Главная страница
Навигация по странице:

  • ОСОБЕННОСТИ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ И СОЦИАЛЬНОЙ ФРУСТРИРОВАННОСТИ У КУРИЛЬЩИКОВ Аннотация

  • Ключевые слова

  • куклин италия. Особенности нервнопсихической адаптации и социальной фрустрированности у курильщиков


    Скачать 26.36 Kb.
    НазваниеОсобенности нервнопсихической адаптации и социальной фрустрированности у курильщиков
    Дата08.10.2019
    Размер26.36 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлакуклин италия.docx
    ТипДокументы
    #89056

    Подборка по базе: Контрольные вопросы по теме Коммуникация и ее особенности. Виды , 2 Анатомо-физиологические особенности органа зрения.doc, Финансы организаций социальной сферы за рубежом.docx, Кровь. Особенности крови детского возраста.docx, Лекция 4 - Особенности организации диспансерного наблюдения за ж, Лист адаптации нового сотрудника.doc, реферат Особенности народной хореографии Плотникова.doc, 2. Особенности исторического развития России..doc, СОВРЕМЕННЫЕ ОСОБЕННОСТИ ИНФЕКЦИОННОГО МОНОНУКЛЕОЗА.pdf, Актуальные проблемы государственной социальной помощи.rtf.

    Куклин Виталий Юрьевич, директор, Центр нейропсихологии «Изюминка», г. Москва

    Цветков Андрей Владимирович, доктор психологических наук, заместитель директора по науке, Центр нейропсихологии «Изюминка», г. Москва
    ОСОБЕННОСТИ НЕРВНО-ПСИХИЧЕСКОЙ АДАПТАЦИИ И СОЦИАЛЬНОЙ ФРУСТРИРОВАННОСТИ У КУРИЛЬЩИКОВ

    Аннотация: показано, что у курящих респондентов (стаж никотиновой зависимости более 5 лет) существует отчетливое снижение телесного потенциала в виде разнообразных психосоматических симптомов, однако фактором, определяющим эти проявления, является социальная фрустрация.

    Ключевые слова: никотиновая зависимость, нервно-психическая адаптация, социальная фрустрация
    На сегодняшний день потребление табака является самой серьезной причиной возникновения хронических болезней, преждевременной инвалидности, смертности. Исследования показывают, что смертность наиболее высока среди лиц, начавших курить в молодости [1]. Среди подростков курение носит преимущественно психологический характер, хотя уже имеются и признаки физиологической зависимости. У курящих молодых людей сильнее проявляется риск дезадаптации в условиях стресса, более выражена нервно-психическая неустойчивость [2; 3].

    Было обнаружено Escobedo Luis et al., (1996), что угнетенное настроение, депрессия в анамнезе были фоном, на котором возникало курение в детском, подростковом периоде и в юности.

    Немаловажным представляется гендерная нейрохимическая асимметрия воздействия никотина, выявленная S. Carton, R. Jouvent et al. (1992). Так, у женщин интенсивность курения и степень зависимости коррелировали с избеганием отрицательных эффектов, включая страх и раздражительность, а умужчин – была с повышением уровня двигательной и умственной активности [4].

    В то же время антидепрессивное лечение оказывало лишь минимальное воздействие на ежедневное употребление никотина, что подтверждают исследования Worthington et al. (1996). Было установлено, что кратковременное (в течение 1-4 суток) применение никотинсодержащих пластырей у некурящих больных с депрессией вызывало умеренный, быстро проходящий антидепрессивный эффект [5].

    Введение никотина крысам (независимо от способа его попадания в организм) в 2-7 раз увеличивало высвобождение серотонина в лобной коре, и чуть менее существенно - норадреналина, что по каскаду реакций повышало уровни адренокортикотропного гормона и кортизола. Иными словами, никотин выступает модулятором общей стрессовой реакции по Г.Селье, с активизацией надпочечников, снижением аппетита и массы тела (Lesage M. G. et al, 2003).

    В связи с этим, для выявления влияния психического напряжения были выбраны методы клинико-психологического обследования, включавшие в себя «Опросник нервно-психической адаптации», диагностирующий общий уровень стресса, и методику диагностики уровня социальной фрустрированности Л.И. Вассермана с соавт. (модификация В.В. Бойко).

    В данном исследовании приняли участие 65 человек, из них 37 человек классифицированы как курильщики табака, а 28 человек – не являются курильщиками табака. Среднегрупповой возраст респондентов составил 37,03±11,04 лет.

    В ходе описательной статистики было выявлено, что в среднем, курящие респонденты относятся к группе легкой патологии, легкой дезадаптации (38,1±14,1), в отличие от некурящих респондентов (30,4±15,4), которых можно отнести к группе «практически здоровых с неблагоприят­ными прогностическими признаками» (предпатология). Что касается уровня социальной фрустрированности, то он практически одинаков у обеих групп, и относится к умеренному уровню (2,7±0,8 vs 2,9±0,8), будучи незначимо ниже в экспериментальной группе.

    При рассмотрении частотного распределения респондентов по уровням нервно-психической адаптации (рисунок 1) заметно, что форма кривой у независимых от табака испытуемых сходна с гауссовским (нормальным) распределением, сдвинутым несколько вправо – в сторону выраженной дезадаптации. У курящих же лиц кривая частот уверенно возрастает, показывая лишь 3% субъективно здоровых лиц при 43% выражено дезадаптированных.



    Рисунок 1 – Частотное распределение респондентов по уровням выраженности нервно-психической адаптации в выборках курящих и некурящих табак

    Примечание: 1 – здоровые; 2 – практически здоровые с благоприятными прогностическими признаками; 3 – практически здоровые с неблагоприят­ными прогностическими признаками (предпатология); 4 – легкая патология; 5 – существенные признаки патологии.
    Исходя из полученных данных, можно сделать вывод о том, что в группе некурящих обследуемых чаще всего, по сравнению с курящими табак, встречаются здоровые респонденты (11% vs 3%), практически здоровые с благоприятными прогностическими признаками (18% vs 11%), практически здоровые с неблагоприят­ными прогностическими признаками (25% vs11%). У курильщиков табака, наоборот, чаще, чем у некурящих, встречаются респонденты с легкой патологией (32% vs 21%) и с существенными признаками патологии (43% vs 25%).

    Таким образом, можно увидеть ярко выраженную тенденцию к преобладанию нервно-психической дезадаптации у курильщиков табака, причем, вероятно, психическая дезадаптация личности может являться фактором, оказывающим влияние на склонность индивида к табакокурению. Данная гипотеза была проверена с помощью логистической регрессии при использовании метода максимального правдоподобия.

    В ходе анализа было выявлено, что уровень нервно-психической адаптации оказывает значимое влияние на склонность к курению (χ2=4,05 при р=0,044). Также, для выявления точности классифицирования склонности к курению относительно уровня нервно-психической адаптации, был применен анализ ROC-кривых. В результате анализа было выявлено, что коэффициент площади покрытия переменной нервно-психическая адаптация под кривой составляет 0,7 и это является достаточно хорошим показателем, для того, чтобы утверждать, что в зависимости от уровня испытываемой нервно-психической адаптации можно достаточно точно классифицировать обследуемых на курящих табак и некурящих.



    Рисунок 2 – Частотное распределение респондентов по уровням выраженности социальной фрустрированности в выборках курящих и некурящих табак

    Примечание: 1 – очень низкий уровень; 2 – пониженный уровень; 3 – неопределенный уровень; 4 – умеренный уровень; 5 – повышенный уровень; 6 – очень высокий уровень.
    Помимо нервно-психической адаптации были рассмотрены и особенности социальной фрустрированности, при этом было выявлено, что у женщин показатели неудовлетворенности своими достижениями не зависели от курения и были на умеренном уровне, а у мужчин отсутствие никотиновой зависимости было связано с повышенным уровнем социальной фрустрированности.

    Частотный анализ показал, что низкий (21% vs 14%) уровень социальной фрустрированности преобладает у респондентов, курящих табак, а очень высокий уровень (29% vs 18%) социальной фрустрированности преобладает в группе некурящих табак. В связи с полученными результатами были проверены предположения о влиянии социальной фрустрированности непосредственно на склонность к курению табака, а также возможность опосредованного влияния через уровень нервно-психической адаптации. Гипотеза о непосредственном влиянии социальной фрустрированности на склонность к курению табака не была подтверждена. Однако гипотеза о возможном опосредованном влиянии на склонность к табакокурению через уровень нервно-психической адаптации, была доказана с помощью простой линейной регрессии.

    В ходе данного анализа было выявлено, что уровень испытываемой социальной фрустрированности оказывает значимое влияние (F=9,61 при р=0,00294) на уровень нервно-психической адаптации. Как показывает значение β-коэффициента (0,37), чем выше уровень социальной фрустрированности испытывает обследуемый, тем выше у него будет наблюдаться уровень социальной фрустрированности. Таким образом, длительное дестабилизирующее действие социально-фрустрирующих факторов формирует напряженность адаптивных механизмов и парциальную дезадаптацию (предболезнь), а при малоэффективной психологической защите и отсутствии социальной поддержки будет наблюдаться тотальная психическая дезадаптация (болезнь), и как следствие, снижение качества жизни.

    Вывод: длительное дестабилизирующее действие социально-неблагоприятных факторов приводит к напряженности адаптивных механизмов и «переносу тяжести» негативных переживаний из социальной сферы в соматическую, при этом психическая дезадаптация личности, в свою очередь, является фактором, оказывающим влияние на склонность индивида к табакокурению.
    Литература

    1. Дунай В.И. Курение в студенческой среде: мотивация, уровень никотиновой зависимости и психологические особенности курящих./ В.И. Дунай, Н.Г. Аринчина, В.Н. Сидоренко // Медицинский журнал. – 2015. – № 3. – С.59-61.

    2. Кулаков, С.А. Диагностика и психотерапия аддиктивного поведения у подростков / С.А.Кулаков. – М.:Фолиум, 1996. – 70 с.

    3. Практическое руководство по лечению табачной зависимости / А.Г. Чучалин, Г.М. Сахарова, К.Ю. Новиков // ЗМЖ. – 2001. – Т.9, №21. – С. 904-910.

    4. Руководство по аддиктологии / Под ред. проф. В. Д. Менделевича. – СПб.: Речь, 2007. – 768 с.
    5. Nehlig A. Coffee, Tea, Chocolate, and the Brain / Nutrition, Brain and Behavior. – CRC Press, 2004. – 248 р.



    написать администратору сайта