Главная страница
Навигация по странице:

  • Основные аспекты модернизации: индустриализация и урбанизация, культурное влияние Запада.

  • Неоэволюционистское понимание модернизации. Релятивистский подход к изучению социокультурной динамики.

  • Катализаторы Ингибиторы

  • Социокультурная динамика. Понятие социокультурных изменений. Концепция модернизации


    Скачать 0.52 Mb.
    НазваниеПонятие социокультурных изменений. Концепция модернизации
    Дата11.02.2019
    Размер0.52 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаСоциокультурная динамика.doc
    ТипДокументы
    #67208
    страница1 из 7

    Подборка по базе: Органы государственной власти. Понятие и функции.docx, 7 БЖД Понятие опасного и вредного фактора.docx, КР Горев Концепция 6 сигм .docx, Правовое отношение понятие, признаки.odt, Білім беру концепциясы.doc.doc, ИНФОРМАЦИОННАЯ КОНЦЕПЦИЯ ЭФФЕКТОВ ПЛАЦЕБО.doc, Коротков_ оригинал_Современные проблемы антикризисного управлени, Коротков_ оригинал_Современные проблемы антикризисного управлени, Лекция 1. Понятие конньюнктуры рынка.docx, Тема 7. Понятие бреда. Основные бредовые синдромы..docx.
      1   2   3   4   5   6   7

    Понятие социокультурных изменений. Концепция модернизации

    Что же собой представляют социокультурные изменения? Это понятие с трудом поддается точному определению по причине относительной нестабильности всего, что связано с миром людей: в одну реку нельзя войти дважды, как утверждал Гераклит. Многоаспектность и многогранность категории «социокультурных изменений» затрудняет ее определение. Одним и тем же понятием – «социальное изменение» - описываются трансформации, относящиеся к разным уровням социальной организации (микро-, мезо-, макроуровень), захватывающие различные сферы жизни общества (экологические, демографические, технологические, экономические, политические, социокультурные, социально-психологические (и т.д.) изменения), характеризующиеся различными собственно динамическими параметрами (различные скорость, масштаб, сложность, направленность). Категория социальных изменений охватывает, таким образом, любые трансформации социальных структур, практик, возникновение новых или обеспечение функционирования прежних групп, форм взаимодействия и поведения.

    Однако сейчас нас интересуют «значительные» социокультурные изменения. Впрочем, понятие «значительности» также весьма субъективно и требует введения некой точки отсчета: «Значительно для кого? По сравнению с чем?». Очевидно только, что к числу «значительных» социокультурных изменений могут быть отнесены лишь связанные с принципиальным преобразованием самой структуры социокультурной общности или ситуации в целом, т.е. с трансформациями основных социальных институтов.

    Заметим, что в современном обществоведении проблема социальных изменений принадлежит к числу центральных, ключевых неспроста. Ее значение определяется особой прикладной значимостью – прояснение вопросов, составляющих проблему социокультурной динамики (причины и факторы социокультурных изменений, ближайшие и отдаленные перспективы наметившихся тенденций, стадиальность динамического процесса и т.д.), имеет важный объяснительный и прогностический смысл.

    В современной научной литературе и, особенно, в публицистике сложная категория «социокультурные изменения» часто подменяется более простым понятием – «модернизация» - в реальности предполагающим лишь один из вариантов трансформации культуры и общества. При том, что понятие «модернизация», безусловно, уже понятия «социокультурные изменения», она так же может применяться к анализу изменений, затрагивающих различные уровни общественного устройства и имеющих разные по своим масштабам последствия: от обновления и усовершенствований в какой-либо одной сфере жизнеобеспечения до комплексной перестройки всей социокультурной системы. Поэтому и термин «модернизация» является не более определенным, чем категория «социальные изменения» вообще, и, в зависимости от контекста, может употребляться в разных значениях. Поэтому и термин «модернизация» является не более определенным, чем категория «социальные изменения» вообще, и, в зависимости от контекста, может употребляться в разных значениях.

    П. Штомпка выделяет три значения понятия «модернизации»1. В первом, общем смысле, модернизация – это синоним всех прогрессивных социальных изменений. Согласно второму подходу, модернизация означает достижение современности, что предполагает комплекс социальных, политических, экономических, культурных трансформаций, происходящих, преимущественно, по «западному образцу». Классические социологические работы по модернизации в таком аспекте рассмотрения принадлежат Конту, Спенсеру, Марксу, Веберу, Дюркгейму и Теннису.

    И, наконец, последнее из значений, в которых употребляется понятие «модернизация», по своей сути дополняет (продолжает) предыдущее. В этом плане термин «модернизация» относится к отсталым или слаборазвитым обществам и описывает их усилия, направленные на то, чтобы догнать более развитые страны. Именно с подобным наполнением концепция модернизации сформировалась в русле эволюционистского подхода к изучению культурной динамики (Тайлор, Спенсер).

    Не останавливаясь подробно на обсуждении этапов и логики становления теории модернизации в ее классическом варианте, укажем лишь основные постулаты, на которых она базируется:

    1) современной (модернизированной) может считаться только культура со значительным уровнем индустриализации, устойчивым экономическим развитием при высоком валовом внутреннем продукте и с широким использованием неорганических (неживых) источников энергии. Для современной культуры характерна вера в силу рационального научного знания как основы прогресса. Промышленное производство создает изобилие продуктов питания, потребительских товаров. Помимо этого для современной культуры характерны высокий уровень качества жизни и развитые политические структуры управления;

    2) культуры, которые не отвечают этим критериям, и не могут быть отнесены к современным, относятся либо к традиционным, либо к переходным (посттрадиционным);

    3) своего рода образцом «модернизированности» являются западные общества, поэтому сама теория модернизации нередко называется «теорией вестернизации». Все чаще в литературе, посвященной проблеме модернизации, проскальзывают мысли о том, что Запад делает все возможное, чтобы в массовом сознании оба термина (модернизация и вестернизация) стали синонимами. Таким образом, выходит, что перемены и реформы возможны только в том случае, если они будут ориентированы в западном ключе;

    4) модернизированность (современность) – это комплексный феномен, имеющий технологические, экономические, политические, социальные и психологические измерения, а сама модернизация – сложный комплексный процесс изменения по каждому из указанных направлений; сердцевиной всех изменений является научно-технический и технологический прогресс, который определяет необходимость и условия соответствующих изменений и в других сферах.

    В самом общем виде модернизация характеризуется, таким образом, как общественно-исторический процесс, в ходе которого традиционные общества становятся индустриально развитыми (как процесс вытеснения традиции современностью), а также обретают целый ряд иных культурных характеристик, связанных с высоким уровнем индустриализации - понятие «современное общество» рассматривается как синоним «западного общества». Сам же процесс перехода от традиционного общества к современному характеризуется как а) революционный (требующий коренных, радикальных изменений в моделях социальной жизни); б) комплексный (включающий изменения во всех областях человеческой мысли и поведения); в) системный (предполагающий, что изменения в одной сфере обязательно вызывает изменения и в остальных сферах); г) глобальный (постепенно охватывающий все страны мира); д) обладающий определенными динамическими характеристиками (длительностью, тенденцией к ускорению, стадиальностью, необратимостью); е) порождающий сближение общественных систем (сведение их к модели западного мира); ж) прогрессивный (способствующий улучшению материального и культурного благосостояния человека) и т.д.

    Основные аспекты модернизации: индустриализация и урбанизация, культурное влияние Запада.

    Можно выделить ряд критериев модернизации в различных отраслях общественной жизни. Так, С.А. Ермаханова, описывает следующие комплексы изменений, происходящих в разных областях развития и функционирования социокультурных систем2:

    - в социальной сфере: базовой социальной единицей становится индивид, а не группа; набирают силу следующие процессы дифференциации – передача отдельных функций, ранее принадлежавших семье, специализированным социальным институтам - и формализации переориентация социальных институтов на абстрактные и универсальные законы и правила; происходит разделение сфер частной и общественной жизни, ослабление родственных уз, рост формального образования и профессиональной специализации, улучшение качества жизни;

    - в демографическом плане: снижение рождаемости, увеличение продолжения жизни, рост численности городского населения и сокращение сельского;

    - в экономической сфере: технологическое развитие, основанное на использовании научного (рационального) знания, появление вторичного (индустрия, торговля) и третичного (услуги) секторов хозяйства, углубление общественного и технического разделения труда, развитие рынков товаров, денег и труда, обеспечение устойчивого экономического роста;

    - в политической сфере: образование централизованных государств, разделение властей, возрастание политической активности масс, развитие и распространение современных институтов и практик, а также современной политической структуры;

    - в духовной области: происходят изменения в ценностных ориентациях социальных групп, возникает необходимость освоения новых ценностей, соответствующих современным реалиям, секуляризация образования и распространение грамотности, развитие многообразия течений в философии и науке, религиозный плюрализм, развитие средств распространения информации, приобщение крупных групп населения к достижениям культуры.

    Три основных процесса из перечисленных проявлений модернизации можно отнести к разряду первичных, системообразующих ее элементов: индустриализация, урбанизация, вестернизация (нарастание культурного влияния западных цивилизаций). Рассмотрим их подробнее.

    Под индустриализацией понимается процесс интенсивного развития современных форм промышленности – фабрик, машин, крупномасштабных производственных процессов3, которые начинают играть ведущую роль в социально-экономической системе, заменяя ведущие прежде другие формы хозяйственно-экономической деятельности (охоту, рыбную ловлю, сельское хозяйство). В соответствии с падением значимости прежних форм деятельности и увеличением роли машинного производства интенсивно развиваются города: в сформировавшихся индустриальных обществах более 90% всех граждан проживает в городах и мегаполисах, где сконцентрировано наибольшее количество рабочих мест. В результате, происходят принципиальные изменения в сфере занятости народов, оказавшихся вовлеченными в процессы индустриализации и урбанизации.

    Таким образом, необходимо обратить особое внимание на один из важнейших сопутствующих модернизации социокультурных процессов - на происходящую интенсивными темпами урбанизацию – рост политической и социально-экономической роли городов и, соответственно, усиливающуюся миграцию населения из сельской среды в городскую. При этом, уже саму по себе городскую жизнь исследователи описывают, используя понятия конфликта ролей, неопределенности положения, статуса непостоянства или несоответствия, культурной разобщенности, поляризации и отчужденности.

    С.Милграм4 объясняет воздействие городской среды на целый ряд социально-психологических характеристик, апеллируя к понятию «перегрузки», т.е. неспособности системы обрабатывать данные, поступающие из внешней среды, являющейся своего рода результирующей основных демографических аспектов городской жизни: 1) большого числа людей, 2) высокой плотности населения, 3) его неоднородности. Понятие перегрузки позволяет объяснить, как минимум четыре психологических явления городской жизни: а) изменения в исполнении ролей; б) эволюцию городских норм, которые сильно отличаются от традиционных ценностей маленьких городов (например, одобрение невмешательства, обезличенность и отчужденность городской жизни); в) изменения в когнитивных процессах жителя большого города (его неспособность узнать большинство людей, которых он видит в течение дня, производимый им отбор сенсорных стимулов, формирование у него равнодушия к девиантному поведению и селективность его реакций на призывы других людей); г) гораздо более сильная конкурентная борьба за дефицитные технические средства и ресурсы в больших городах (транспортные пробки, стояние в очередях). По всей видимости, это же понятие перегрузки отчасти объясняет и реакции стресса в процессе миграционного движения в города.

    При анализе модернизационных изменений, необходимо помнить, что в подавляющем большинстве случаев происходящие в этих обществах изменения инициированы внешними причинами – непосредственным влиянием более модернизированных культур. Действительно, начиная с XVII в. и на протяжении трех с лишним веков западные государства занимались колонизацией новых земель. Политика колониализма, по всей видимости, стала главным трансформирующим фактором, изменившим «социальное лицо» Земли. Таким образом, модернизация традиционных обществ имеет оттенок культурной ассимиляции малочисленных этнических групп со стороны промышленно и экономически более развитых обществ. Взаимодействие культур, «разговаривающих» на языках традиции и современности, как оказалось, может иметь непредсказуемые последствия - от бурного экономического роста бывших традиционных обществ (например, Китай, Вьетнам, Южная Корея) до экономических кризисов и социальных взрывов (чеченский кризис, 11 сентября 2001 года в США, парижские события в октябре 2005 года).

    Итак, понимание социокультурной динамики в классической теории модернизации сводилось к выстраиванию оппозиции «традиция» - «современность». Традиция же при этом, за редким исключением, трактовалась как тормоз в истории, как исключительно консервативная сила, которая противостоит нововведениям и которую, следовательно, необходимо преодолеть и сломать с тем, чтобы обеспечить условия для внедрения всего нового 5. «Для теоретиков модернизации, - пишет В. Рукавишников, - «человек современный (modern man)» - это по сути дела не кто иной как представитель западной культуры – независимо мыслящий, и социально, и политический активный индивидуалист самостоятельно добивающийся успеха в жизни («self-made man») и признающий право других действовать подобным же образом, соревнуясь с ними за место на вершине дохода и власти»6.

    Впрочем, с момента своего появления по настоящее время эволюционистский подход к пониманию модернизации сам значительно эволюционировал.

    Неоэволюционистское понимание модернизации. Релятивистский подход к изучению социокультурной динамики.

    В конце 1950-х, а особенно начиная с середины 1960-х гг., стала нарастать критика ранних теорий модернизации, которая постепенно подорвала большинство «классических» положений. В фокусе критики оказалась именно базовая для ранних подходов к модернизации дихотомия «традиция – современность», неисторичность и западноцентричность этой модели7, неспособность существующей теории объяснить разнообразие переходных обществ, присущей им внутренней динамики, а также возможности самостоятельного развития современных политических и экономических структур. В результате, появились многочисленные «национальные» модернизационные проекты, ориентированные на учет культурной специфики той или иной социальной общности. Однако на деле отказаться от «западоцентризма» оказалось не так легко, и в большинстве такого рода «национальных проектов» подчеркивается возможность их реализации только на основе достижения определенного уровня усвоения западного опыта.

    Интересна в данном контексте теория модернизации голландского ученого Э. Де Вре, который для объяснения механизма влияния модернизированных западных обществ на традиционные восточные использовал метафору «механического первотолчка» и заимствовал из химии такие понятия как «катализаторы» и «ингибиторы»8. Роль «первотолчка» в процессе модернизации в его модели выполняли передовые страны Запада на традиционный Восток. Традиционное восточное общество обладает факторами, как ускоряющими это воздействие («катализаторы»), так и замедляющими («ингибиторы»). Структура «первотолчка» состоит из пяти взаимодействующих сил: 1) экономических, 2) технологических, 3) духовных, 4) социокультурных, 5) политических. «Катализаторы» и «ингибиторы» в концепции Де Вре распределяются по парам (табл.)
    Таблица «Катализаторы» и «ингибиторы» модернизации в концепции Э. Де Вре9


    Катализаторы

    Ингибиторы

    Ожидание вознаграждения

    Отвращение к риску

    Напряженность отношений между поколениями

    Преемственность поколений

    Недовольство существующими порядками

    Почитание традиций

    Организованное массовое движение

    Порицание индивидуальных устремлений, противоречащих общественным

    Любопытство

    Ксенофобия


    Проанализируйте в соответствии с приведенной таблицей социокультурные реалии российского общества, оцените его «модернизационный потенциал».
    К началу 1970-х гг. стало очевидно, что модернизационные процессы не распространяются беспрепятственно - многочисленные эмпирические данные свидетельствовали о неудачах модернизационных тенденций. Негативные последствия уничтожения традиционных институтов и жизненных укладов в ходе модернизации проявлялись, в частности, в росте масштабов нищеты в странах «третьего мира», усилении социальной дезорганизации, хаоса и аномии, девиантного поведения и преступности.

    Комплексные исследования процесса модернизации в нашей стране продемонстрировали существование серьезных проблем адаптации представителей традиционных культур к условиям меняющегося мира. Дезадаптированность проявляется в комплексе взаимосвязанных проблем:

    - ухудшение здоровья населения. Это касается, в частности, такого фактора как «неадекватность стиля жизни» («life-style incongruity»). Убедительно показано10, что «неадекватность стиля жизни» сочетается с повышенным артериальным давлением, а в ряде случаев – и с депрессией. Невозможность или нежелание человека внутренне перестроиться, чтобы принять «современную» систему ценностей и соответствовать ей, может негативно сказаться на его физическом и психологическом благополучии11;

    - неблагоприятные изменения демографической ситуации: изменения структуры семьи - рост числа одиноких людей, снижение уровня детности12, рост насильственной смертности и самоубийств среди коренного населения13 и др.;

    - длительная экономическая, социальная и психологическая дезадаптация. В конечном счете, это приводит к тому, что у личности развивается целый комплекс неблагоприятных индивидуально-психологических свойств, свидетельствующих о фрустрированности: ощущение психологической незащищенности, замкнутость, низкий уровень притязаний, пассивность, нежелание отстаивать ценности своего рода и социокультурной общности – тот комплекс, который описывается понятием «маргинальной личности»14;

    - обострение межкультурных противоречий и рост напряженности во взаимодействии представителей традиционных культур (коренного населения) и модернизированных обществ («пришлого» населения)15. В наиболее широком плане эта напряженность объясняется различием мировоззренческих позиций представителей контактирующих культур. Потеря или сокращение «своего» пространства приводит к развитию у коренного населения чувства ущербности, обделенности в экономической и культурной сферах, что, в свою очередь, ведет к усилению противопоставления этнокультурных общностей.

    Познакомьтесь с приведенными в конце параграфа выдержками из статьи П.Бергера, посвященной критике «современности». Найдите в Вашем опыте подтверждения (или опровергните) существования тех «дилемм», порожденных современностью, которые анализирует автор. Выразите Ваше мнение о целях и идеалах социокультурных изменений в современной России и мире.

    Критики указывали на ошибочность прямого противопоставления традиции и современности и приводили примеры преимуществ традиционных социокультурных систем в некоторых областях (С. Хантингтон, З. Бауман, Дж.Гасфилд).

    Произошедший существенный сдвиг исходной однолинейной неоэволюционистской теории модернизации к полюсу релятивизма породил и новую терминологию, ориентированную, скорее на подчеркивание различий, на не поиск сходных аспектов модернизационных преобразований. Так, оформились термины «контрмодернизация» (означающий альтернативный вариант модернизации по незападному образцу) и «антимодернизация» (открытое противодействие модернизации)(А.Турен), «сверхмодернизация» (стратегия, обусловленная стремлением к достижению превосходства над цивилизацией-лидером) (Холмогоров). П. Штомпка, рассматривая теорию модернизации, предлагает понятие «ложной модернизации» по отношению к посткоммунистическим странам, под которой подразумевает несогласованное, дисгармоничное, внутренне противоречивое сочетание трех элементов: 1) современных черт в отдельных областях общественной жизни; 2) традиционных, домодернистских характеристик во многих других областях и 3) всего того, что облачали в изысканные одежды, призванные имитировать современную западную действительность.

    Под влиянием все усиливающейся критики социокультурных изменений по «западному образцу» ко второй половине 1980-х гг. складывается концепция «модернизации в обход модернити» - модернизации, при которой традиционная национальная культура не приносится в жертву западной системе ценностей и смыслов (А.Абдель-Малек, А.Турен, Ш.Эйзенштадт). Однако, как отмечал А. Турен, реальный ход модернизации, а в особенности, опыт взаимодействия «традиционных» и «модернизированных» общностей, хотя и опроверг единственность пути либерально-рационалистического универсализма, не утвердил однако и абсолютного приоритета партикуляризма. Традиция и современность стали рассматриваться как системы не только сосуществующие, но и взаимопроникающие и взаимоприспосабливающиеся. Элементы традиционных культур продолжают сохраняться и в условиях перехода к современности, лишь с течением времени начиная не просто вытесняться и видоизменяться под ее влиянием. В результате, на смену универсализму пришла не «вера в особый путь» для каждой страны, а синтез универсализма и партикуляризма. Поиски такого синтеза становятся главной проблемой стратегии развития многих стран, поскольку нарушение равновесия между современностью и традиционностью ведет к неудаче преобразований и острым социальным конфликтам.

    В процессе развития теории модернизации помимо понятий «традиционное общество» и «современное общество», стало использоваться понятие так называемых «переходных систем» между традиционным обществом и современным как вполне самостоятельных, жизнеспособных и находящихся в развитии. Именно вопрос о характере этого перехода, остававшийся без ответа в рамках «классической» теории модернизации, на сегодняшний день, в первую очередь, представляет интерес, как в теоретическом, так и в прикладном отношении. Относительно процесса модернизации особенно актуален в этой связи анализ социокультурных форм, представляющих собой переходные этапы между обществами «традиционными» и «современными». Именно с такими формами исследователи и практики имеют дело на сегодняшний день, когда «чистых» традиционных культур не осталось.

    Переходные общества

    В настоящее время традиционных обществ в «чистом» виде не осталось. Большинство немодернизированных культур, особенно если их представители проживают в составе поликультурного государства, относятся именно к «посттрадиционным» обществам. Это справедливо, в том числе, и для России. Представители различных этнических групп, проживающие на территории России, не могут быть жестко разделены на представителей традиционных и современных обществ. Скорее, представители разных этнических и субкультурных групп отличаются именно характером доминирующих установок, ориентацией на поддержание современного или традиционного образа жизни.

    С точки зрения О.Д. Фаис16, представителей «посттрадиционного» или переходного общества отличает ряд новых обретенных черт:

    - «открытость» новым способам взаимодействия с людьми и освоению новых профессиональных навыков;

    - рост независимости от власти родителей, локального коллектива, церкви;

    - отход от пассивного фатализма при встрече с новыми нетрадиционными явлениями;

    - стремление к достижению более высокого профессионального и образовательного статуса;

    - способность планировать дела и реализовывать действия, «вписывая» их в точные отрезки времени;

    - возрастание интереса к социальной и политической жизни, расширение кругозора.

    Проблемность переходных обществ как таковых (независимо от того, к чему и от чего они переходят) связана с неодновременностью преобразований, затрагивающих различные сферы культуры и социальной организации. Так, модернизационные изменения не ограничиваются преобразованиями социальных институтов. Преобразования с необходимостью вторгаются в сферу ценностно-смысловых ориентаций, социальных норм, привычек, образцов поведения. Но, если на институциональном уровне действующие механизмы являются достаточно гибкими и относительно легко могут быть подвергнуты перестройке, поскольку связаны с рациональным контролем над социокультурными процессами, то ценностно-нормативный уровень с трудом и далеко не полностью поддается осознанию, соответствующие ему механизмы являются более жесткими и консервативными. Однако о завершении модернизационного перехода можно говорить, лишь когда перестройка обоих уровней регуляции полностью завершена. На сегодняшний день целый ряд социокультурных общностей оказался не в состоянии привести ценностно-нормативную систему в соответствие с модернизированными социально-экономическими институтами.

    Таким образом, основной чертой переходного состояния может считаться разбалансированность систем и структур, являющихся на стабильных этапах четко дифференцированными, но при этом высоко согласованными. В этом-то расхождении, неспособности с легкостью восстановить утраченное соответствие между различными уровнями регулирования динамических процессов в социокультурных системах, и кроется основной конфликтогенный, стрессогенный потенциал интенсивных, часто извне навязанных модернизационных изменений. И именно разрешение этого внутрикультурного конфликта открывает путь оптимизации адаптации к изменяющимся социокультурным условиям представителям этнокультурных общностей, в течение относительно короткого времени подвергшихся интенсивным изменениям.

    Одним из широко исследуемых проблем модернизации является проблема конфликта ценностей. Признается, что многие ценности западной культуры не подходят и потому не уживаются в некоторых культурных средах. Индивидуализм в некоторых случаях признается как чисто западный продукт. В связи с этим представляет интерес изучения западными учеными проблемы «современной личности».
      1   2   3   4   5   6   7


    написать администратору сайта