Главная страница
Навигация по странице:

  • Особенности вагинального биоценоза

  • Защитные свойства эндогенной микрофлоры влагалища реализуются посредством следующих механизмов

  • Бактериальный вагиноз. Ключевые моменты диагностики

  • микробиом. Новый документ (1). Понятие о микробиоме человека


    Скачать 21.43 Kb.
    НазваниеПонятие о микробиоме человека
    Анкормикробиом
    Дата26.03.2020
    Размер21.43 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаНовый документ (1).docx
    ТипДокументы
    #113529

    С этим файлом связано 1 файл(ов). Среди них: Бактериология.pdf.
    Показать все связанные файлы
    Подборка по базе: Всеобщая декларация прав человека.docx, курсовая демократия и права человека.docx, Лекция 1 Литературный язык происхождение, понятие, виды и формы., психика человека и животного.жусупова.docx, генетика человека.docx, Анатомия скелета человека.rtf, Значение Каменного угля в жизни человека.docx, Влияние метаболизма микробиоты организма человека на нейромедиат, Реферат по ФК(Значение физической культуры и спорта в жизни чело, 7._ВОЗРАСТНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СТАНОВЛЕНИЯ ЧЕРТ ХАРАКТЕРА У ЧЕЛОВЕКА_

    Понятие о микробиоме человека.

    Человеческий микробиом представляет собой совокупность всех микроорганизмов, живущих в ассоциации с телом человека. Эти сообщества представляют собой целый спектр микроорганизмов, включая эукариот, архебактерий, бактерий и вирусов.Несмотря на малый размер микроорганизмов, тем не менее, вся бактериальная масса составляет в среднем 1—3% от массы тела человека (в среднем около 3 кг у взрослого мужчины массой 90 кг). Эти микроорганизмы, как правило, не представляют опасности для своего хозяина, кроме того, они участвуют в важных процессах жизнеобеспечения организма. Например, они способны продуцировать ряд жизненно необходимых витаминов, которые не синтезируются в организме человека, участвуют в процессах расщепления пищи, «обучают» иммунную систему распознавать чужеродные опасные инфекционные агенты и даже продуцируют противовоспалительные вещества, направленные на болезнетворных микробов. Нарастающее, как снежный ком, количество исследований показывает, что при различных неинфекционных заболеваниях, например, при таких как сахарный диабет, ожирение, метаболический синдром, болезни обмена, эндокринные расстройства, видовой состав микрофлоры значительно изменяется, что открывает возможности для возможной коррекции этих заболеваний путем воздействия на микробиом человека.

    Многими исследователями показана связь различных сообществ микроорганизмов с состоянием здоровья человека. Микроорганизмы, населяющие верхние и нижние отделы полового тракта, играют существенную роль не только в дисбиотических состояниях, но и потенциально способны влиять на успешность зачатия и вынашивания. Кроме того, микробные ассоциации были выделены из таких локусов, как плацента, молочные железы, матка, маточные трубы, которые прежде считались стерильными, оказывая влияние на состояние женского здоровья. Именно посредством микробиома совокупность пренатальных, постнатальных и интранатальных факторов, вместе с медицинскими интервенциями и факторами окружающей среды, оказывают влияние на раннее детство потомства и на состояние здоровья в зрелом возрасте.

    Касательно микробиома женской репродуктивной системы: еще совсем недавно считалось, что такие биотопы, как полость матки, маточные трубы, яичники, молочные железы являются абсолютно стерильными. Однако серия работ испанских ученых под руководством Пилар Францино показала, что внутриутробно плод и амниотическая полость не являются стерильными, как это считалось ранее, и микроорганизмы начинают заселять человеческий организм еще в утробе матери. В меконии новорожденных обнаружены ДНК бактерий, продуцирующих молочную кислоту, таких как Lactobacillus, а также ДНК кишечной палочки. Примерно у половины новорожденных оказались доминирующими бифидобактерии и лактобактерии. Было доказано, что состав микрофлоры беременной женщины влияет на формирование иммунной системы новорожденного, риски его заболеваемости и зависит от здоровья беременной женщины. Таким образом, было выдвинуто предположение, что если организм плода внутриутробно не является стерильным, то и полость матки вне беременности также, скорее всего, не стерильна. Целая серия работ Роберто Ромеро, область научных интересов которого лежит, в том числе, и в плоскости преждевременных родов, хорионамнионита и интраамниального воспаления, показала, что амниотическая полость во время беременности при хориоамнионите не является стерильной. У 61% женщин с доношенным сроком беременности и клиническими проявлениями хориоамнионита в амниотической жидкости были обнаружены микроорганизмы. У 54% из них были обнаружены микробные ассоциации. Самые часто обнаруживаемые микроорганизмы — Ureaplasma urealyticum и Gardnerella vaginalis. В контексте понимания, что плод внутриутробно не живет в абсолютно стерильной среде, интересен тот факт, что не только генетический профиль плода закладывается внутриутробно, но также и его микробиологический профиль. И хотя биомасса внутриутробных микроорганизмов чрезвычайно мала, существует четкое представление, что внутриутробный микробиом играет роль в метаболическом программировании и значительно влияет на становление иммунной системы плода. Дальнейшие исследования как раз и должны фокусироваться на определении точной роли микробных сообществ, выделенных в данном биотопе. В то время как E. coli является доминирующим микроорганизмом плацентарного микробиома, это микробное сообщество представлено также и такими микроорганизмами, как Bacteroidetes, Firmicutes, Fusobacteria, Proteobacteria phyla и Tenericutes. Определенные микроорганизмы причастны и к преждевременным родам. Так, в плацентах пациенток с преждевременными родами обнаруживали значимое количество Burkholderia taxa, а присутствие Paenibacillus taxa было характерно для доношенных беременностей. Если сравнивать плацентарный микробиом с другими микробиомами, то очевидно, что он наиболее похож на микробиом ротовой полости, включая такие виды, как Prevotella tannerae и Neisseria. Предполагается, что такая транслокация микроорганизмов происходит при повышении проницаемости капилляров ротовой полости при гингивите, что объясняет, почему у женщин с периодонтитом высокий процент акушерских осложнений [7]. На нестерильность полости матки указывают и американские ученые из клиники Майо, Рочестера. У пациенток с гиперплазией эндометрия и раком эндометрия был обнаружен существенный сдвиг в составе вагинальной микрофлоры и микрофлоры эндометрия. Были обнаружены такие микроорганизмы, как Fir micutes (Anaerostipes, Dialister, Peptoniphilus, Ruminococcus и Anaero truncus), Spiro chaetes (Treponema), Actinobacteria (Atopobium), Bacteroidetes (Bacte roides и Porphyro monas), и Proteobacteria (Arthrospira). Присутствие Atopobium vaginae и Porphyromonas sp. ассоциировалось с развитием рака эндометрия, особенно при высоких значениях pH влагалища (pH>4,5). Кроме того, проблемой микроорганизмов, заселяющих полость матки, традиционно плотно интересовались и репродуктологи, приписывая успех или неудачу программ высоких репродуктивных технологий, в том числе, и составу микробиома полости матки. Так, было показано, что при оценке бактериальных сообществ из эндометриальной жидкости и пробы влагалищного аспирата у одних и тех же испытуемых в программах ЭКО состав микрофлоры различен в этих двух локациях. Микробиота в эндометриальной жидкости включала до 191 таксономической единицы и была представлена двумя видами: с преимущественно лактобациллярной флорой (Lactobacillus spp.>90%) и с не-лактобациллярной микрофлорой (<90% Lactobacillus spp. с >10% других различных микроорганизмов). При анализе дальнейшей попытки ЭКО было обнаружено, что у пациенток с доминированием лактобацилл наблюдается большая частота имплантации и родов, чем у пациенток без доминирования — 60,7% vs 23,1% (P=0,02) и 58,8% vs 6,7% (P=0,002) соответственно. Положительные исходы беременностей (продолжающаяся беременность, частота живорождений) были выше у пациенток с преобладанием лактобациллярной микрофлоры в полости матки, и, наоборот, невынашивание беременности, нарушения имплантации плодного яйца, мертворождения чаще ассоциировались с нелактобациллярной микрофлорой. Таким образом, микробиом может определять частоту имплантации и родов у пациенток с неудачами в ЭКО.

    Высокий уровень оперативного родоразрешения, а именно кесарева сечения, является одной из насущных проблем общественного здравоохранения, особенно в таких странах, как Бразилия. Выявленные негативные последствия кесарева сечения, в том числе и нарушения микрофлоры новорожденных, высокие риски развития неинфекционных заболеваний у потомства, сводят на «нет» экономические и демографические выгоды высокого процента оперативных родов. Тем не менее, когда хирургическое вмешательство выполняется по жизненным показаниям, встает вопрос о восстановлении микрофлоры новорожденного. В этом контексте проведено пилотное исследование о так называемом «вагинальном обсеменении» во время кесарева сечения, когда за несколько часов до оперативных родов во влагалище матери помещается стерильный марлевый тампон, который впоследствии используется для обсеменения кожных покровов и ротовой полости новорожденного, что частично восстанавливает микрофлору ребенка. Однако существует и исследование, не до конца завершенное на настоящий момент, показавшее более высокую частоту неонатальных инфекционных осложнений после «вагинального обсеменения», связанную, вероятно, с недостаточным обследованием женщины на облигатные патогены во время беременности

    Особенности вагинального биоценоза

    Микробный пейзаж – это характеристика ассоциации микроорганизмов при их взаимодействии друг с другом и окружающей средой; данное понятие впервые сформулировано С. Н. Виноградским. Исследование свойств и поведения отдельных видов микроорганизмов и их ассоциаций (биоценоз) имеет большое значение в медицинской микробиологии. Для различных отделов организма человека (полости рта и носа, кожи, кишечника, влагалища и др.) характерна та или иная нормальная, или облигатная, микрофлора, т.е. ассоциации определенных видов микроорганизмов. Состав микробных ассоциаций определяется состоянием организма и в свою очередь оказывает влияние на организм хозяина. Нарушение состава нормальной микрофлоры организма (дисбактериоз) часто приводит к различным заболеваниям. Изучение биоценоза влагалища и факторов, влияющих на его состояние, находится в центре внимания не только клинических микробиологов, но и широкого круга специалистов клинического профиля.
    Нормальная микрофлора человека – совокупность микробиоценозов, занимающих многочисленные экологические ниши на коже и слизистых оболочках в местах контакта человеческого организма с окружающей средой. Микробиоценоз является весьма чувствительным индикатором, реагирующим количественными и качественными изменениями на любые сдвиги внешней и внутренней среды (Коршунов В. М. и соавт., 1999). Изменение численности того или иного вида микроорганизмов в биотопе, появление в несвойственном данному виду бактерий месте обитания служит сигналом об адаптивных или необратимых изменениях в соответствующем звене микроэкологической системы. «Поломка» в одном из этих звеньев неизменно вызывает нарушение микроэкологии влагалища, которое в дальнейшем может привести к развитию воспалительных процессов генитального тракта (Липова Е. В. и соавт., 2009).
    У многих пациенток с нарушениями микробиоценоза урогенитального тракта имеются пищевые, медикаментозные и смешанные аллергические реакции, свидетельствующие о снижении адаптивных механизмов и напряженности иммунной системы. При бактериальном вагинозе (БВ) часто выявляется дисбактериоз кишечника, что свидетельствует о едином дисбиотическом процессе в организме с доминирующим проявлением либо в генитальной, либо в пищеварительной системе. БВ является не только причиной неприятных выделений, но и фактором риска и одной из причин возникновения различной патологии гениталий иосложнений беременности и родов.
    Биоценоз влагалища представляет собой микроэкосистему, особенности которой опре­деляются не только вагинальной микрофлорой, но и анатомическим строением, гистологической структурой слизистой оболочки, биологическими свойствами влагалищной жидкости. Известно, что слизистая влагалища покрыта многослойным плоским неороговевающим эпителием без желез, состоящим из нескольких слоев клеток: базальных, парабазальных, промежуточных и поверхностных. При цитолизе поверхностных клеток гликоген высвобождается из цитоплазмы и становится питательным субстратом для обеспечения энергетических и пластических процессов нормальной микрофлоры влагалища. Как известно, нормальная микрофлора влагалища подразделяется на облигатную, факультативную и транзиторную. Облигатные микроорганизмы непременно входят в ее состав, препятствуя развитию попавших во влагалище патогенных микробов. Представители факультативных микроорганизмов (непатогенные и условно-патогенные) достаточно часто встречаются и у здоровых женщин. Транзиторные микроорганизмы (непатогенные, условно-патогенные и патогенные) случайно заносятся в генитальный тракт из окружающей среды. В условиях нормального биотопа они пребывают во влагалище короткое время и быстро удаляются с током слизи и за счет деятельности мукоцилиарного эпителия. В случае нарушения защитных механизмов патогенные или условно-патогенные микроорганизмы транзиторной или факультативной флоры прикрепляются к клеткам влагалищного эпителия (адгезия) с последующим раз­множением и повреждением тканей, вследствие чего развивается воспалительная реакция.
    Основными представителями облигатной микрофлоры влагалища женщин репродуктивного возраста являются лактобактерии (общеизвестные палочки Дедерлейна). Они играют большую роль в поддержании нормального биоценоза влагалища за счет высокой конкуренции и антагонизма по отношению к большинству патогенных и услов­но-патогенных бактерий. Лактобактерии метаболизируют гликоген до глюкозы и молочной кислоты, которая поддерживает кислую реакцию влагалищного содержимого (pH 3,8-4,4), необходимую для роста самих лактобактерий. К видам молочнокислых бактерий (Lactobacillus), полученных из вагинальных образцов здоровых женщин, относятся L. acidophilus, L. jensenii, L. casei, L. gasseri, L. crispatus, L. plantarum, L. fermentum, L. cellobiosus, L. brevis и L. salivarius. Чаще всего встречаются микроаэрофильные, продуцирующие перекись водорода, реже – анаэробные виды лактобактерий. Особое значение в поддержании нормального микробиоценоза влагалища принадлежит лактобактериям, вырабатывающим перекись водорода, количество их во влагалище в норме составляет 105-109 КОЕ/мл. Именно перекись водорода, продуцируемая лактобактериями, совместно с пероксидазой из цервикальной слизи и галоидными соединениями подавляет размножение многих патогенных микроорганизмов.
    Защитные свойства эндогенной микрофлоры влагалища реализуются посредством следующих механизмов:

    • блокирование рецепторов адгезии для посторонних микроорганизмов;

    • конкуренция с экзогенной инфекцией за пищевые субстанции;

    • стимуляция подвижности эпителия слизистого слоя влагалища и процесса его обновления на поверхности клеток;

    • продукция жирных кислот, перекисей и бактериоцидов;

    • индукция иммунного ответа по отношению к патогенным микроорганизмам, продукция стимуляторов иммуногенеза и активаторов фагоцитарной и ферментативной активности

    .

    Сопутствующая микрофлора представлена в основном аэробными, факультативно-анаэробными и строгими анаэробными микроорганизмами. Применение современных молекулярно-генетических методов идентификации возбудителей позволяет выявить во влагалище здоровой женщины более 300 видов микроорганизмов.
    В исследованиях отечественных и зарубежных авторов показано, что у некоторых женщин нормальная микрофлора поддерживается и в отсутствие лактобактерий. В качестве доминирующего микроорганизма в микрофлоре могут быть бактерии Atopobium, Megasphaera и Leptotrichia, которые являются продуцентами молочной кислоты, также как и Lactobacillus. Это возможно, когда доля лактобактерий в вагинальной микрофлоре снижается вследствие каких-либо причин. В этом случае другие лактат-про­ду­цирующие бактерии занимают их нишу в микробиоценозе влагалища.
    В состав нормальной микрофлоры влагалища также могут входить стафилококки, микоплазмы, коринебактерии, стрептококки, пептострептококки, гарднереллы, бактероиды, энтерококки, энтеробактерии, вейлонеллы и бифидобактерии, а также дрожжевые грибы рода Candida. Однако суммарный удельный вес этих микроорганизмов не должен превышать 5-8%.
    Для оценки состояния микрофлоры влагалища Е.Ф. Кира (2012) разработал классификацию био­ценоза влагалища, в которой представлена микроскопическая характеристика четырех типов биоценоза, соответствующая основным нозологическим формам.


    • І тип – нормоценоз, характеризующийся доминированием лактобактерий, отсутствием грам­отрицательной микрофлоры, спор и мицелия дрожжеподобных грибов, наличием единичных лейкоцитов и «чистых» эпителиальных клеток. Подобная картина отражает типичное состояние нормального биотопа влагалища.

    • ІІ – промежуточный тип – умеренное или сниженное количество лактобактерий, наличие грамположительных кокков, грамотрицательных палочек. Обнаруживаются лейкоциты, моноциты, макрофаги, эпителиальные клетки. Является пограничным типом, часто наблюдается у здоровых женщин, редко сопровождается жалобами и клиническими проявлениями.

    • ІІІ тип – дисбиоз влагалища, выражающийся в незначительном количестве или полном отсутствии лактобактерий, обильной полиморфной грам­отрицательной и грамположительной палочковой и кокковой микрофлорой, наличием «ключевых клеток». Количество лейкоцитов вариабельно, отмечается отсутствие или незавершенность фагоцитоза. Соответствует микробиологической картине БВ.

    • IV – вагинит (воспалительный тип мазка) – поли­микробная картина мазка с большим количеством лейкоцитов, макрофагов, эпителиальных клеток, отмечается выраженный фагоцитоз.


    На состав микрофлоры влагалища как качественный, так и количественный, могут оказывать воздействие особенности туалета половых органов, степень половой активности, а также всевозможные способы контрацепции. Снижение концентрации лактобацилл происходит при использовании внутриматочных контрацептивов, антибиотиков, других антибактериальных средств, после хирургических вмешательств, при гормональном стрессе после аборта, при наличии опухолевых процессов и др. Отдельного внимания заслуживает проблема, связанная с применением антибиотиков, приводящая в ряде случаев к замкнутому кругу. Необходимость применения этого вида препаратов для элиминации одного инфекта приводит к усугублению дисбиоза и росту других возбудителей.
    Особенно остро стоит проблема дисбиоза влагалища при беременности, так как оказывает существенное влияние на здоровье и микрофлору новорожденного, а также на течение послеродового периода у родильниц. Углубленное из­учение нарушений микрофлоры влагалища в акушерской практике показало, что максимально высокий риск развития инфекционно-воспалительных осложнений у женщин в родах и послеродовом периоде наблюдается у беременных с нарушениями вагинального микробиоценоза. В ряде работ установлено, что при развитии беременности повышается частота встречаемости усло­вно-патогенных микроорганизмов: патогенная и условно-патогенная флора к концу гестации составляет до 51,4%, а частота нарушений микробиоценоза родовых путей у женщин группы риска возникновения акушерской патологии во время беременности – в среднем 40-65%. Микрофлора влагалища существенно влияет на течение гестационного процесса: у многих беременных с задержкой развития плода был обнаружен БВ в сочетании с инфекциями, передающимися половым путем. Внутриутробная инфекция является одним из важных факторов, наличием которого можно объяснить генез 25-40% преждевременных родов, являющихся основной причиной неонатальной смертности в мире. Ряд научных работ свидетельствует о потенциальной связи между спектром выявленных бактерий в амниотической жидкости и микробиотой влагалища – постоянным резервуаром и потенциальным источником заражения. Микрофлора влагалища оказывает влияние как на течение беременности и послеродового периода, так и на здоровье новорожденного, поскольку во время родов происходит первичная контаминация организма ребенка вагинальной микрофлорой, состав которой определяет микрофлору конъюнктивы, желу­дочно-кишечного тракта, кожных покровов ребенка.
    Профилактика послеродовой инфекции включает определение факторов риска гнойно-воспалительных заболеваний, санацию очагов генитальной и экстрагенитальной инфекции, в т.ч. и вагинитов, рациональное ведение родов. Она должна начинаться в женской консультации и продолжаться в родильном доме. Частота послеродовых осложнений не имеет явной тенденции к снижению, что связано с увеличением числа женщин с сопутствующей экстрагенитальной патологией, индуцированной беременностью, гормональным лечением и хирургической коррекцией ист­мико-цервикальной недостаточности при привычном невынашивании, повышением частоты оперативного родоразрешения, широким (иногда нерациональным) применением антибиотиков и др.
    Бактериальный вагиноз. Ключевые моменты диагностики

    По мнению Е.Ф. Кира (1999), с этиологической точки зрения, БВ – это полимикробная болезнь, обусловленная изменением нормальной вагинальной экологии с выраженной пролиферацией анаэробов как в видовом, так и в количественном отношении. Влагалищная микрофлора у пациенток с БВ состоит из комбинации аэробных, факультативно-анаэробных, оксиген-толерантных анаэробных и строгих анаэробных микроорганизмов, сосуществующих в симбиозе друг с другом. Аэробные виды составляют лишь малую часть микробного пейзажа. При БВ происходит нарушение «микробного равновесия»: исчезают одни виды микроорганизмов, появляются другие. В этом случае этиологическим фактором выступает не какой-то отдельно взятый микроб, а их ассоциация с присущими ей специфическими биологическими особенностями, которые она приобретает в сим­биозе различных микроорганизмов. С этиологической точки зрения, важны все выделяемые бактерии, так как в симбиозе с другими видами микроорганизмы приобретают свойства, которые первоначально у них отсутствовали.
    В настоящее время эпидемиология БВ остается неясной. По мнению Л. В. Кудрявцевой и соавт. (2001), высокая частота обнаружения G. vaginalis у здоровых женщин и даже у детей позволяет рассматривать эти микроорганизмы как составную часть нормальной микрофлоры влагалища. В пользу эндогенного происхождения БВ свидетельствует высокая частота обнаружения G. vaginalis с развитием соответствующих клинических симптомов при использовании внутриматочных систем и оральных контрацептивов, у беременных, в послеродовом, послеабортном и менопаузальном периодах.
    С другой стороны, в пользу сексуально-транс­миссивного пути передачи БВ свидетельствуют следующие факторы: одновременное выделение G. vaginalis из половых путей женщин, страдающих БВ, и их сексуальных партнеров; высокая частота реинфекций у излеченных женщин, партнеры которых не лечились одновременно; достоверные случаи заболевания БВ женщин после половых контактов с мужчинами-носителями G. vaginalis.
    Диагностика БВ основана на результатах клинического и лабораторного обследования. Основной симптом данного состояния – жалобы на выделения с неприятным запахом (у 50-87% больных). Выделения чаще умеренные, реже обильные, в ряде случаев вообще отсутствуют. Характер выделений при БВ: серовато-белого цвета, гомогенны, без комков, имеют специфический запах, который может быть постоянным, появляться во время менструации или полового акта, иногда вообще отсутствовать. Длительность персистенции этих симптомов может исчисляться годами.
    При длительно текущем процессе выделения приобретают желтовато-зеленую окраску, становятся более густыми, обладают свойством пениться, слегка тягучие и липкие, равномерно рас­пределяются по стенкам влагалища. Жалобы на зуд и дизурические явления встречаются редко или появляются периодически. Зачастую у женщин с БВ отмечается гиперполименорея, хронические воспалительные заболевания придатков матки. Явления вульвита и кольпита с жалобами на зуд наблюдаются редко (их наличие обычно характерно для трихомониаза и кандидоза). У некоторых больных БВ не выявляют никаких субъективных и объективных симптомов.
    Диагноз БВ может быть поставлен при наличии не менее трех из четырех объективных признаков: специфический характер выделений, наличие «ключевых клеток» при микроскопическом исследовании, рH влагалищной жидкости > 4,5 (в среднем 5-6), положительный аминотест: характерный запах влагалищных выделений до или после добавления 10% раствора КОН. Е.Ф. Кира (1999) рекомендует в качестве дополнительного критерия диагностики БВ рассматривать безуспешную предшествовавшую терапию вагинита антибиотиками и противовоспалительными препаратами.
    Наличие «ключевых клеток» в мазках содержимого влагалища, окрашенных по Граму, является одним из признаков БВ. Они представляют собой клетки эпителия влагалища, покрытые грамотрицательными палочками, и обнаруживаются у 94% больных, в то время как у здоровых женщин не определяются независимо от возраста.
    Сложность бактериологической диагностики БВ характеризуется в первую очередь отсутствием какого-либо одного специфического этиологического агента и вовлечением в процесс услов­но-патогенных анаэробных бактерий. В то же время эти микроорганизмы в недоминирующих количествах могут присутствовать в микроэкосистеме влагалища здоровых женщин; например G. vaginalis, Bacteroides spp., Mobiluncus и др. достаточно часто выделяются у лиц, не имеющих жалоб или клинической картины воспалительного процесса.
    Кроме того, существуют определенные трудности при культивировании анаэробов в лабораторных условиях и оценке их антибиотикочувствительности (длительность выращивания, использование специальных питательных сред, изоляция чистых культур из смешанных популяций). Поэтому весьма часто при наличии характерных симптомов БВ лечение производными нитроимидазола, в частности метронидазолом, назначают только на основании результатов микроскопического исследования. Однако подобный подход не всегда себя оправдывает, что проявляется в неэффективности лечения или в рецидивах заболевания. При известной чувствительности анаэробных бактерий к метронидазолу причина таких «сбоев» в лечении БВ до последнего времени оставалась малопонятной.
    Принадлежащий к семейству Corinobacteriaceae микроорганизм Atopobium vaginae, который включается в патогенез БВ, по мнению некоторых авторов, является более специфическим маркером заболевания, чем G. vaginalis.
    Внимание исследователей привлек тот факт, что при наличии этого микроорганизма в ассоциации с другими анаэробными бактериями заболевание значительно хуже поддается лечению метронидазолом. Так, после курса антибактериальной терапии рецидивы заболевания, вызванного ассоциацией G. vaginalis и A. vaginae, наблюдались у 83% пациенток, тогда как при моноинфекции (G. vaginalis) – только у 38%. Позже было доказано, что большинство исследованных штаммов A. vaginae характеризуется высоким уровнем резистентности к метронидазолу.
    источники
    1. Проблемні питання акушерства, гінекології та репродуктології в сучасних умовах. Огляд XIV з’їзду акушерів-гинекологів / Булавенко О. В., Галич С. Р., Давидова Ю. В., Железняков О. Ю., Носенко О. М. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2016. Специальный выпуск № 1. С. 16-22.

    2. Веропотвелян П. Н., Веропотвелян Н. П., Цехмистренко И. С., Троян Н. Ю. Микробиологический пейзаж влагалища у пациенток с невынашиванием беременности в анамнезе. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2015. № 7 (93). С. 34-38.

    3. Веропотвелян Н. П., Веропотвелян П. Н., Пухальская И. Н. Бактериальный вагиноз: современные под­ходы к лечению. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2010. № 9-10 (38-39). С. 68-74.

    4. Каминский В.В. и соавт. Современный взгляд на проблему лечения бактериального вагиноза. Мистецтво лікування. 2007. № 7. С. 28-29.

    5. Каминский В. В., Саханова А. А., Зеленская М. В. Современные подходы к терапии бактериальных вагинозов. К., 2007.

    6. Кира Е. Ф. Бактериальный вагиноз. – М.: МИА, 2012.

    7. Кремец К. Современные представления о бактериальном вагинозе и некоторые аспекты терапии. Новости медицины и фармации. 2012. № 411. С. 11-12.

    8. Майоров М. В., Жученко С. И., Черняк О. Л. Местное лечение вагинальных инфекций. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2017. № 5 (110). С. 1-7.

    9. Майоров М. В., Жученко С. И., Черняк О. Л. Бактериальный вагиноз: практические этиологии, диагностики и лечения. Медицинские аспекты здоровья женщины. 2014. № 2 (76). С. 55-61.

    10. Майоров М. В., Жуперкова Е. А., Жученко С. И., Черняк О. Л. Генитальный кандидоз: актуальность проблемы. Здоров’я України, тематичний номер «Акушерство, гінекологія та репродуктологія». 2016. № 4 (24), грудень. С. 28-29.

    11. Майоров М. В. Бактериальный вагиноз: «Что в имени тебе моем?..». Провизор. 2002. № 18. С. 39-41.
    12. Francino M. P. Early development of the gut microbiota and immune health. — Pathogens. — 2014, Sep 24. — 3 (3). — P. 769—790. — DOI: 10.3390/pathogens3030769. Review. PMID: 25438024.

    13. Valles Y., Artacho A., Pascual-Garcia A. et al. Microbial succession in the gut: directional trends of taxonomic and functional change in a birth cohort of Spanish infants // PLoS Genet. — 2014, Jun 5. — 10 (6). — e1004406. — DOI: 10.1371/journal.pgen.1004406. eCollection 2014 Jun. PMID: 24901968.

    14. Francino M. P. The ecology of bacterial genes and the survival of the new // Int. J. Evol. Biol. — 2012. — 2012:394026. — DOI: 10.1155/2012/394026. Epub 2012 Jul 31. PMID: 22900231.

    15. Romero R., Miranda J., Kusanovic J. P. et al. Clinical chorioamnionitis at term I: microbiology of the amniotic cavity using cultivation and molecular techniques // J. Perinat. Med. — 2015, Jan. — 43 (1). — P. 19—36. — DOI: 10.1515/jpm-2014-0249.

    16. Rautava S. et al. Probiotics modulate host-microbe interaction in the placenta and fetal gut: a randomized, double-blind, placebo-controlled trial // Neonatology. — 2012. — 102. — P. 178—184.

    17. Aagaard K. et al. The placenta harbors a unique microbiome // Sci. Transl. Med. — 2014. — №6. — P. 237—265.


    написать администратору сайта