Главная страница
Навигация по странице:

  • Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г.

  • Войшвилло Евгений Казимирович, Дегтярев Михаил Григорьевич ЛОГИКА

  • ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ

  • § 1. Основные характеристики процесса познания

  • Таким образом, практика играет двоякую роль: она являетсяосновой процесса познания и критерием истинности его ре­зультатов.

  • Учебник по логике - Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. (DOC). Учебник для студентов высших учебных заведений


    Скачать 3.02 Mb.
    НазваниеУчебник для студентов высших учебных заведений
    АнкорУчебник по логике - Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. (DOC).doc
    Дата01.02.2017
    Размер3.02 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаУчебник по логике - Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г. (DOC).doc
    ТипУчебник
    #1572
    КатегорияФилософия. Логика. Этика. Религия
    страница1 из 40
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40

    Сенья.УЧЕБНИК ДЛЯ ВУЗОВ

    Е.К. ВОЙШВИЛЛО, М.Г. ДЕГТЯРЕВ

    ЛОГИКА

    Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации в качестве учебника для студентов высших учебных заведений

    Москва

    ВЛАДОС-ПРЕСС ИМПЭ им. А.С. Грибоедова

    2001

    ББК 87.4я73 В65

    Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г.

    В65 Логика: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. — М.: Изд-во ВЛАДОС-ПРЕСС, 2001. — 528 с.

    ISBN 5-305-00001-7.

    Рассматривается круг логических вопросов и проблем, который можно охарактеризовать как «практическая логика». Анализиру­ются вопросы практического применения логики, в частности, в пе­дагогическом процессе. Особое значение имеет глава, посвященная логико-эпистемологическим и социально-психологическим аспек­там аргументации (доказательство и опровержение, критика, спо­ры и дискуссии и т. д.)

    В учебнике удачно сочетается традиционная тематика с совре­менным уровнем логиико-методологических исследований.

    Для студентов вузов.

    ББК 87.4я73

    © Войшвилло Е.К., Дегтярев М.Г., 2001
    © «Издательство ВЛАДОС-ПРЕСС», 2001
    © Серийное оформление обложки.
    ISBN 5-305-00001-7 «Издательство ВЛАДОС-ПРЕСС», 2001

    Учебное издание

    Войшвилло Евгений Казимирович, Дегтярев Михаил Григорьевич

    ЛОГИКА

    Учебник для студентов высших учебных заведений

    Зав. редакцией Т.И. Смирнова

    Редактор И.Б. Нилова

    Художник Ю.В. Токарев

    Компьютерная верстка Ю.В. Одинцова

    Корректор И.Б. Нилова

    Лицензия ИД М 00349 от 29.10.99.

    Гигиеническое заключение № 77.99.2.953.П. 13882.8.00 от 23.08.2000 г.

    Сдано в набор 20.10.97. Подписано в печать 10.10.00.

    Формат 60x90/16. Печать офсетная. Усл. печ. л. 33.

    Тираж 15 000 экз. Заказ № 2061

    «Издательство ВЛАДОС-ПРЕСС».

    117571, Москва, просп. Вернадского, 88,

    Московский педагогический государственный университет.

    Тел. 437-11-11, 437-25-52, 437-99-98; тел./факс 932-56-19.

    E-mail: vlados@dol.ru http://www.vlados.ru

    ООО «Полиграфист». 160001, Россия, г. Вологда, ул. Челюскинцев, 3.

    Предисловие

    О значении логики сказано немало в философской литературе. Однако чаще всего подчеркивается, что изучение логики необходи­мо для формирования культуры мышления. Авторы настаивают на более широком значении этой науки, считая, что знание форм и процедур мыслительной деятельности составляет по существу опре­деленный аспект и основу той части философии, которую называ­ют теорией познания или — точнее — научной эпистемологией. Формы и процедуры, а также общие закономерности процессов познания, которые выявляет логика, представляют собой основной «инструментарий» так называемого абстрактного мышления, со­ставляющего наиболее существенный аспект теории научного по­знания.

    При написании книга авторы исходили из убеждения, что ло­гика как наука должна быть необходимым элементом общего обра­зования в России.

    Предлагаемая вниманию читателя книга появилась в результате значительной переработки учебника «Логика с элементами эписте­мологии и научной методологии», который был написан авторами в 1994 г. и предназначался для студентов пединститутов. Учебник 1994 г. участвовал в конкурсе в рамках программы «Обновление гуманитарного образования в России» (1992 г . ) и был удостоен По­четной грамоты. Работа финансировалась по гранту фондом Дж. Сороса. Настоящий учебник адресован самому широкому кру­гу читателей — студентам вузов различных специальностей.

    Овладение результатами логической науки является не только необходимым условием формирования культуры мышления, но также способствует развитию природных возможностей мысли­тельной деятельности человека, повышает его творческий потенци­ал. Несомненно, что понимание механизмов формирования науч­ных знаний не может не способствовать рационализации процесса обучения и повышению эффективности усвоения достигнутых на­укой результатов. К этому надо добавить, что при определенном понимании и соответствующем изложении логического материала изучение логики дает представление о самом процессе познания, в чем состоит ее важное философское значение.

    Однако степень полезности изучения логики зависит от того, насколько соответствует критериям научности само изложение ее результатов в учебной литературе, а тем самым от способов ее преподавания. Существенно при этом выявление места и роли рас­сматриваемых логических приемов, форм и законов познания в со­ставе самого процесса познания. При написании книги авторы

    стремились рассматривать известные логические формы и приемы в контекстах познавательных процедур, считая, что только при та­ком подходе может быть выявлена их научно-методологическая значимость.

    В учебнике рассматривается крут логических вопросов и про­блем, который можно было бы охарактеризовать как практиче­скую логику. Многие из этих проблем были выделены в процессе развития так называемой традиционной логики, однако, как прави­ло, еще не разработаны теоретически.

    Несмотря на то, что центральной проблемой логики всегда яв­лялось изучение форм правильных умозаключений, что определяло ее как науку о законах и формах правильного мышления, не су­ществовало даже критерия правильности выводов (умозаключе­ний) в силу отсутствия понятия логического следования. Не суще­ствовало также понятия о том, что представляют собой законы ло­гики. Аналогичная ситуация наблюдается и в других разделах тра­диционной логики: в области теории определения, аргументации, суждения. По существу здесь не было теории — имелось лишь описание узкого круга эмпирически выделенных форм выводов и форм мысли.

    Все это породило у многих специалистов, особенно у предста­вителей вновь возникшего в середине XIX века этапа развития ло­гики — так называемой символической логики, отрицательное, не­приязненное отношение к проблематике. Появилось даже противо­поставление символической логики как современной формы логи­ки традиционной.

    Такое противопоставление отчетливо проявляется в современ­ной учебной литературе. С одной стороны, есть множество учеб­ников, особенно в нашей стране, посвященных всецело традици­онной логике со всеми указанными ее недостатками. В лучшем случае авторы этих учебников ограничиваются лишь «включением элементов символической логики». Эти элементы оказываются просто инородными вкраплениями, никак не связанными с основ­ной проблематикой и по существу во многом даже несовместимы с основным материалом. При этом часто вместо систем логики изла­гаются так называемые формально-логические построения — не-интерпретированные квазилогические системы с неизвестным предназначением. С другой стороны, особенно в странах Запада, содержание логики в учебниках и учебных пособиях зачастую це­ликом сводится к символической логике.

    Однако ограничение учебников символической логикой, пред­ставляющей собой в основном теорию дедукции и некоторую ме­тодологию, связанную с особыми, специально построенными логи­ческими формализованными языками, ведет к тому, что получае­мые в рамках этих языков весьма важные сами по себе результаты оказываются недоступными широкому кругу ученых различных

    областей науки. Эти результаты предназначены в основном узкому кругу специалистов-математиков и самих логиков. Вместе с тем об­ращение к символической логике и особенно использование ее формализованных языков приводит к выяснению именно тех основополагающих понятий, которых не хватало в традиционной логике. Здесь, например», выявляются такие особые формы мышле­ния как предикаты, по существу то, что в традиционной логике на­зывали признаками, составляющими содержание понятий. Однако теперь выясняется структурное многообразие таковых, возмож­ность сравнения их, — как и самих понятий, — по информатив­ности. Это поднимает саму теорию понятий на принципиально но­вый теоретический уровень. В рамках формализованных языков сформированы понятия логических форм мысли, отношения логи­ческого следования и законов логики и т. д.

    Таким образом, мы исходим из того, что символическая логика имеет не только важное самостоятельное значение, но является также методологической основой, средством решения проблем традиционной логики, а также позволяет выявить многие новые аспекты познания философского-методологического характера. Однако существенен, в конце концов, перевод всех результатов философского и методологического характера для познания вооб­ще на естественный язык. В силу этого именно они могут стано­виться достоянием широкого круга лиц, связанных с наукой и осо­бенно с изучением процессов познания. Поэтому, излагая форма­лизованные языки и теорию дедукции в языках этого рода, мы рассматриваем эти разделы не как самоцель, а как основу для тео­ретического осмысления и обоснования всех других логических форм и процедур, связанных, в основном, с естественным языком.

    В ряде случаев в предлагаемой книге даны специфические — уточненные — трактовки известных результатов традиционной ло­гики, а также новые результаты, касающиеся, например, правдопо­добных выводов, аргументации, анализа самих формализованных языков и формализации в их рамках выводов и доказательств. Так, предлагается оригинальная «натуральная система исчисления пре­дикатов», максимально приближенная, как нам кажется, к формам естественных рассуждений.

    Связывая логику с вопросами теории познания и рассматривая ее как методологию научного познания, мы ввели в учебник новые разделы логико-эпистемического характера: «Язык как средство познания», «Типы объектов познания и их возможные характери­стики», «Некоторые методы эмпирического и теоретического по­знания», в частности, раздел «Научное объяснение», важный для понимания законов науки.

    Наряду с основным материалом, относящимся к обычным кур­сам логики, в книге имеются сведения (данные мелким шрифтом), представляющие более детальное и уточненное рассмотрение во-

    просов, обсуждаемых в основном курсе. По замыслу авторов эти дополнения должны быть полезны для преподавателей, а также для студентов, стремящихся к более основательному изучению предме­та. С другой стороны, учитывая то обстоятельство, что на курсы логики зачастую отводится незначительное количество учебного времени, естественно предполагать, что в процессе ее преподава­ния возникнет необходимость сокращенного изложения ряда раз­делов и исключения каких-то из них. Естественно, что выбор мате­риала должен зависеть от профиля вуза и его подразделений.

    Для студентов любых профилей полезно знакомство с основ­ными видами (формами) знания и процессов познания: понятие, суждение (высказывания), вывод (умозаключения - дедуктивные и правдоподобные), основными принципами аргументации, теории определения.

    Студентам-лингвистам, как мы считаем, полезно сосредоточить внимание на разделе «Логический анализ языка» (гл. II, III).

    Студентов естественно-научных направлений могут заинтере­совать разделы «Типы объектов познания и их возможные харак­теристики» (гл. IV), «Правдоподобные выводы» (гл. IX, часть И), «Теория определения» (гл. VII), «Теория аргументации» (гл. XI), ос­новные приемы абстрагирующей деятельности мышления (виды абстракций и идеализация), научное объяснение, подтверждение и доказательство научных утверждений, «Теория и некоторые мето­ды теоретического познания» (гл. X, часть II), «Формализованные языки» (гл. III). Им желательно ознакомиться, хотя бы в общих чертах, с принципами формализации выводов, например, в так на­зываемой натуральной системе исчисления, предикатов (гл. III).

    Студентам социологических профилей рекомендуем раздел «Правдоподобные выводы» (гл. IX, часть III), для обоснования кото­рых в учебник введено разработанное понятие индуктивного сле­дования, а также разделы «Основные характеристики знаков» (гл. II), теория понятий (гл. V) и определений (гл. VII), а также «Теория аргументации» (гл. XI).

    В кратких курсах естественно опустить разделы символической логики, особенно логические исчисления (высказываний и предика­тов), ограничившись общим представлением о специфике и значе­нии формализованных языков и идеей формализации выводов и до­казательств. Из гл. I I I «Символическая логика» в кратких курсах же­лательно ознакомиться хотя бы с формализованными языками и ло­гикой высказываний. В случае обращения к исчислению высказы­ваний и предикатов ограничиться системами натурального вывода.

    В числе изучаемых студентами математического профиля дис­циплин имеются курсы символической логики. Однако при этом не уделяется внимание проблемам логики философского характе­ра, например, таких, как анализ познавательных процедур и форм мышления в естественных языках (эмпирические методы позна-

    ния, в частности правдоподобные выводы, а также специальный анализ отдельных форм мышления, кроме выводов и доказа­тельств). Между тем, знакомство с этими аспектами познаватель­ной деятельности, а также хотя бы с основными результатами ана­лиза языка, весьма полезно для их общего и,

    особенно, философского образования.

    Тем, кто готовит себя к преподавательском деятельности, по­лезно знакомство со всеми разделами курса.

    Мы не стремились во что бы то ни стало сделать учебник кни­гой легкого чтения, а исходили из тех соображений, что коль логи­ка есть наука о том, как надо правильно мыслить и как учить это­му, то уж учебник логики тем более должен заставлять человека мыслить: нельзя научиться мыслить, не пытаясь этого делать.

    В работе по подготовке настоящего учебника к изданию актив­ное участие приняли А. А. Ильин, Н. Е. Войшвилло и А В. Щипкова. Авторы выражают им искреннюю признательность. Кроме того, А. А. Ильин оказал большую помощь Е. К. Войшвилло в написании разделов, дополнивших предыдущее издание этого учебника.

    Авторы благодарят также коллег с кафедры логики философско­го факультета МГУ им. М. В. Ломоносова - Ю. В. Ивлева, В. И. Мар­кина, а также И. Н. Грифцову за ценные замечания и предложения, касающиеся отдельных вопросов. Без их творческого участия и со­ветов учебник во многом проиграл бы.

    Евгений Казимирович Войшвилло Михаил Григорьевич Дегтярев

    Глава I

    ПРЕДМЕТ И ЗНАЧЕНИЕ ЛОГИКИ

    Термин «логика» в настоящее время употребляется в трех основных значениях. Во-первых, этим словом обознача­ют всякую необходимую закономерность во взаимосвязи объективных явлений. Выражения «логика фактов», «логика вещей», «логика исторического развития» и т. п. представля­ют типичные варианты употребления этого слова в таком значении. Во-вторых, словом «логика» обозначают законо­мерности в связях и в развитии мыслей. Традиционными вы­ражениями здесь являются такие, как «логика рассуждения», «логика мышления» и т. д. Будем иметь в виду, что законо­мерности в связях и развитии мыслей являются опосредо­ванным отражением объективных закономерностей. И нако­нец, логикой называют науку определенную систему зна­ний, рассматривающую логику мышления. При этом логикой часто называют не только всю эту науку, но и отдельные ее разделы: модальная логика, неклассическая логика и др.

    Мы знаем, например, что существует явление объектив­ной действительности — отклонение кометы Галлея от зара­нее рассчитанной траектории. Очевидно, что это событие имеет свою объективную логику. Живет на Земле астроном, который рассуждает о причинах, последствиях этого откло­нения. Его рассуждения по этому поводу составят логику мышления.

    Логику же как науку может интересовать само это рас­суждение с точки зрения того, какие мыслительные процеду­ры, какие логические операции используются, т. е. как рас­суждает астроном, когда он размышляет об отклонении ко­меты Галлея? Вопрос «Как?» включает в себя главный логи­ческий компонент: правильно ли он рассуждает? Ответы на подобные вопросы дает ЛОГИКА.

    8

    • Логику обычно определяют как науку о правильном мышле­нии.

    Мышление есть сложный процесс, оно имеет различные аспекты, их изучением занимаются различные науки: психо­логия, физиология, кибернетика, лингвистика, социология и др. Естественно возникает вопрос, что же в мышлении со­ставляет предмет изучения логики"? Для ответа на этот во­прос ознакомимся хотя бы в самых общих чертах с тем, что представляет собой процесс познания.

    § 1. Основные характеристики процесса познания

    Предметы и явления окружающей действительности мы познаем с помощью органов чувств. В результате воздей­ствия предметов на наши органы чувств (в том числе и в от­вет на наши действия с ними) мы получаем ощущения — отражения отдельных свойств, сторон, характеристик этих предметов и явлений: твердости, нагретости, цвета, запаха, звуковых проявлений и т. д. Ощущения составляют источ­ник, начало всего нашего познания.

    На базе ощущений формируются более сложные чув­ственные образы предметов — восприятия — отраже­ние предметов в целом, правда, лишь с внешней их стороны. И наконец, воспроизводя в нашей памяти прежние воспри­ятия, мы имеем представление о предметах. Пред­ставление дает нам возможность сохранить определенную информацию о предметах, когда они находятся вне сферы не­посредственного воздействия на наши органы чувств. Более того, на основе своего чувственного опыта и имеющихся зна­ний человек может формировать представления о предметах, с которых он не имел чувственных контактов. Процесс созда­ния представлений такого рода носит название вообра­жение.

    Обычно чувственные данные фиксируются в словах и словосочетаниях языка. Посредством языка происходит так­же и переработка чувственных данных, осознание специфи­ки тех или иных предметов, выделение их сходств и разли­чий, выявление и обобщение их связей и отношений с дру­гими предметами. Этот процесс воспроизведения действи-

    тельности в сознании человека с помощью языка называют
    р а ц и о н а л ь н о й ступенью познания, или сту­
    пенью абстрактного мышления, в отличие от
    чувственной ступени.

    Употребление здесь слова «ступень» (или слова «уро­вень») весьма условно, поскольку в самом процессе чув­ственного отражения существенную роль играют уже имею­щиеся знания. Кроме того, в процессе мышления, включая и самые высокие его уровни, человек постоянно опирается на чувственные образы, создаваемые нередко посредством во­ображения. Тем не менее, разделение познания на ступени имеет основание хотя бы в историческом плане, да и в каж­дом отдельном процессе познания, поскольку началом его познания является чувственный опыт.

    Чувственные данные играют роль для нашего мышления, аналогичную той, которую играет пища для пищеварения. Отрицать существование чувственной ступени познания, как это делают некоторые философы, на том основании, что, дескать, сам процесс чувственного освоения предметов свя­зан обычно с мыслительной деятельностью, — это все равно, что отрицать ступень (этап) приема пищи в процессе пище­варения только потому, что сам процесс пищеварения, на­пример выделение слюны, желудочного сока, начинается до приема пищи, часто только при виде ее.

    В связи с пищеварением всякий раз, конечно, приходит мысль об отбросах его деятельности... Но и при переработке чувственных данных мышление, «проверяя» их, также отбра­сывает часто то, что в наших наблюдениях не соответствует реальности — вроде сходящихся к горизонту железнодорож­ных рельсов, преломленного в воде весла, погружающегося в море солнца и т. п. Продолжая аналогию между мышлением и пищеварением, в процессе которого, как известно, не только перерабатывается пища, но и усваиваются вещества, нужно отметить, что роль мышления состоит не только в переработ­ке чувственных данных. Мышление наряду с ощущениями само является важным источником приобретения нового зна­ния. При объяснении чувственно воспринимаемых явлений, например горения, кипения и т. п., за счет мышления выясня­ется их сущность; при этом вводятся в соответствующие тео­рии недоступные органам чувств объекты: молекулы, атомы, поля и т. д. Мышление создает, как мы увидим далее, объек-

    10

    ты сугубо теоретического характера: абстрактные, идеали­зированные, идеальные и т. п. ( с м . § 1 2 ) .

    При этом наряду с: областями р е а л ь н о й д е й с т в и -т е л ь н о с т и , предметы и явления которой существуют в пространстве и времени, возникают объекты, составляющие области и д е а л ь н о й д е й с т в и т е л ь н о с т и , которые изучают так называемые абстрактные науки, в частности, математика и логика. Логические операции и процедуры, изучаемые логикой, не имеют пространственно-временных характеристик1, как и числа, множества, группы, вообще изучаемые математикой структуры.

    Чувственная и рациональная ступени познания обладают рядом существенно различных характеристик. Различны, во-первых, сами формы отражения действительности на той и другой ступени. На первой — чувственной, — как мы уже говорили, это — о щ у щ е н и я , в о с п р и я т и я , пред-с т а в л е н и я . На ступени же абстрактного мышления наши знания о действительности представлены такими формами, как понятия, в ы с к а з ы в а н и я (суждения), теории.

    Это специфические языковые формы выражения получа­емых в процессе познания знаний, тогда как формы чув­ственного опыта вовсе не обязательно связаны с языком. Да­лее, чувственное познание является, в основном, пассивной формой отражения действительности. Чувственные данные человек получает нередко помимо своей воли, а иногда — и вопреки желаниям.

    Процесс же познания на абстрактной ступени представ­ляет собой волевую, целенаправленную деятельность. Не случайно в характеристике этого процесса применяются та­кие выражения, как «научный поиск», «напряженная работа мысли», «интеллектуальная деятельность» и т. п. Целенаправ­ленность мыслительных процессов определяется возникаю­щими вопросами: что общего в предметах того или иного класса? Почему, как осуществляется то или иное явление? Каковы механизмы взаимодействия предметов? Каковы за­кономерности их развития и т. п.

    1 Конечно, речь идет не о конкретных случаях применения операций логики в конкретных, естественных процессах мышления, а о типах опера­ций вообще, о законах, которым они подчинены, об условиях их правиль­ности, взятых вне пространственно-временных координат.

    11

    • Как и всякая деятельность, мышление имеет свои специфиче­ские приемы и методы: анализ, синтез, сравнение, обобщение, абстрагирование, научное объяснение и др., с помощью кото­рых формируются понятия, высказывания (суждения), теории. К числу приемов и методов мыслительной деятельности отно­сятся также операции с самими понятиями и высказывания­ми: обобщение и ограничение, деление и классификация поня­тий, доказательство и опровержение высказываний, выводы одних высказываний из других — умозаключения.

    Умозаключения играют важную роль для характе­ристики мышления как одного из источников познания. Они часто дают возможность выявить то, что недоступно непо­средственно органам наших чувств. Например, известно из механики, что у всякого тела, плотность которого одинакова во всех точках его объема, геометрический центр и центр масс совпадают. У Земли, как показывают астрономические наблюдения, эти центры не совпадают. Ясно, что это дает нам право — чисто теоретически, опосредованно — заклю­чить, что плотность Земли не одинакова во всех ее частях.

    Характерной особенностью абстрактного мышления, на­ряду с тем, что оно является опосредованным отражением действительности, выступает обобщенный харак-тер отражения. Есл и на чувственной ступени позна­ния мы имеем информацию об отдельных явлениях и пред­метах и лишь в некоторой мере достигаем обобщения раз­личного в представлениях, то на ступени абстрактного мыш­ления всякое отдельное, конкретное познается на основе об­щего, то есть на основе предварительного обобщения пред­метов тех или иных классов (металлы, растения и т. п.).

    Так, чтобы понять, что представляет собой Московский государственный университет, мы должны, по крайней мере, иметь знание о том, что такое учебное заведение, высшее учебное заведение, университет. Знания такого рода пред­ставляют понятия.

    В понятиях мы обобщаем предметы некоторых классов, то есть множеств качественно однородных в некотором отношении предметов. Обобщения достигаются за счет выделения именно того общего, что характерно для предметов этого класса.

    12

    Так мы получаем понятия: «Целое положительное число, отличное от единицы, которое не имеет никаких делителей, кроме самого себя и единицы, — простое число», «Заведе­ние, в котором происходит обучение людей каким-то нау­кам, — учебное заведение» и т. п.

    Заметим, что сами обобщения возможны только благода­ря употреблению языка, поскольку только с помощью зна­ков языка, то есть слов и словосочетаний, мы можем выде­лить и зафиксировать общие свойства предметов какого-либо класса.

    С помощью языка мы познаем и выделяем причины и сущ­
    ность явлений. Знание же сущности составляет основу значи­
    мых обобщений, объяснения явлений, раскрытия законов дей­
    ствительности, основу формирования теоретических понятий
    и самих теорий.


    В познании сущности явлений основную роль играет именно мышление, которое само по себе, наряду с ощуще­ниями, является, как уже было сказано, важнейшим источ­ником познания.

    Важную роль в процессе познания играет практическая деятельность людей. Именно в практической деятельности прежде всего осуществляется познание предметов с по­мощью органов чувств. Практика ставит перед человеком во­просы, проблемы, которые стимулируют и направляют поз­навательную деятельность. С другой стороны, в практике проверяются результаты тех или иных процессов познания, устанавливается истинность или ложность возникающих вы­сказываний и теорий.

    Таким образом, практика играет двоякую роль: она является
    основой процесса познания и критерием истинности его ре­
    зультатов.


    Все наше знание нужно нам в конечном счете для прак­тического применения. Эту мысль хорошо выразил русский историк В. О. Ключевский: «Цена всякого знания определя­ется его связью с нашими нуждами, стремлениями и поступ­ками. Иначе знания становятся простым балластом памяти, пригодным для ослабления житейской качки разве только

    13

    пустому кораблю, который идет без настоящего ценного гру-за»1.

    Итак, основные особенности абстрактного мышления, оп­ределенные аспекты которого изучает логика, составляют: неразрывная связь с языком, опосредованный, целенаправ­ленный и обобщенный характер отражения и, как мы виде­ли, наличие особых форм отражения действительности и особых приемов и методов познавательной деятельности.

    Наряду с различением ступеней чувственного и рацио­нального познания выделяют в рамках самого рационального познания также две ступени: ступень или, другими словами, уровень эмпирического познания (и знания) и уровень теоре­тического познания (и знания).

    • Эмпирический уровень рационального познания — это про­цесс (этап) мыслительной — языковой — переработки чув­ственных данных, вообще информации, полученной с по­мощью органов чувств. Такая переработка может состоять в анализе, классификации, обобщении материала, получаемого посредством наблюдения. Здесь в форме высказываний фик­сируются определенные связи, отношения между предметами, факты, указывающие на наличие или отсутствие тех или иных ситуаций. Здесь образуются понятия, обобщающие наблюдае­мые предметы и явления. Таким образом формируются эмпи­рический базис тех или иных теорий.

    • Для теоретического уровня рациональной ступени познания характерно то, что здесь включается деятельность мышления как другого источника знания: происходит построение теорий, объясняющих наблюдаемые явления, открывающих законы области действительности, которая является предметом изуче­ния той или иной теории.

    Если для эмпирического уровня характерно знание фак­тического характера, то для теоретического уровня основ­ным является знание необходимого характера, пример кото­рого как раз — знание законов действительности.

    1 Ключевский В. О. Курс русской истории // Собр. соч.: В 8 т. - М. 1956. - Т. 1. - Ч. 1. - С. 45.

    14

    Однако основа всего мышления — его синтетическая (синтезирующая) деятельность, проявляющаяся в суждениях. Дело в том, что при формировании самого языка происходит отрыв свойств, отношений, вообще характеристик предме­тов от самих предметов. Свойства и отношения предметов, как и сами предметы, фиксируются в различных знаках язы­ка и наличествуют первоначально в языке в отрыве друг от друга, как нечто самостоятельно" существующее: свойства (красный, высокий, электропроводный, вязкий, трудный) в отрыве от предметов (медь, человек, воск, наука), некоторые свойства и отношения, связанные в действительности - в отрыве друг от друга и от предметов и т. д.

    Созидательная деятельность мышления начинается с того, что свойства, отношения соотносятся с определенными предметами: устанавливается наличие или отсутствие тех или иных свойств у предметов (медь — электропроводна, воск — не красный и т. п.), характеризуется наличие или от­сутствие отношений между определенными предметами (Москва южнее Мурманска, воск легче парафина, Иван не брат Петра и т. п.). Это — основная синтетическая деятель­ность мышления, осуществляемая посредством специальных мыслительных актов - утверждений и отрицаний, - и реа­лизуется в таких формах мысли как суждения.

    • Таким образом, суждение является основной формой мысли­тельной деятельности. А указанная синтетическая деятель­ность прежде всего характеризует активный характер мысли­тельной познавательной деятельности и специфику воспроиз­ведения мира с помощью языка (см. гл. II).

    Основу всего процесса познания составляют следующие наиболее общие — применимые как на эмпирическом, так и на теоретическом уровне познания — приемы познаватель­ной деятельности.

    Сравнение - выявление сходств и различий между предметами.

    Анализ предметов, данных в представлении, — разло­жение, расчленение их на отдельные признаки, отдельные части, выявление их связей и отношений с другими предме­тами.

    15

    Синтез — воспроизведение предметов, расчлененных в процессе анализа на отдельные признаки, части, результа­том которого является представление их как системы выде­ленных частей, свойств и отношений.

    О б о б щ е н и е — объединение в одной мысли под од­ним термином — словом, словосочетанием — множества предметов по сходным их чертам. Обобщение связано с про­цессом абстрагирования.

    Выделяются три вида а б с т р а г и р о в а н и я .

    Первый из них состоит в том, что в предмете выделяются какие-то признаки, а все другие остаются за пределами вни­мания; другими словами, происходит отвлечение от всех дру­гих признаков. Результат применения такого приема есть аб­страктно мыслимый, характеризуемый лишь некоторой со­вокупностью выделенных признаков предмет. Наиболее важ­ную роль этот прием играет при образовании понятий. Здесь он неразрывно связан с обобщением предметов некоторого класса и поэтому может быть назван о б о б щ а ю щ е различающим абстрагированием.

    Второй вид — о т о ж д е с т в л я ю щ е е а б с т р а г и -рование. Прием состоит в том, что, выделяя некоторые признаки предмета, мы игнорируем все остальные как несу­щественные с той или иной точки зрения. Это ведет к отож­дествлению всех предметов, обладающих выделенными при­знаками. Таким образом, например, выделяя те или иные слова по их структуре, мы игнорируем все различия, связан­ные с их написанием или произношением, и рассматриваем все случаи употребления слова одной и той же структуры как различные экземпляры одного и того же слова. Все эти случаи как бы склеиваются в один. Элементами понятия «книга», например, мы считаем такие книги, как «Поднятая целина», «Три мушкетера» и т. д., но не различные экземпля­ры этих книг.

    И наконец, имеется так называемое и з о л и р у ю щ е е а б с т р а г и р о в а н и е , состоящее в том, что отдельные признаки предметов, отдельные их характеристики мыслен­но отделяются от самих предметов и становятся самостоя­тельными предметами мысли. Результатом таких процессов являются так называемые абстрактные объекты и понятия: «фигура», «качество», «количество», «талант», «объем», «дли­на» и пр.

    16

    Следует различать (часто смешиваемые) такие приемы познания, как обобщающее абстрагирование и идеали­зация. Идеализация состоит в том, что, имея в виду неко­торые предельные случаи (предел уменьшения трения, уве­личение упругости и т. д.), мы либо мысленно наделяем пред­меты какими-то свойствами, которых они в действитель­ности не имеют (например, физические тела - способ­ностью восстанавливать при деформации свой объем или форму, в результате чего появляются понятия типа «идеаль­но упругое тело» или «идеальная жидкость»), либо лишаем их каких-то свойств, которыми они в действительности обла­дают. Так возникают в нашем сознании «безразмерные» точки, «линии, лишенные ширины», «идеальный газ».

    Понятие истины. В заключение данного очерка о процес­се познания особо отметим, что цель всякого познания со­стоит в достижении истинного знания о тех облас­тях действительности, которые являются предметом позна­ния. Понятие истинного знания удобнее всего разъяснить на примере высказываний (суждений), с которыми его нередко только и связывают1

    В каждом высказывании устанавливается наличие или от­сутствие у тех или иных предметов какого-то свойства или отношения между ними. Иначе говоря, в каждом высказыва­нии утверждается наличие или отсутствие той или иной си­туации в действительности, к которой относится данное вы­сказывание.

    Отсутствие некоторой ситуации, в свою очередь, обычно рассматривают как наличие некоторой отрицательной ситуа­ции. Отсутствие ситуации впадения Волги в Черное море можно рассматривать как наличие ситуации невпадения Во­лги в Черное море. Таким образом мы приходим к обобще­нию: в каждом высказывании утверждается наличие некото­рой (положительной или отрицательной) ситуации в дей­ствительности. Положительные и отрицательные ситуации назовем противоположными (они не могут иметь место в действительности одновременно и какая-то из них всегда имеет место). Учитывая это, можно сказать:

    1 Вопрос о применимости понятия истинности к теориям и понятиям будет рассмотрен далее (см. гл. V и гл. X, § 42).

    17

    Высказывание истинно тогда и только тогда, когда утверждае­мая в нем ситуация имеет место в действительности.

    В противном случае говорят, что высказывание ложно. Точнее говоря, высказывание ложно, если в действительно­сти имеет место ситуация, противоположная той, которая утверждается в высказывании.

    Если высказывание истинно или ложно, то только в этом случае оно называется осмысленным. В противоположном случае оно не является о с м ы с л е н н ы м . Необходимым условием осмысленности высказывания является точность его формулировки, то есть правильность его формулировки с точки зрения требований языка и логики. Требование логики состоит прежде всего в том, чтобы высказывание имело яс­ный смысл (что, в свою очередь, подразумевает выполнение определенных правил логики при построении высказыва­ния) .

    При неудовлетворении требования ясности в рамках не­осмысленных высказываний могут возникать высказывания бессмысленные и неопределенно-истин­ностные. В о т п р и м е р ы б е с с м ы с л е н н ы х высказываний: «Всякий вечный двигатель работает без бензина»1, «Простые числа тяжелее нечетных»2. Утверждения типа «Это тело яв­ляется горячим», «Земля вращается быстро» и т. п. без до­полнительных уточнений смысла «горячее», «быстрое», «большое» и т. п. являются неопределенно-истинностными. Бессмысленные и неопределенно-истинностные высказыва­ния, конечно, не являются истинными, но они и не ложны.

    В дальнейшем мы вернемся к некоторым уточнениям оп­ределений истинности и ложности высказываний.

    1 Это высказывание бессмысленно потому, что не имеет реального со­
    держания, так как в действительности нет предметов, к которым оно отно­
    сится. Это значит, что в данном случае в действительности нет ситуации,
    которая утверждается в данном высказывании (работа всех вечных двига­
    телей без бензина), как нет и противоположной ситуации (работа каких-то
    вечных двигателей на бензине).

    2 Это высказывание бессмысленно, так как не выполнено одно из тре­
    бований логики - необходимо, чтобы предметы, к которым относятся
    утверждаемые в высказывании характеристики их, относились к области
    определения этих характеристик (точнее, как мы увидим далее — к облас­
    ти определения знаков этих характеристик, называемых далее предикато-
    рами — гл. И, 6).

    18

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   40
    написать администратору сайта