мышления возможно благодаря обобщающему характеру языка. Именно с помощью языка приобретенные знания концентрируются, язык обеспечивает их проверку, переработку, применение в новых условиях для теоретических или практических нужд человека.

    Язык выступает не только инструментом познавательной деятельности людей, но и является важной и необходимой частью любой конкретной деятельности, которая или может быть языковой, или неязыковой, но не обходится без, например, предварительного обсуждения, без языкового сопровождения или последующей вербальной интерпретации.

    Интеллектуальный познавательный процесс непосредственно связан с процессом материальным. Связь между ними тоже осуществляется языком, который, таким образом, предстает посредником не только между людьми в процессе общения, но и между всеми видами духовной и материальной деятельности человека. Именно язык позволил человеку выйти за границы только непосредственных чувственных восприятий, которые присущи животным при формировании информации о внешней действительности.

    1. Процесс обучения человека невозможен без участия языка. Понятия, с помощью которых человек познает и осмысливает окружающий его мир, первоначально предстают в форме слов и их значений. Потом значения слов обогащаются, развиваются, совершенствуются, превращаются в понятия.

    Синтезирующий и анализирующий характер мышления наиболее наглядно и конкретно представлен в формах языка. Так, расчленение действительности нашим сознанием фиксируется в языке словами. В лексике действительность предстает как в расчлененном, так и в обобщенном, расклассифицированном виде (кроме отдельных предметов – солнце, луна, слова обозначают и целые совокупности предметов, классы их - дерево, дом, город); в связанных по смыслу словах и группах слов отражается классификация реалий действительности – слова со значением времени, пространства, термины, родства, названия хозяйственный построек и т.д.

    Классифицирующая роль языка отражается и в его грамматических формах: в делении слов по частям речи факты действительности представлены как предметы мысли (существительные), действия (глаголы), признаки (прилагательные) и т.д. С помощью суффиксов группируются слова, выражающие значение отвлеченного качества (-ость), состояния (-ств).

    Процесс человеческого познания осуществляется от восприятия конкретных фактов, реалий к их последующему обобщению, потом – к образования абстрактных понятий. Естественный язык делает возможным для каждого человека в процессе обучения сначала ознакомиться с абстрактными понятиями, а затем переходить к их конкретизации, уточнению. Такой путь ускоряет умственное развитие человека, быстрее подготавливает его к самостоятельной познавательной деятельности.
    7.3.Роль языка в формировании мысли, ее выражении и передаче.

    В познавательной деятельности не всегда обязательно участие языка, так как отдельная мысль или ее конкретный элемент могут быть словесно не выражены. Мысль, хоть и возникает на базе языка, никогда до конца не может быть выражена словами (лучше понимаем близкого человека). Отсюда выражение: понимаю больше, нежели могу сказать!

    Бывают и такие случаи, когда человек рассуждает про себя и для себя – и тогда его мышление сопровождается так называемой внутренней речью. Это, пожалуй, основное и элементарное средство умственной деятельности человека. В ней мысль и язык действуют как целостный речевой механизм мышления.

    Она (внутренняя речь) обычно бывает двух типов:

    1) беззвучное проговаривание; по своей структуре почти полностью совпадает со звучащей речью и предшествует ей;

    2) максимально сокращенная, фрагментарная речь, не совпадающая по своей смысловой и синтаксической структуре со внешней речью.

    Первый тип внутренней речи легко переводится во внешнюю форму, перевод во внешнюю форму второго типа внутренней речи представляет собой процесс переструктурирования речи, превращения своеобразных звукового и смыслового строя, синтаксиса, которые присущи внутренней речи, в другие структурные формы. Озвученная фрагментарная внутренняя речь осталась бы непонятой другим человеком, так как принадлежит и сориентирована такая речь только тому лицу, который использует ее в процессе собственного мышления.

    Что же представляет собой наша внутренняя речь?

    • Во-первых, она имеет отрывочный, прерывистый характер, она является более сокращенной, чем речь внешняя, вокализованная.

    • Во-вторых, во внутренней речи часто опускаются подлежащие и связанные с ними члены предложения, при этом предпочтение отдается сказуемым, так как они составляют остов любого высказывания.

    • В-третьих, значения слов во внутренней речи могут быть более контрастны и фразеологичны, чем в речи внешней, звучащей.

    • В-четвертых, словарь внутренней речи сугубо индивидуален, субъективен и зачастую дополняется наглядными образами.

    • В-пятых, как только мыслительные / интеллектуальные навыки человека вырабатываются в достаточной мере для его познавательной деятельности (в процессе чтения, письма, решения всевозможных задач), то операции внутренней речи сокращаются еще больше. В результате внутренняя речь человека, сопровождающая и оформляющая мыслительный процесс, превращается в максимально сокращенный и обобщенный код, который состоит из смысловых комплексов и наглядных образов.

    Использование человеком различных типов внутренней речи определяется видом и сложностью тех умственных задач, которые он решает. И при решении одних и тех же задач могут реализовываться разные типы внутренней речи в зависимости от того, каким интеллектуальным потенциалом обладает человек, решающий эти задачи.

    Учеными, исследующим феномен внутренней речи (Соколов и др.) был проведен такой эксперимент: группе школьников и группе студентов предложили решить систему одних и тех же арифметических задач. Результатом наблюдения за поведением испытуемых стало следующее: речедвигательное возбуждение школьников было более сильным, чем у студентов, участвовавших в эксперименте. То есть внутренняя речь школьниками при решении задач привлекалась с большей интенсивностью, нежели студентами, так как уровни их интеллектуального развития отличаются в силу возраста и имеющегося опыта. Некоторые виды простых задач вообще не предполагают задействования внутренней речи первого типа.

    Внутренняя речь является в первую очередь средством закрепления мысли. Но она может использоваться слушающим при восприятии им звучащей речи. Это необходимо для ее обобщения и последующего запоминания. Человеческая память не способна запомнить звучащую речь словесно. Мы обыкновенно запоминаем смысл речи, поэтому при пересказе какого-либо сообщения разным людям мы используем разные слова.

    Особенность процесса передачи и восприятия речи свидетельствуют, как минимум, о двух обстоятельствах:

    с одной стороны, о том, что содержание мысли и значение слов языка хотя и имеют между собой связь, но не покрывают друг друга полностью, так как одну и ту же мысль можно выразить по-разному;

    с другой стороны, подчеркивает важность в этом процессе внутренней речи, которая при восприятии внешней речи не только закрепляет, но и логически расчленяет и обобщает материал речи, превращая ее в мысль, а при производстве речи, наоборот, превращает мысль в звучащую речь.

    ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТЬ – МЫШЛЕНИЕ – ЯЗЫК

    Необходимость решения многих вопросов, возникших при исследовании внутренней речи, привели к возникновению новой научной дисциплины, которая получила название психолингвистика (2 ½ XX в.)

    Таким образом, проблема связи языка, мышления и действительности исследуется на протяжении всей истории науки.

    В результате по вопросу о связи языка и мышления оформились 2 основные точки зрения:

    1) точка зрения иногда еще называется «точка зрения здравого смысла», когда язык выступает как оболочка, «одежда» готовой мысли, способ ее передачи, но не средство формирования мысли и

    2) точка зрения, утверждающая, что язык и мышление находятся в тесной взаимосвязи, соотносятся, но не тождественны.

    Образование, уточнение и обогащение основных категорий мышления = понятий происходит на основе языка. Именно язык позволил человеку выйти за границы только непосредственных чувственных восприятий, которые присущи животным. Понятия, с помощью которых человек познает и осмысливает окружающий его мир, первоначально предстают в форме слов и их значений. Потом значения слов обогащаются, развиваются, совершенствуются, превращаются в понятия.

    Процесс человеческого познания осуществляется от восприятия конкретных фактов, реалий к их последующему обобщению, потом – к образования абстрактных понятий. Естественный язык делает возможным для каждого человека в процессе обучения сначала ознакомиться с абстрактными понятиями, а затем переходить к их конкретизации, уточнению.
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
    написать администратору сайта