Главная страница
Навигация по странице:

  • УДК 811.161.1′38(075.8) ББК 81.2Рус-5 ISBN 5-8297-0146-4

  • Программа Культура России


    Скачать 4.43 Mb.
    НазваниеПрограмма Культура России
    АнкорMaximov_-_Stilistika_i_literaturnoe_redaktirov.doc
    Дата08.03.2017
    Размер4.43 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаMaximov_-_Stilistika_i_literaturnoe_redaktirov.doc
    ТипПрограмма
    #3524
    страница1 из 63
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63


    Под редакцией профессора

    В. И. Максимова
    Допущено Министерством

    образования Российской Федерации

    в качестве учебника для студентов

    высших учебных заведений,

    обучающихся по гуманитарным

    специальностям
    Москва

    ГАРДАРИКИ

    2004
    УДК 811.161.1′38(075.8)

    ББК 81.2Рус-5

    С85
    Федеральная целевая программа «Культура России»

    (подпрограмма «Поддержка полиграфии и книгоиздания России»)
    Рецензенты:

    доктор филологических наук, профессор М.В. Горбачевский,

    доктор филологических наук, профессор Г.Я. Солганик,

    кафедра книгоиздания и книжной торговли Северо-Западного

    института печати (СПГУТД)
    Авторы:

    д-р филол. наук, проф. В.И. Максимов– руководитель авторского коллектива (Предисловие, ч. II: гл. 1-8, § 9.4 гл. 9, § 10.1-10.4 гл. 10); д-р филол. наук, проф. Ю.А Бельчиков (ч. I); канд. филол. наук А.В. Голубева (Приложение 3); канд. филол. наук Е.В. Маркасова (Ч II: § 11.3 гл.11); д-р филол. наук, проф. Г.Я. Солганик (ч. II: § 10.5 гл. 10); канд. филол. Наук Т.И. Сурикова (ч. III); д-р филол. наук Н.А. Фатеева (ч. II: § 11.1, 11.2 гл. 11).
    С85

    Стилистика и литературное редактирование / Под ред. проф. В.И. Максимова. – М.: Гардарики, 2004. – 651 с.
    ISBN 5-8297-0146-4 (в пер.)

    Учебник подготовлен учеными двух ведущих отечественных лингвистических школ – московской и петербургской.

    Помимо традиционных для подобных изданий разделов: описания функционального расслоения русского языка, методики и редакторского анализа и правки текста и др.– в книгу включены сведения о современных технологиях редакционной и издательской подготовки рукописи.

    Для студентов высших учебных заведений, обучающихся по гуманитарным, в том числе филологическим, специальностям.
    УДК 811.161.1′38(075.8)

    ББК 81.2Рус-5

    ISBN 5-8297-0146-4

    © «Гардарики», 2004

    © Коллектив авторов, 2004

    Часть I. ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТИЛИСТИКА



    Функциональная стилистика изучает:

    • исторически сложившуюся систему функциональных разновидностей конкретного литературного языка в их взаимном соотношении и взаимодействии;

    • внутриструктурную (композиционно-речевую) организацию этих функциональных разновидностей;

    • принципы их выделения внутри литературного языка.

    Она входит в состав самостоятельной отрасли языкознания – стилистики – как один из ее разделов наряду со стилистикой языковых единиц (об этой части стилистики – в следующем разделе учебника), стилистикой текста и стилистикой художественной речи.

    Глава 1. Объект и предмет стилистики




    § 1.1. Предварительные замечания



    Стилистика – наука об использовании языка (языковых единиц и категорий, составляющих языковую систему) в ходе речевого общения (устного и письменного).
    Примечание. Необходимо подчеркнуть, что стилистические исследования проводятся на материале конкретных языков, на базе текстов, созданных на конкретном языке. Далее речь идет, конечно, о современном русском литературном языке, о его стилистике, выясняются закономерности использования современного русского литературного языка:

    • в стилистических целях;

    • в текстах, создаваемых с определенными целями, задачами (политическими, научными, деловыми, личными, общественными, благородными, преступными, отказа, приказа, огорчения, осуждения и т.п.);

    • в определенных коммуникативных условиях. Имеются в виду условия массовой коммуникации (радио, ТВ, газета и т.п.), групповой коммуникации (парламент, лекция, судебное заседание и т.п.), межличностной коммуникации (разговор друзей, однокурсников, «в кругу семьи» т.п.). Учитываются и социальный, политический, возрастной состав читателей, слушателей, уровень их культуры, степень подготовленности, образовательный ценз, эмоциональное состояние и т.п., «текущий момент» в жизни данного общества, народа и т.д.

    В стилистике речь идет об «использовании языковых средств», или о «функционировании языковых средств». Эти формулировки в контексте курса стилистики практически равнозначны. «Использование языковых средств...» предполагает подход к языку с точки зрения «потребителей данного языка», т.е. его носителей. Когда же говорится о «функционировании языковых средств...», то мы смотрим на явления и процессы, происходящие в результате этого функционирования, как бы изнутри языка, отмечая, оценивая известные изменения, которые происходят в семантике, в выражении экспрессии, в «поведении», функциях отдельных языковых единиц или целых классов, группировок слов, грамматических форм, конструкций, фонем.

    § 1.2. Стилистика и описательные дисциплины



    Стилистика занимает особое место в ряду лингвистических дисциплин. Для лучшего понимания задач и специфики функциональной стилистики, как и стилистики языковых единиц, целесообразно рассмотреть (хотя бы в общих чертах) соотношение в структуре языкознания так называемых описательных дисциплин и стилистики.

    Описательные дисциплины – фонетика, грамматика, лексикология, фразеология, словообразование – изучают:

    а) единицы и категории соответствующих уровней, или «ярусов», языковой системы: фонетический, грамматический, лексический (лексико-фразеологический) строй конкретного языка (словообразование занимает промежуточное положение между лексическим и грамматическим уровнями);

    б) единицы и категории языка с формальной и содержательной (т.е. что они означают) сторон;

    в) группировку языковых единиц в классы, более крупные категории;

    г) соотношение и взаимодействие в рамках языковой системы ее единиц и категорий.

    Перечисленные (и некоторые другие) дисциплины анализируют наличный состав единиц и категорий конкретного языка, систему их связей и соотношений. Они изучают, что есть в языке, какими средствами выражения мысли, эмоций, передачи информации данный язык располагает. Здесь язык, его система рассматриваются как бы в статике. Лингвисты изучают ресурсы языка, предназначенные для изъяснения мыслей, обозначения понятий, для передачи носителям и носителями этого языка информации в широком смысле слова (научной, деловой, личной, рациональной, эмоциональной, объективной, предполагаемой, верной, фантастической и т.д.).

    Стилистика же отвечает на вопрос как – (как) используются единицы и категории данного языка для выражения мысли, эмоций, обмена мнениями, для передачи информации. Она рассматривает язык в действии:

    а) как используются сложившиеся в языковой системе единицы и категории в процессе речевого общения;

    б) как функционируют языковые средства в зависимости от:

    • содержания информации,

    • целей текста (и вообще речевого общения),

    • условий, в которых совершается речевое общение;

    в) как и какие средства языка объединяются, взаимодействуют, соотносятся друг с другом в зависимости от сферы общения, формы речи (устной, письменной), тематики текста, предмета обсуждения, «разговора» и т.д.

    Говоря обобщенно, стилистика выясняет:

    • как используется язык в целях выполнения насущнейшей потребности общества – наладить общение людей для их совместной деятельности, работы, просто для жизни;

    • как функционируют те или иные языковые средства;

    • как они соотносятся и взаимодействуют друг с другом в данном тексте (или в текстах определенного типа), в тех или иных условиях общения.

    Итак, «наряду с проблемой языкового строя существует еще проблема языкового употребления»*. Стилистика разрабатывает, исследует проблему (вернее – проблематику) языкового употребления. Это и есть предмет ее внимания. В этом ее смысл и сущность как самостоятельной науки среди других лингвистических дисциплин.

    * Винокур Г.О. Избранные работы по русскому языку. М., 1959. С. 221.
    Один из крупнейших отечественных языковедов профессор Г.О. Винокур так разъяснял сущность стилистики как науки об использовании языка, языковых средств в речи в ходе речевого общения: «...само понятие стилистики в основе своей связано с понятием о цели: стилистическое построение целевое, целесообразное, а следовательно, различные типы этих построений могут различаться по тому, какая цель тому или иному построению предпослана, каково структурное задание каждого такого построения в каждом отдельном случае. И в самом деле, не трудно убедиться, что ораторская речь, например, отличается от поэмы или стихотворения прежде всего, нагляднее всего именно целью, какая преследуется в первой в отличие от второй»*.

    * Винокур Г.О. Филологические исследования. М., 1990. С. 26–27.
    Таким образом, стилистика в отличие от описательных дисциплин изучает вопросы использования, функционирования языка, языковых средств в ходе речевой коммуникации. В силу этого обстоятельства она относится к функционально-коммуникативным дисциплинам языкознания, включающим также культуру речи, ортологию – науку о правильной речи, учение о языковой норме, социолингвистику, теорию литературного языка.
    Примечание. В учении о языковой норме рассматриваются теоретические вопросы языковой нормы, соотношение системы языка и нормы, в частности тех элементов языковой системы, которые принимаются за нормативные в рамках литературного языка, разновидности языковых норм. Культура речи, ортология, в своих исследованиях опирается на учение о языковой норме.
    Особое внимание следует обратить на то, что и у описательных дисциплин, и у стилистики (как вообще у функционально-коммуникативных дисциплин) объект исследования один и тот же – конкретный язык. Однако предмет их изучения разный.

    Предмет описательных дисциплин – система языка, единицы и категории языковой системы. По лаконичной и точной формулировке академика В.В. Виноградова, «предметом стилистики служат все способы использования языка, особенно литературного»*. В этих словах Виноградова дана, конечно, программа-максимум стилистических исследований. Вместе с тем первоочередная задача современной стилистики (и это ясно из приведенной формулировки) состоит в изучении, систематизации языкового материала, функционирующего (или используемого) в общественной речевой практике в рамках литературного языка, в нашем случае – русского литературного языка. Разработка «полной» стилистики русского национального языка (как, впрочем, и любого другого) – дело будущего.

    * Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М., 1981. С. 173.
    Стилистика неразрывно связана с описательными дисциплинами. Имея общий с ними объект исследования, в изучении функционирования языка она опирается на научные результаты описательных дисциплин. Без профессионального знания описательных дисциплин стилистикой заниматься невозможно.

    Занятия стилистикой предполагают:

    а) отличное знание «материи» языка, категорий и единиц, составляющих его систему;

    б)глубокое осмысление современных проблем русской фонетики, грамматики, лексики, фразеологии, словообразования. К примеру, невозможно изучать вопросы согласования сказуемого с подлежащим в аспектах стилистики, не разбираясь в проблемах синтаксиса простого предложения, или браться за изучение тонкостей сильного управления (например, выбор падежа дополнения при переходном глаголе с отрицанием: Вы не имеете права/-о) и не иметь представления о синтаксических связях, о сильном и слабом управлении, о прямом и косвенном дополнении, об объектных и субъектных отношениях в языке, о переходных и непереходных глаголах, о различии значений родительного и винительного падежей, не знать, что такое двойное отрицание, абстрактное существительное, омонимия форм и т.д.

    Грамматист, лексиколог, фонетист прежде всего должен выяснить лингвистическую сущность конкретного языкового акта, определить его место в системе языка независимо от конкретного текста, речевой ситуации или установить состав грамматических средств (например, морфологию) или лексический состав (по основным системным категориям) какого-либо текста. Для стилиста же важно определить выразительные возможности слов, фразеологизмов, грамматических средств, фонетических явлений, условия и приемы их использования в конкретном тексте, речевой ситуации, выяснить их стилистическую (и композиционную) роль в тексте или в текстах определенного типа.

    Своеобразие взгляда стилиста на языковые средства обусловлено тем, что при их анализе главное внимание обращается на экстралингвистические (внеязыковые) обстоятельства и стилистические (контекстные) условия использования конкретного языкового факта в его сопряжении с другими языковыми явлениями. Учитывается прежде всего микроконтекст, а также возможные под влиянием контекста и общего замысла автора изучаемого текста отклонения от нормативного использования языковых единиц (некоторая деформация синтаксических конструкций, фразеологизмов, сложившихся лексических связей и синтаксической сочетаемости слов и словосочетаний, сдвиги в их значении, экспрессивной окраске и т.д.). В то же время для лингвиста, интересующегося структурно-описательной стороной текста, все это малосущественно.

    Вот одна из иллюстраций.
    Рисуя картины природы средней полосы России, К. Паустовский в «Ильинском омуте» пишет: «Как будто какой-то чудодей собрал здесь красоты Средней России и развернул широкую, зыбкую от нагретого воздуха панораму... На самом дальнем плане, на границе между тусклыми волнами овса и ржи, стоял на меже ,узловатый вяз. Он шумел от порывистого ветра темной листвой. Мне все казалось, что вяз стоит здесь неспроста среди этих горячих полей».

    С точки зрения стилистической выразительности обращает на себя внимание сочетание горячие поля. Для грамматиста это сочетание грамматически правильное. Лексиколог отметит известное отклонение от правил сочетаемости данных слов и этим ограничится.

    Для специалиста же по стилистике с констатации данного отклонения от нормы начинается выяснение: а почему? Что это дает для текста, какие дополнительные или новые оттенки привносятся в конкретную фразу, абзац, в текст в результате такого употребления данных слов, формы?

    Действительно, границы сочетаемости для обоих слов словосочетания горячие поля смещены. Выступая в номинативном значении, прилагательное горячий обозначает то, что накалено, разгорячено; существительное поле – пространство, участок земли, отведенный для возделывания посевных культур. Так что основные линии сочетаемости этих слов «не встречаются». Между тем если учесть, что перед нами художественный текст (вернее, художественно-публицистический) и автор говорит об июльской жаре, при которой земля сильно разогрета солнцем, то становится понятным расширение границ сочетаемости прилагательного горячий и применимость его к существительному поле. Так контекст помогает мотивировать не совсем обычное сочетание слов, которое привлекает внимание именно своей необычностью, повышая общую выразительность текста.
    Стилистика и описательное языкознание органически взаимосвязаны и в том отношении, что стилистика, по существу, завершает исследование языка. Стилистика идет дальше задач системно-структурного анализа языка. Опираясь на основные разделы лингвистики, она изучает:

    • использование параллельных способов выражения мысли, эмоций средствами языка;

    • приемы, способы разнообразного объединения, переплетения языковых средств в разнообразнейших целях и условиях речевого общения;

    • закономерности и особенности функционирования элементов и категорий языка в речевой коммуникации, в письменной и устной речи.

    «Стилистика, – утверждал выдающийся русский филолог Ф.И. Буслаев, – необходимо должна основываться на грамматике, ибо она есть не что иное, как та же грамматика, только в непрестанном применении к чтению писателя и к собственному сочинению»*. Неслучайно дальнейшие перспективы изучения грамматического строя современного русского языка Виноградов видит в обращении к стилистическим аспектам лингвистического исследования.

    * Буслаев Ф.И. О преподавании отечественного языка. Л., 1941. С. 168.
    Виноградов так завершает свой классический труд «Русский язык»: «А над всеми этими кругами и сферами грамматики воздвигается совсем не исследованная область стилистического синтаксиса, в центре которой лежит проблема строя сложных синтаксических единств с типичными для него приемами расслоения и сцепления синтагм как предельных синтаксических единиц в структуре этих сложных синтаксических целей. В системе стилистического синтаксиса органически объединяются теория синтагм и учение о структуре сложных синтаксических единств в разных стилях русского литературного языка»*.

    * Виноградов В.В. Русский язык. Грамматическое учение о слове. 3-е изд., испр. М., 1986. С. 626.


    § 1.3. Стилистика и культура речи



    Стилистика относится к функционально-коммуникативным дисциплинам. Эти дисциплины объединяет общий основной подход к языку: они изучают особенности, закономерности использования языковых средств в процессе речевой коммуникации носителей данного языка. Так, стилистика, культура речи, ортология, риторика анализируют употребление языковых элементов и категорий в рамках образцовой, нормированной («культурной» речи), т.е. в рамках литературного языка. Социолингвистика главное внимание уделяет проблемам социальной диалектологии – варьированию языка в связи с расслоением общества на различные социальные (социокультурные) группы, большие и малые, исторически константные (постоянные) и временного характера.

    В рамках учения о культуре речи рассматривается употребление языковых единиц в повседневном речевом общении, письменном и устном, с точки зрения литературной правильности, с позиций литературных норм – той системы норм, которая сложилась и действует в современном литературном языке.

    Для культуры речи как самостоятельной дисциплины принципиально значимо, как и насколько современная речевая практика, речевой обиход соответствуют сложившимся в обществе представлениям:

    • о грамматической, орфоэпической, орфографической правильности и о правильном, точном употреблении слов;

    • о достаточно разнообразном с точки зрения смысла и экспрессивности составе лексики (и фразеологии) письменных текстов и устной речи;

    • об уместности (или мотивированности) использования тех или иных языковых средств в типических речевых ситуациях и контекстах;

    • о том, насколько речь носителей данного языка (в первую очередь носителей литературного языка) – и дома, и в официальной, деловой обстановке, и в служебной или личной переписке, и в СМИ (печатных и электронных), и в учебном заведении, и с театральной или эстрадной сцены – соответствует высоким меркам национальной речевой культуры.

    Эти представления отражены и закреплены в академической грамматике и различных словарях и справочниках, где фиксируется лексика и фразеология, а также основные орфоэпические, грамматические, стилистические нормы конкретного (в нашем случае русского) современного литературного языка.

    Когда говорят о культуре речи, то, с одной стороны, имеют в виду тот идеал речевой культуры, который складывается в обществе на протяжении длительного времени, усилиями нескольких поколений и находит свое воплощение в литературном языке, в текстах, письменных и устных, созданных носителями литературного языка. К этому идеалу мы стремимся, ориентируясь на язык лучших национальных писателей, выдающихся артистов, ораторов, крупнейших деятелей русской культуры. «Если бы меня попросили привести пример образца русской речи, – писал в 1989 г. диктор телевидения И.Л. Кириллов, – я бы, не задумываясь, назвал речь Дмитрия Сергеевича Лихачева. Она, как я часто говорю, льющаяся, свободная, рождается тут же, у тебя на глазах»*.

    * Кириллов И.Л. Я за то, чтобы люди меньше смотрели телевизор, а больше читали // Русская речь. 1989. № 5. С. 74.
    С другой стороны, под «культурой речи» подразумеваются современные речевая культура отдельного человека и общий уровень культуры речи населения. Здесь уместно привести один эпизод из книги К. Чуковского «Живой как жизнь»:
    Какая-то «дама с собачкой», одетая нарядно и со вкусом, хотела показать своим новым знакомым, какой у нее дрессированный пудель, крикнула ему повелительно: «Ляжь!..»

    В этом «ляжь», – оценивает автор реплику «дамы с собачкой», – отпечаток такой темной среды, что человек, претендующий на причастность к культуре, сразу обнаруживает свое самозванство, едва только произнесет это слово*.

    * Чуковский К.И. Живой как жизнь. Разговор о русском языке. М., 1962. С. 155.
    И индивидуальная речь, и общая речевая культура, свойственная носителям языка, оцениваются в сопоставлении с идеалом национальной речевой культуры, с позиций действующих литературных норм, а также соответствия ведущим тенденциям развития русского литературного языка в современную эпоху. Можно сказать, что культура речи – дисциплина оценочная.

    Культура речи оценивает речевые факты, устанавливая степень их нормированности (насколько они приемлемы с точки зрения литературных норм), точности, смысловой уместности употребления в данной речевой ситуации, контексте. Для культуры речи принципиальное значение имеют выразительность, ясность изложения.

    Специалист по культуре речи профессионально ориентируется не только в системе действующих литературных норм, их вариантов, отклонений от норм, но и в вопросах логичности, ясности изложения и речевой выразительности (эстетике речи). В орбите его исследовательского и экспертного внимания находятся также процессы и явления, наблюдаемые в сферах речевой коммуникации вне рамок литературного языка, поскольку с точки зрения литературных норм, требований мотивированности употребления языковых средств, логичности построения текста, ясности изложения оцениваются буквально все проявления речи.

    Таким образом, круг исследований в области культуры речи охватывает всю современную языковую жизнь общества: не только литературный язык, но и широчайшую сферу народно-разговорного языка, отдельные элементы которого из просторечия, народных говоров, жаргонов – от криминальных арго до профессиональной речи – осознанно и неосознанно включаются в устные и письменные тексты носителей языка, в том числе и литературного.

    Именно в этом круге вопросов культура речи сближается со стилистикой.

    Стилистика, сосредоточивая внимание преимущественно на литературном языке, рассматривает внелитературные явления с точки зрения того стилистического эффекта, который достигается (или не достигается) в результате привлечения ненормированных элементов в литературный текст, т.е. в текст, ориентированный на нормы литературного языка.

    Отметим, что круг наблюдений над внелитературными явлениями в исследованиях по культуре речи шире, чем в стилистике. Это объясняется несравненно большим проникновением ненормированных явлений в повседневный речевой обиход (в том числе в частную переписку), в речь митингового оратора, в некоторые жанры радио и телевидения (прежде всего в интервью, особенно в условиях русской речевой коммуникации конца XX – начала XXI в.), нежели в «строгие» жанры литературных текстов письменной речи. Кроме того, в повседневном речевом обиходе ненормированная речь используется обычно в силу непосредственных житейских потребностей, продиктованных ситуативностью речевого общения, а в литературные тексты она включается с определенными стилистическими целями.

    Покажем на примере различия и общее в подходе к ненормированным языковым явлениям с позиций культуры речи и стилистики.
    Если мы услышим в разговоре матросов компс, шторм (именительный/винительный падеж множественного числа существительного шторм), то мы расценим эти явления как факты профессиональной речи моряков, не соответствующие литературным нормам употребления слов кмпас и штóрм. Однако они вполне допустимы, естественны в беседе двух матросов, т.е. в разговорной речи профессионалов. Такова функционально-стилистическая характеристика речи, оценка речевых фактов в аспектах культуры речи.

    Вместе с тем эти формы встречаются в песне В. Высоцкого:
    Мы говорим не «штормы», а «шторма».

    Слова выходят коротки и смачны.

    «Ветра» – не ветры сводят нас с ума,

    из палуб выкорчевывая мачты...
    Мы на приметы наложили вето,

    Мы чтим чутье компсов и носов...
    В этом случае в свои права вступает стилистика. Здесь форма шторм (как признак профессиональной речи) сознательно противопоставлена литературной (к тому же книжной) форме штрма, как и разговорная (литературная) форма ветр книжной втры. Автор использовал этот прием, чтобы усилить выразительность текста и подчеркнуть реалистичность ситуации с позиции матросов (последнему служит и профессионализм компс). Заметим, что в конце песни Высоцкий употребил форму штрмы:

    По курсу – тень другого корабля.

    Он шел, и в штормы хода не снижая...

    Это может быть объяснено более спокойной, балладно-повествовательной интонацией, которая приходит на смену драматичности, бойцовской категоричности начальных строф песни.
    В приведенном контексте ненормированные явления получают эмоциональную, сюжетную и собственно стилистическую мотивировку своего «присутствия» в литературном тексте, принадлежащем языку художественной литературы (как функциональной разновидности современного русского литературного языка).

    Стилистика служит теоретической базой исследований в области культуры речи, основой для научной, объективной квалификации наблюдаемых речевых явлений. Изучаемые факты языка получают точную характеристику с позиций стилистики языковых единиц, стилистики функциональной (точно устанавливается принадлежность языковых единиц, их вариантов, возникающих в процессе использования в речи, к той или иной функциональной разновидности литературного языка или внелитературной сфере национального языка).

    На результатах стилистических разысканий основываются рекомендации культурно-речевого характера по организации языковых средств в текстах разных типов и жанров для разнообразных целей современной речевой коммуникации. Виноградов подчеркивал: «Наука о культуре языка или культуре речи представляет собою теоретическую и практическую дисциплину (или сферу исследований), смежную со стилистикой языка и стилистикой речи, обобщающую их положения и выводы как с целью живого, оперативного воздействия на дальнейшие процессы развития языка, так и с целью определения основных эстетических норм, форм и тенденций связи литературной речи с движением стилей художественной литературы»*.

    * Виноградов В.В. Проблемы русской стилистики. М., 1981. С. 175.

    § 1.4. Стилистика и литературное редактирование



    Литературное редактирование – это одна из тех прикладных междисциплинарных отраслей филологии, которая предполагает профессиональное знание стилистики, ее главных структурных разделов, а также культуры речи, основных описательных лингвистических дисциплин.

    Литературное редактирование занимается вопросами (как теоретическими, так и по преимуществу прикладными) наиболее целесообразной и целенаправленной организации текста, рукописи в целях адекватного воплощения интеллектуального, эмоционально-экспрессивного (и эстетического, если текст художественный) содержания, авторского замысла, функционального назначения данного текста, данной рукописи.

    Сложившееся как самостоятельная дисциплина в 1950-е гг., литературное редактирование выработало свои подходы к подлежащей редакторской обработке рукописи. Главные из них:

    • редактирование – единый творческий процесс, в который входит проверка и обработка текста,

    • проверка и исправление каждого текста как литературного целого*.

    * См.: Былинский К.И. Литературное редактирование газеты. М., 1953.
    Подвергнутая редакторской обработке рукопись должна отвечать таким требованиям, как научная, фактическая достоверность сообщаемой информации; научность или соответствие здравому смыслу излагаемой теории, гипотезы или версии событий, явлений и т.п.; логическая последовательность авторского изложения.

    Редакторская обработка рукописи предполагает:

    • ее литературное оформление, которое состоит в стилистической обработке текста;

    • композиционное построение редактируемого текста – в сопряжении с его стилистической обработкой.

    Не случайно в курсе «Литературное редактирование» выделен специальный раздел «Работа над языком (рукописи, текста)».

    Стилистическая обработка редактируемой рукописи состоит не столько в устранении элементарных ошибок в орфографии и пунктуации текста, сколько в том, чтобы были выполнены:

    1) основные рекомендации, относящиеся к сфере стилистики языковых единиц (и, соответственно, культуры речи), начиная от вопросов смысловой точности и стилистической мотивированности выбора слов до вопросов внутренней организации простого и сложного предложения;

    2) требования, обусловленные устанавливаемыми функциональной стилистикой закономерностями речевой структуры основных функциональных разновидностей литературного языка:

    • общая тональность изложения, свойственная текстам определенной функциональной разновидности литературного языка;

    • мотивированное «заимствование» иностилевых элементов;

    • построение фраз, типичное для данного стиля;

    • подбор и характер использования лексики и фразеологии, максимально отвечающих функциональному назначению текста в связи с его стилевой (или жанрово-речевой) принадлежностью; например, соблюдение принципа количественной эквивалентности в научном стиле*, использование отглагольных существительных и конструкций с ними в официально-деловом, научном стилях и в разговорной речи, в языке художественной литературы;

    3) требования, обусловленные функционально-стилевой и жанровой принадлежностью редактируемого текста в стилистическом оформлении известных композиционных «узлов», «блоков» данного текста (например, синтаксическое и лексическое «наполнение» моделей доказательства в «математическом» тексте, дефиниции в учебном тексте, соотношение дефиниции и ее комментария в том же тексте).

    * См.: Кожевникова К. Формирование содержания и синтаксис художественного текста // Синтаксис и стилистика. М., 1976.

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   63
    написать администратору сайта