Главная страница

Хитарян Довоенное и поствоенное трудовое обучение. Литература Приложение введение


Скачать 448.92 Kb.
НазваниеЛитература Приложение введение
Дата08.10.2019
Размер448.92 Kb.
Формат файлаdocx
Имя файлаХитарян Довоенное и поствоенное трудовое обучение.docx
ТипЛитература
#89040
страница1 из 24

Подборка по базе: Лекция 1 ВВЕДЕНИЕ.doc, Детская литература. Под ред. Е.О. Путиловой (1).pdf, 2016. Приложение 1_БД.docx, Тема 1 Лекция Введение в токсикологию.doc, Б1.В.05.02 МР Детская литература.docx, Б1.В.05.02 АН Детская литература.docx, Реферат введение в спец.docx, Макроэкономика Тема 1. Введение в макроэкономику.docx, Макроэкономика Тема 1. Введение в макроэкономику.docx, Макроэкономика Тема 1. Введение в макроэкономику.docx.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24

М. Г. Хитарян

Трудовое воспитание и политехническое обучение в советской школе накануне перехода ко всеобщему среднему образованию (1937-1956 гг.): Ист.-пед. очерки / Череповец. гос. пед. ин-т. - Вологда: Сев.-Зап. кн. изд-во. Вологод. отд-ние, 1974. - 219 с.

Введение

Глава I. Накануне Великой Отечественной войны (1937-1941 гг.)

Глава II. «Все для фронта, все для победы» (1941-1945 гг.)

Глава III. В первые мирные годы (1945-1952 гг.)

Глава IV. На пути ко всеобщему среднему (1952-1956 гг.)

Заключение

Литература

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

XXIV съезд КПСС поставил в области народного образования задачу исключительной важности: в годы 9-й пятилетки «обеспечить полный переход ко всеобщему среднему образованию молодежи» . (Резолюция XXIV съезда Коммунистической партии Советского Союза по отчетному докладу Центрального Комитета КПСС. В сб.: «Материалы XXIV съезда КПСС». М., Политиздат, 1971, стр. 206.)

Выполнение ее явится крупным шагом на пути повышения культурно-технического уровня рабочего класса и колхозного крестьянства, на пути преодоления существенных различий между трудом умственным и физическим.

На осуществление решений XXIV съезда партии о народном образовании направлено постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР «0 завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы». Курс иа завершение перехода ко всеобщему среднему образованию получил законодательное закрепление в «Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании». И нет сейчас у советской школы дела более важного, чем завершение перехода к среднему всеобучу.

В условиях осуществления всеобщего среднего образования, когда выпускники школы во все большем числе пойдут трудиться непосредственно в народное хозяйство, в учреждения культуры и в сферу обслуживания, с особой силой встают вопросы дальнейшего совершенствования содержания общего образования.

Каждый крупный этап в развитии советской школы характеризовался прежде всего изменением содержания образования. Переход к среднему всеобучу, несомненно, — один из таких этапов, и важнейшее значение сейчас приобретает вопрос об усилении трудовой и политехнической подготовки многомиллионной армии советских учащихся. «В условиях всеобщего среднего образования, — говорил на VI сессии 8-го созыва Верховного Совета CССР министр просвещения СССР М. А. Прокофьев, — воспитание потребности в труде у каждого школьника, прежде всего в сфере материального производства, создание соответствующего психологического настроя— все это задачи первостепенной важности». (О состоянии и мерах по дальнейшему совершенствованию общего среднего образования в СССР. Доклад министра просвещения СССР М. А. Прокофьева. «Правда», 1973, 18 июля. (Здесь и далее курсив без особых примечаний принадлежит автору книги –Ред.)

Комплекс проблем трудового воспитания и политехнического обучения является ведущим в советской педагогике и школе на всем протяжении ее истории. В последовательном осуществлении принципа политехнизации обучения заключается коренное отличие советской школы от школы буржуазной.

Буржуазная школа не знает единой системы: детям трудящихся она дает минимум общеобразовательных знаний, необходимых для исполнительской практической работы в промышленности и сельском хозяйстве, детям буржуазной элиты — широкую и основательную общеобразовательную подготовку для продолжения обучения в высшей школе. Впоследствии они занимают командные посты в государственном аппарате, армии, промышленности, поэтому их тщательно оберегают от трудовой подготовки — удела детей простого народа.

Единая советская школа, охватывающая подрастающе поколение социалистического общества, призванная подготовить его к продолжению дела отцов и матерей, не может быть школой нетрудовой. Только в труде вместе с рабочими и крестьянами, как говорил В. И. Ленин, можно стать настоящими коммунистами, можно воспитать достойных продолжателей великого дела социалистической революции.

Методологические основы решения проблем трудового воспитания и политехнического обучения в социалистической школе разработаны в трудах К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина, в важнейших документах Коммунистической партии Советского Союза. XXIV съезд КПСС, продолжая курс ХХIII съезда партии, определившего, что «советская школа должна развиваться как общеобразовательная, трудовая, политехническая» ( Л. И. Брежнев. Отчетный доклад Центрального Комитета КПСС XXIII съезду Коммунистической партии Советского Союза. М., Политиздат, 1966, стр. 86.), подчеркнул необходимость «поднять качество обучения школьников, активнее и целеустремленнее готовить их к общественно -полезному труду».( Резолюция XXIV съезда КПСС по отчетному докладу ЦК КПСС. В сб.: «Материалы XXIV съезда КПСС». М., Политиздат, 1971, стр. 206.)

В постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы» вновь особое внимание обращается на необходимость «развивать и совершенствовать общеобразовательную школу как трудовую и политехническую». ( О завершении перехода ко всеобщему среднему образованию молодежи и дальнейшем развитии общеобразовательной школы. «Правда», 1972, 25 июня.)

В «Основах законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании» особо подчеркивается, что «средняя общеобразовательная школа (основная форма получения общего среднего образования) является единой, трудовой, политехнической школой для обучения и воспитания детей и молодежи» и что «подготовка учащихся к активной трудовой и общественной деятельности, сознательному выбору профессии» —одна из ее главных задач. (Основы законодательства Союза ССР и союзных республик о народном образовании. «Правда», 1973, 21 июля.)

Таким образом, трудовая и политехническая подготовка подрастающего поколения, трудовое воспитание и политехническое обучение школьников является генеральным направлением развития советской образовательной системы и выдвигается Коммунистической партией Советского Союза и социалистическим государством в качестве одной из важнейших задач развитая советской педагогики и школы в период завершения перехода ко всеобщему среднему образованию.

В этой связи важное значение приобретает изучение исторического опыта, накопленного советской школой и педагогикой в области трудового воспитания и политехнического обучения подрастающего поколения, творческое использование его в практике работы современной школы, а также в целях прогнозирования дальнейшего генезиса трудового воспитания и политехнического обучения в условиях развитого социалистического общества.

Решение этих задач невозможно без совершенствования методологии и методики историко-педагогических исследований. Постановление ЦК КПСС от 21 февраля 1969 года «Об основных направлениях деятельности Академии педагогических наук СССР» определило задачи и перспективы дальнейшего развития советской педагогической науки. Центральный Комитет потребовал обратить особое внимание «на повышение теоретического уровня и практической эффективности научных трудов» в области педагогики, на их связь с конкретными задачами развития просвещения в стране. В Постановлении, в частности, указано, что ответственной задачей является «изучение истории педагогической мысли и народного образования в СССР» (Об основных направлениях деятельности Академии педагогических наук. «Советская педагогика», 1969, № 4.)

Большое значение для повышения теоретического уровня и практической эффективности историко-педагогических работ приобретают проблемные исследования, особенно по истории советской педагогики и школы. Их преимуществом является то, что они требуют более высокой степени обобщения явлений, дают возможность выявить основные закономерности осуществления тех или иных проблем в истории педагогики и школы, а также определять их дальнейшее развитие в связи с потребностями социального и научно-технического прогресса.

Следовательно, проблемное историко-педагогическое исследование генезиса трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе в связи с осуществлением среднего образования может представить интерес для совершенствования содержания общего образования как на современном этапе, так и для прогнозирования его дальнейшего развития.

В данной книге мы говорим о трудовом воспитании в советской школе, понимая под этим многогранную воспитательную и образовательную деятельность школы, натравленную на всестороннюю подготовку ее выпускников к труду. Важным составным элементом воспитания, в таком его понимании, является трудовое обучение школьников.

Трудовое воспитание и политехническое обучение (одной из сторон последнего, по определению К. Маркса, является вооружение учащихся навыками «обращения с простейшими орудиями всех производств» (Маркс и Энгельс о воспитании и образовании. М., Изд-во АПН РСФСР, 1957, стр. 168. ) неразрывно связаны между собой. В отдельных случаях трудовое обучение и воспитание, правда, могут и не иметь политехнической направленности. Однако объективные тенденции их развития в советской школе таковы, что они все более наполняются политехническим содержанием.

Хронологически ваша работа ограничивается периодом 1937— 1956 годов. Этот период непосредственно предшествует переходу советской школы ко всеобщему среднему образованию. Это годы борьбы за осуществление всеобщего обязательного семилетнего обучения в городе и в деревне, годы постепенного и неуклонного расширения среднего образования.

Переход но всеобщему семилетнему обучению в городах и в рабочих поселках был начат с 1930 года. XVII партийный съезд (1934 г.) наметил большую программу дальнейшего развития советской школы: «... Завершение во втором пятилетии не только ... проведения всеобщего обязательного начального обучения, но и осуществления всеобщего обязательного политехнического обучения в объеме семилетки, в первую очередь в деревне, поскольку в городе «эта задача была в основном уже разрешена на протяжении первой пятилетки» (курсив источника. — М. Х.) (О втором пятилетнем плане развития народного хозяйства СССР (1933—1937 гг.). В кн.: «КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК», изд. 8-е. (В дальнейшем: КПСС в резолюциях), т. 5, М., Политиздат, 1971, стр. 147.) Однако к 1937/38 учебному году в V—VII классах обучалось лишь 7677,4 тыс. человек, тогда как в I— IV классах — 20 755,4 тыс. человек, т. е. почти в 2,5 раза больше. (М. М. Д е й н е к о. 40 лет народного образования в СССР. Под ред. М. Ф. Шабаевой. М., Учпедгиз, 1957, стр. 85.) Таким образом, период до 1937 года можно охарактеризовать как период успешного завершения начального всеобуча и постепенного расширения семилетнего обучения.

В 1939 году XVIII партийный съезд принял программу повсеместного завершения в деревне и во всех национальных республиках всеобщего семилетнего обучения с расширением охвата сельских школьников десятилетним обучением. В городах было намечено «осуществление всеобщего среднего обучения» (курсив источника. — М. X.). (Третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР (1938—1942 гг.). В кн.: «КПСС в резолюциях», т. 5, стр. 362.)

В 1952 году XIX партийный съезд записал в своих решениях: «Завершить к концу пятилетки переход от семилетнего образования на всеобщее среднее образование (десятилетка) в столицах республик, городах республиканского подчинения, в областных, краевых и крупнейших промышленных центpax». (Директивы по пятому пятилетнему плану развития СССР на 1951— 1955 годы. «КПСС в резолюциях», т. 6, стр. 362.) Такое ограничение задачи перехода к среднему образованию 120 крупнейшими городами СССР было связано с большим уроном, который был нанесен средней школе немецко-фашистскими захватчиками. Достаточно сказать, что если в 1940/41 учебном году в VIII—X классах обучалось 2367,7 тыс. человек, то в 1950/51 учебном году —только 1495,9 тыс. учащихся. ( Культурное строительство в СССР. М., Госстатиздат, 1956, стр. 122-123)

К 1956 году было «в основном завершено всеобщее семилетнее обучение». (А. М. Новиков. Всеобщее обучение. «Педагогическая энцикло- педия». М., Изд-во «Советская энциклопедия», т. 1, стр. 422.)

4В 1955/56 учебном году в V—VII классах обучалось 9268,2 тыс. человек и в VIII—X классах — 5253,1 тыс., начальных классах обучалось 13579,5 тыс. учащихся. (Культурное строительство в СССР. М., Госстатиздат, 1956, стр. 122—123.)

В средних и старших классах училось больше половины всех школьников страны. Тем самым были подготовлены условия для постепенного перехода с 1956 года на всеобщее среднее образование в остальных городах и в сельской местности. ( КПСС в резолюциях, т. 7, стр. 162..)

Таким образом, период 1937—1956 гг. можно охарактеризовать как период успешного завершения семилетного всеобуча и постепенного расширения среднего образования в стране (накануне перехода ко всеобщему среднему образованию).

Содержание работы школы определяется теми целями, которые ставятся обществом. На всем протяжении истории советской школы перед ней стоит одна общая цель: коммунистического воспитания подрастающего поколения. Но на отдельных этапах социалистического и коммунистического строительства эта общая цель конкретизировалась, уточнялась, определялись основные показатели, которые отражали воплощение этой общей цели в жизни нашей страны и школы. В 1937—1956 гг. таким обобщающим показателем был семилетний всеобуч.

Осуществление семилетнего всеобуча было первостепенной задачей народного образования, она ставилась в решениях ряда партийных съездов. Семилетний всеобуч оказал несомненное влияние на содержание и методы образования в советской школе, в том числе на содержание и методы трудового воспитания и политехнического обучения. Поэтому значительный интерес представляет рассмотрение специфических особенностей решения проблем политехнизма в годы борьбы за семилетний всеобуч и постепенного расширения среднего образования до начала перехода ко всеобщему среднему образованию. Особенно важно проследить тенденции развития содержания трудового воспитания и политехнического обучения в связи с частичным осуществлением среднего образования и ростом числа выпускников из средней школы.

В то же время надо учитывать, что при решении вопроса о хронологических рамках проблемного исследования по истории трудового воспитания и политехнического обучения определяющее значение должны иметь качественные изменения в их содержании. ( Следует заметить, что в основном и главном они соответствуют годам борьбы за осуществление семилетнего всеобуча, а расхождение в отдельных частностях не меняет сути дела. Смотри нашу статью в книге « Трудовое воспитание и политехническое обучение в советской педагогике и школе». «Ученые записки» ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 498, Череповец, 1971, стр. 41—47.)

1937Рассматривая изменения в содержании трудового воспитания и политехнического обучения в 30—50-е годы, можно, отчетливо проследить, что поворотными в этом отношении являются годы 1937 и 1956.

В феврале — марте 1937 года наркомпросы союзных республик отменили преподавание труда в школе как самостоятельного учебного предмета. Это был завершающий этап в системе мероприятий, проводимых с 1931 года и направленных на максимальную мобилизацию всех сил и резервов советской школы на решение важнейшей государственной задачи: улучшения подготовки выпускников для последующего обучения в вузах и техникумах. Иначе невозможно было решить проблемы формирования новой советской интеллигенции, успешного проведения социалистической индустриализации и коллективизации сельского хозяйства.

Решение об отмене преподавания труда, как самостоятельного учебного предмета, было вызвано стремлением изыскать дополнительное время для изучения основ наук, ликвидировать перегрузку учащихся учебными занятиями, найти дополнительные площади для организации учебных кабинетов по физике, химии, биологии. (Центральный государственный архив РСФСР (ЦГА РСФСР), ф. 2306, оп. 69, д. 2216, лл. 2—54). В связи с этим неверно мнение ряда исследователей, приписывающее этому решению силу документа, отрицающего необходимость трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе. (См.: М. Г. Хитарян. Проблема трудового воспитания и политехнического обучения в советской педагогике и школе в предвоенные тоды. В сб.: «Проблемы обучения и воспитания». «Ученые записки» ЛГПИ им. А. И. Герцена, т. 473, Череповец, 1970, стр. 5—8, 10—21.)

Решения наркомпросов союзных республик об отмене преподавания труда в школе в 1937 году ошибочно не потому, что оно не отражало текущих, временных задач, стоявших перед советской школой. Оно ошибочно потому, что не cодержало в себе элементов прогнозирования дальнейшего развития советской школы даже в самом недалеком будущем. (Уже через два года, в 1939 году, XVIII съезд партии поставил задачу подготовки выпускников средней школы к практической деятельности.) Тем не менее это решение было последним шагом, направленным на подчинение всего содержания общего образования задаче подготовки обучения выпускников школы в вузах и техникумах. После 1937 года советская школа все больше и больше начинает заниматься подготовкой своих выпускников к практической деятельности.

В 1939—1956 гг. советская школа успешно работала над осуществлением задачи некоторой подготовки учащихся к практической деятельности, основным путям решения которой было усиление трудового воспитания и политехнического обучения. В 1952—1956 гг. политехническое обучение получило дальнейшее развитие, особенно в старших классах. Однако в 1937—1956 гг. соединение обучения школьников с производительным трудом осуществлялось явно недостаточно.

Только XX съезд партии (февраль 1056 г.) в условиях начавшегося перехода ко всеобщему среднему образованию выдвинул задачу «обеспечить тесную связь обучения с общественно полезным трудом».( XX съезд КПСС. Стенографический отчет. М., Госполитиздат, 1986, стр. 479.) Решение ее позволило успешно готовить все возрастающую массу выпускников средней школы к труду в сфере материального производства.

Таким образам, период борьбы за осуществление семилетнего всеобуча и постепенное расширение среднего образования (1937—1956 гг.) в основном совпадает с тем периодом развития содержания трудового воспитания и политехнического обучения, когда решение названных проблем было подчинено задаче подготовки выпускников школы для продолжения обучения в вузах и техникумах и когда в этой связи недостаточно реализовался принцип соединения обучения с производительным трудом.

Следует учитывать, что период 1937 — 1956 гг. изучен в наименьшей степени. Несмотря на наличие ряда статей и диссертационных исследований, до сих тор нет обобщающих работ, показывающих основные направления в решении комплекса указанных проблем.

Кроме цикла наших работ, период 1937—1956 гг. рассматривается в кандидатских диссертациях А. А. Ахмедова, П. С. Дадабаевой, М. А. Дмитриева, В. Ю. Микенаса. (А. А. Ахмедов. К история трудового обучения в азербайджанской советской школе. Баку, 1965; П. С. Да -дабаева. Общественно полезный труд учащихся в киргизской советской школе (1918—1964 гг.). Фрунзе, 1965; М. А. Дмитриев. Общественно полезный труд учащихся общеобразовательной школы Советской Белоруссии (1919— 1967 гг.). М., 1967; В. Ю. Микенас. Трудовое обучение в начальной школе Литвы (1918—1958 гг.). Вильнюс, 1965). Однако все они написаны на материалах отдельных союзных республик (Азербайджанской, Киргизской, Белорусской и Литовской ССР) и рассматривают лишь некоторые аспекты совокупности проблем трудового воспитания и политехнического обучения (трудовое обучение в младших и старших классах, общественно полезный труд школьников) на протяжении почти всей истории советской школы.

Изучение указанными авторами истории трудового обучения и общественно полезного труда школьников в течение столь длительного отрезка времени не позволило им с одинаковой степенью полноты показать особенности отдельных периодов. В частности, период 1937—1956 гг. в работах А. А. Ахмедова, П. С. Дадабаевой, М. А. Дмитриева освещен менее подробно, чем периоды 1917—1937 гг. и 1956—1967 гг. Наконец, в имеющихся работах не использовались материалы ряда крупнейших союзных республик (РСФСР, Украинской ССР и др.).

Опубликованная в 1968 году книга Д. И. Фельдштейна «Трудовое воспитание учащихся в советской школе» (Д. И. Фельдштейн. Трудовое воспитание учащихся в советской школе. Историко-педагогический очерк. Душанбе, Изд-во «Ирфон», 1968.) явилась работой обзорного характера, написанной без использования архивных источников, и поэтому в достаточной мере не продвинула вперед исследование проблемы.

Исследование периода 1937 — 1956 гг. необходимо еще и потому, что в работах, посвященных ему, встречается немало ошибочных оценок развития трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе.

Некоторые авторы полностью отрицают трудовое воспитание и политехническое обучение (и даже отдельные их элементы) в советской школе 1937—1941 гг., утверждая, что после 1937 года она «перестала быть трудовой и политехнической». (Несколько замечаний по поводу статьи А. А. Шибанова. «Учительская газета», 1962, 11 декабря.) Или еще: «В 1937 году были уничтожены все начинания в области трудовой, политехнической подготовки в общеобразовательной школе». (Г. Баланюк. Педагогике—должное место в вузе. «Народное образование», 1963, № 8, стр. 27.) Все эти авторы прямо или косвенно признают восстановление политехнического характера советской школы только после 1952 года.

Другие авторы, стоящие по существу на той же точке зрения, в своих фронтальных исследованиях по истории советской школы предвоенных лет молчаливо обходят проблему трудового воспитания и политехнического обучения (Н. И. Толмачев , 3 ( Н. И. Толмачев. Из истории политехнического обучения на Алтае. В кн.: «Сборник научных статей», вып.. II. Барнаул, 1957 (Барнаульский пединститут).

П. И. Леонтьев ( П. И. Леонтьев. Трудовое воспитание в школах Ненецкого национального округа. Архангельск, Кн. изд-во, 1957.)

С. Л. Близнюк (С. Л. Близнюк. Розвиток народноi освiти на Житомирщинi в 1933-1941 рр. В зб.: Розвиток народноi освiти на Житомирщинi за 40 рокiв влади» Житомир, 1957) др.).

Они не сумели понять, что изменения в содержании трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе совершенно не означают отказа от осуществления принципа политехнизма, не сумели увидеть, чем вызываются эти изменения на каждом конкретном этапе развития нашей социалистической школы. Систему трудового воспитания и политехнического обучения они рассматривали не в развитии, не в динамике, а в статике.

Недостаточная научная разработка отдельных вопросов истории трудового воспитания и политехнического обучения, приводящая некоторых советских педагогов к рассуждениям о «советских гимназиях» в период 1937—1952 гг., об «отмене политехнического обучения в ЗО-х годах» (такая трактовка нарушает представление о непрерывности историко-педагогического процесса развития трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе) широко используется буржуазными идеологами в целях антикоммунистическюй пропаганды. Например, известный антикоммунист проф. У. Брикман (США), один из авторов книги «Меняющаяся советская школа», фальсифицирует историю трудового воспитания и политехнического обучения в советской педагогике и практике работы. Он утверждает, что будто бы в развитии политехнического обучения в нашей стране допущены отступления от требований программы партии о политехническом образовании и связи обучения с общественно-производительным трудом, что якобы советские директивные органы в 30-х годах «отменяли политехническое обучение до 1952 года». (The changing Soviet School. The Comparative Society Field Study in the USSR. Edited bу G. Z. F. Bereday, W. W. Brickman, G. H. R e a d. Houghton Mifflin Company. Boston. The Riverside press. Combridge, 1960, pp. 54—55)

Усердно занимаются фальсификацией истории трудового воспитания и политехнического обучения в советской педагогике и школе буржуазные педагоги из ФРГ. Особую активность в этом отношении проявляет Оскар Анвайлер. В своей книге «История школы и педагогики в России...» он один из разделов называет «Единая трудовая школа между утопией и действительностью». О. Анвайлер злостно клевещет на советскую школу, фальсифицирует ее историю. ( Anweiler O. Geschichte der Schule und Padagogik in Rusland... Berlin, 1964, S. 102—164 )

Подобных измышлений немало в работах буржуазных педагогов, идеологов антикоммунизма. Причем следует отметить, что все эти инсинуации прикрываются маской объективности, обильным цитированием работ К. Маркса, В. И. Ленина, Н. К. Крупской и других советских педагогов. Разоблачение буржуазных фальсификаций осуществления трудового воспитания и политехнического обучения в истории советской педагогики и школы стало необходимостью. «Всесторонняя аргументированная критика враждебных марксизму-ленинизму теорий,—подчеркивала недавно «Учительская газета»,— одна из самых актуальных задач наших общественных наук». (B. Пилиповский. В борьбе с буржуазной идеологией. «Учительская газета», 1973, 17 февраля.)

Все названные выше обстоятельства, вместе взятые, и обусловили необходимость рассмотреть в данной книге специфику решения проблем трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе в годы борьбы за осуществление семилетнего всеобуча, накануне перехода ко всеобщему среднему образованию (1937—1956 гг.).

На основе анализа архивных и литературных источников (на русском, украинском и белорусском языках), характеризующих работу школ по существу всех союзных республик, делается попытка проследить основные направления в решении проблем трудового воспитания и политехнического обучения в советской школе 1937—1956 гг. в неразрывной связи с социальным и научно-техническим прогрессом в советском социалистическом обществе.

Основным источником для данной работы явились архивные материалы. В процессе многолетней работы над книгой были использованы фонды Центрального государственного архива РСФСР; Центральных архивов Министерств просвещения РСФСР и УССР; Научного архива АПН СССР; партийных архивов Вологодского, Новосибирского и Свердловского обкомов КПСС; Государственных архивов Алтайского края, Горно-Алтайской автономной области, Вологодской области и его Череповецкого филиала, Кемеровской, Киевской, Курганской, Новосибирской, Омской, Томской и Харьковской областей и других архивохранилищ. Всего нами использованы материалы 35 различных архивов.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   24


написать администратору сайта