Главная страница
Навигация по странице:

  • Рецензенти

  • Курс

  • Иванова.Курс лекций по общему языкознанию. Лекция 1 isbn 9668847172 Рекомендовано Министерством образования и науки Украины


    НазваниеЛекция 1 isbn 9668847172 Рекомендовано Министерством образования и науки Украины
    АнкорИванова.Курс лекций по общему языкознанию.doc
    Дата28.01.2017
    Размер2.1 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаИванова.Курс лекций по общему языкознанию.doc
    ТипЛекция
    #580
    КатегорияЯзыки. Языкознание
    страница1 из 22
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22


    Иванова Людмила Петровна

    КУРС ЛЕКЦИЙ ПО ОБЩЕМУ ЯЗЫКОЗНАНИЮ








    С

    Il.oi.o6.

    Киев 2006

    УДК 81.1 81.2 81.33

    Лекция № 1




    ISBN 966-8847-17-2
    Рекомендовано Министерством образования и науки Украины

    как научное пособие для студентов высших научных заведений.

    Протокол № 14/18.2-2691 от 30.11.2005

    Рецензенти: В. А. Глущенко доктор филологических наук, профессор

    Н. П. Тропина доктор филологических наук, профессор

    Иванова Л. П.

    Курс лекций по общему языкознанию. Научное пособие. К.: Освита Украины, 2006. - 312 с.

    ISBN 966-8847-17-2

    Учебное пособие полностью охватывает курс общего языкознания. Оно состоит из трёх частей: историография (от начальных этапов развития языкознания до пер­вой половины XX в.), проблематика (наиболее актуальные проблемы современного языкознания: системность и структурность языка, язык и мышление, язык и речь и др.), методы лингвистического исследования (основные традиционные методы: опи­сательный, сравнительный, сравнительно-исторический, сопоставительный и др.). Пособие предназначено для студентов, завершающих филологическое образование, аспирантов, преподавателей вузов, читающих соответствующий курс.

    УДК 81.1 81.2 81.33

    Иванова Л. П., 2006

    ООО «Освита Украины», 2006

    ВВЕДЕНИЕ

    1. Задачи курса, его структура.

    1. Универсальные свойства языка. Объект, предмет и методо­
      логия общего языкознания.

    1. Научные основы отечественного языкознания.

    1. Фундаментальные свойства языка с позиции современной
      лингвистики.

    2. Антропоцентризм как ведущая парадигма современного язы­
      кознания.

    1. Общее языкознание — курс, завершающий языковедческую подготовку будущего филолога. Он опирается на знания, получен­ные студентами в процессе изучения введения в языкознание, тео­рию и историю частных языкознании, философии.

    Задача курса общего языкознания — расширить и углубить об­щеязыковедческую подготовку выпускников филологических фа­культетов: поднять их теоретический уровень, познакомить с ос­новными лингвистическими направлениями и школами, ввести в проблематику современной лингвистики, вооружить методологией и методикой лингвистического анализа.

    Усвоение курса будет способствовать лучшей подготовке студен­та-филолога к творческой практической деятельности в области про­свещения, науки и культуры.

    Структура курса предполагает 3 раздела: история языкознания, его теория, методы и приемы лингвистического анализа.

    В первом разделе рассматриваются основные этапы в развитии науки о языке, характеризуются главные лингвистические направ­ления и школы. Лингвистическая историография помогает понять

    строение науки о языке в настоящее время и тенденции её совре­менного развития, тесную связь языкознания с развитием общества, диктующего новые и разнообразные задачи, которые призваны ре­шаться разными лингвистическими школами и направлениями.

    Во втором разделе раскрываются основные принципы современной теории языка, важнейшие проблемы лингвистической науки, определя­ющие подходы к решению всех частных лингвистических вопросов.

    Третий раздел курса содержит характеристику основных мето­дов, приемов, методик и правил лингвистического анализа.

    2. Различные языки, даже очень далекие друг от друга по своему конкретному облику, все же остаются языками, т. е. сохраняют не­что общее и существенное в применении и функционировании, ус­тройстве, внешних связях.

    Перечислим некоторые общие универсальные свойства и при­знаки различных языков:

    а) все языки являются средством общения между людьми;

    б) всякий язык участвует в формировании и выражении мысли;

    в) единицы любого языка обладают значением;

    г) все языки могут функционировать в устной и письменной фор­
    ме, последняя возникает на определенном этапе развития кол­
    лектива — носителя языка;

    д) любой язык способен получить при соответствующих исто­
    рических условиях литературное нормирование и стилевое
    членение.

    Общее и универсальное в различных языках и служит основой выделения в пределах лингвистики общего языкознания. Оно стре­мится не столько к тому, чтобы собрать факты всех языков и рас­смотреть их под определенным углом зрения, сколько к тому, что­бы выработать теорию, применимую для объяснения фактов мно­гих языков вместе и каждого языка в отдельности.

    Таким образом, объект общего языкознания — язык во всех своих связях и функционировании.

    Общее языкознание противопоставлено частным языкознаниям, призванным изучать каждый конкретный язык (русистика, украи-нистика и т. п.).

    Предметом общего языкознания являются его основные проблемы:

    а) проблема объекта лингвистики, его границ, отчленения от
    смежных объектов (язык — речь — речевая деятельность);

    б) проблема структурного членения языка и внутренних связей
    языковой структуры;

    в) проблема функционирования языка, его внешних связей;

    г) проблема исторического развития языка, внутренних и вне­
    шних условий развития;

    д) проблема знаковости языка и положения языка среди других
    знаковых систем;

    е) проблема языковых универсалий, т. е. общих для всех (или
    многих) языков структурных свойств и особенностей, и про­
    блема классификации языков;

    ж) проблема науки о языке, ее методов и методик, ее внутрен­
    ней структуры и внешних связей, в частности связей с други­
    ми науками.

    Методология языкознания — учение о принципах исследования в науке о языке. Методология включает в себя три уровня: 1) об­щую философскую методологию, определяющую ориентацию, на­правление и принципы исследований в лингвистике; 2) общенауч­ные методы и приемы анализа, используемые во всех или большин­стве наук (сравнение, выдвижение гипотезы, анализ, синтез и др.); 3) частнонаучные методы, применяемые в конкретной сфере чело­веческих знаний, в нашем случае — лингвистики (сравнительно-исторический, структурные и др.).

    Таким образом, общее языкознание имеет собственный объект, предмет и методы, что позволяет установить статус общего языкоз­нания как самостоятельной науки.

    3. Отечественное языкознание имеет длительную историю. Оно начало складываться в конце XVI — начале XVII вв., когда были созданы первые собственно славянские грамматики Л. Зизания (1596)иМ. Смотрицкого(1619). За четыре века отечественное язы­кознание выработало определенные научные основы.

    1. Стремление к всесторонности анализа, которая достигается благодаря системному подходу к языку и речевой деятельности.

    5

    Принцип системности в языкознании проявляется прежде всего в том, что язык рассматривается как единое целое, как единство фор­мальных и содержательных единиц, которые сами по себе и в эле­ментах, их составляющих, связаны между собой по происхожде­нию и употреблению (например, взаимосвязь ярусов языковой структуры).

    1. Исторический подход к анализу языка. Он проявляется в том,
      что все явления и категории языка рассматриваются с точки зрения
      их происхождения, исторического развития, современного употреб­
      ления и перспектив их будущего функционирования и изменения.
      Историческое языкознание анализирует законы и причины измене­
      ния языков.

    2. Задачи и направления исследований связаны с потребностями
      общества. Сам язык возникает из потребности закрепить и пере­
      дать другим общий опыт. Его дальнейшее развитие также связано с
      развитием общества. Так, например, на постсоветском простран­
      стве особенно активно развивается социолингвистика (языковая
      ситуация, государственный язык и т. п.).

    3. Общие правила, законы функционирования и развития язы­
      ков находят свое воплощение не в учении о языке вообще (структу­
      рализм, в частности — глоссематика), а в учении о функциониро­
      вании и развитии вполне конкретного языка — русского, украинс­
      кого, английского и т. п.).

    4. Современное представление о языке как объекте лингвистики основывается на четырех его фундаментальных свойствах ("четы­рех китах", по выражению Ю. Н. Караулова): истощчески обуслов­ленный характер развития языка, психическая природа речевой де­ятельности, системно-структурные основы устройства языка, со­циально обусловленный характер возникновения и функциониро­вания языка.

    Данное представление формировалось постепенно, на протяже­нии всей истории развития языкознания.

    Закономерен вопрос: когда же возникло языкознание? В совре­менной науке сформировались две основные точки зрения. Соглас­но первой, наука о языке возникла вместе с появлением письмен-

    6

    ности, поскольку, несомненно, разработка графики требует осмыс­ления плана выражения данного языка. Вторая точка зрения, кото­рой мы придерживаемся, нижней границей современной лингвис­тики считает конец XVIII — начало XIX века, когда в трудах ф. Боппа, Р. Раска, Я. Гримма, А. X. Востокова был разработан срав­нительно-исторический метод. Известно, что именно наличие соб­ственного метода делает ту или иную отрасль знаний наукой.

    Итак, практически весь XIX век прошел под знаком историзма. Стало ясно, что язык постоянно развивается, и изучаться он дол­жен в историческом движении. Указанное представление о языке было подкреплено сравнительно-историческим методом. Сформи­ровалась компаративистика.

    Идеи о социальной обусловленности возникновения и функцио­нирования языка восходят к философскому периоду античного язы­кознания, однако современное осмысление этот круг проблем по­лучил во французской школе социолингвистики (П. Лафарг, А. Мейе), советском языкознании и других.

    В начале XX века в центре внимания лингвистов оказался жи­вой язык, осуществился поворот языкознания к говорящей личнос­ти, сформировался психологический подход к анализу языка (мла-дограмматизм:, А. А. Потебня и его школа и др.).

    К двадцатым годам XX века язык стал изучаться, прежде всего,

    кская лингвистическая шко-

    ла, американская дескриптивная лингвистика, глоссематика и др.). Изучение системно-структурного устройства языка обусловило це­лый ряд недостатков, коренящихся еще в концепции Ф. де Соссю-ра: система наличествует только в синхронном состоянии языка, диахрония и внешние факторы, обусловливающие речь и речевую деятельность, эту систему разрушают. Такой подход привел к тому, что структуралисты отказались от исторического, психологическо­го изучения языка, полностью игнорировали значение языковых единиц. Расцвет структурализма приходится на 50-е годы XX века. Вполне естественной реакцией на крайности структурализма яви­лась бурная экспансия в 60-70-е годы семантики, а в 80-е годы фор­мирование функционализма, изучающего цели и условия употреб-

    7

    ления языка. Функционализм, в отличие от структурализма, не от­казался от достижений предшествующих направлений, а впитал их в себя: осуществляется анализ системных отношений в языке и изу­чается реализация их в речи. Основной принцип функционализма телеологический (понимание языка как целенаправленной систе­мы средств выражения).

    На рубеже XX-XXI веков наиболее активно развивается когни­тивная лингвистика. Объектом ее изучения является человеческий разум, мышление и те ментальные процессы и состояния, которые с этим связаны. Когнитивная лингвистика — наука о знании и по­знании, о восприятии мира в процессе деятельности людей.

    5. Термин "парадигма научного знания" появился в трудах амери­канского ученого Т. Куна в 1962 году. В современной науке под пара­дигмой понимают модели постановки проблем и совокупность при­емов их решения. В нашей науке парадигмы не сменяют друг друга, а накладываются одна на другую, сосуществуют в одно и то же время.

    Основной парадигмой современной лингвистики является ант­ропоцентризм — переключение интересов исследователя с объек­тов познания на субъект, то есть анализируется человек в языке и язык в человеке.

    Антропоцентрическая парадигма охватывает функционализм, когнитивную лингвистику, лингвокультурологию, прагмалингвис-тику, коммуникативную лингвистику, этнолингвистику, лингвисти­ку текста и др., в центре которых стоит человек. Победой антропо­центризма можно считать 90-е годы XX века.

    В русле антропоцентризма разрабатываются новые лингвисти­ческие понятия и категории: языковая личность, языковая картина мира, концепт, концептосфера и др.

    Таким образом, общее языкознание — специфическая наука и предмет образовательного лингвистического цикла. Оно имеет свой объект, предмет и систему методов. В отечественной науке сформи­ровались основные принципы анализа языка. Язык как объект изуче­ния обладает четырьмя фундаментальными свойствами: историзм, психологизм, социологизм, структурно-системное устройство. В на­уке наших дней формируется новая парадигма — антропоцентризм, открывающий новые горизонты лингвистического исследования.

    8

    Лекция № 2

    Начальные этапы истории языкознания

    1. Современное языкознание как результат развития науки о
      языке на протяжении ряда веков. Основные этапы и перио­
      ды истории языкознания.

    2. Языкознание в древней Индии.

    3. Античное языкознание:

    а) философский период;

    б) Александрийский период;

    в) языкознание в древнем Риме.

    1. Древнее арабское языкознание.

    2. Языкознание средних веков и эпохи Возрождения.

    3. Языкознание XVII-XVIII вв.

    4. Вклад М. В. Ломоносова в развитие языкознания.

    1. Как отмечалось в предыдущей лекции, теория языкознания призвана дать общую систематическую формулировку современ­ных воззрений на сущность, строение, роль языка в обществе, на методы изучения языков.

    История языкознания, к рассмотрению которой мы переходим, излагает процесс познания языка. История языкознания рассмат­ривает основные направления и школы в области лингвистики, зна­комит с деятельностью и взглядами выдающихся лингвистов, с ха­рактеристикой их основных принципов и методов исследования.

    Современное языкознание — итог многовекового историческо­го развития и совершенствования науки о языке. Интерес к пробле­мам и фактам языка зародился в эпоху мифотворчества, длитель­ное время развивался в тесной связи с философией и филологией, с историей и психологией, формировались контакты с другими гума-

    9

    нитарными науками. Одно лингвистическое направление со свои­ми концепциями и методами сменялось другим, острая борьба раз­личных концепций языка приводила зачастую к новому синтезу и появлению новых идей. Языкознание создавало свои собственные методы изучения языка и приспосабливало к новым потребностям методы исследования других наук. В настоящее время языкознание занимает важное место в системе знаний о человеке и обществе.

    Возникновение новых гипотез и теорий как в языкознании, так и в других науках обусловлено, во-первых, преодолением противоре­чий, обнаруженных в предшествующий период развития, во-вторых, открытием новых сторон языковой деятельности и изучением их.

    Наиболее ценным является такое изучение прошлого, которое прослеживает последовательные пути формирования человеческих знаний, определяет закономерности развития.

    Периодизация истории языкознания.

    1. От философии древности к языкознанию XVIII в.

    1. Возникновение сравнительно-исторического языкознания и
      философии языка (конец XVIII — начало XIX в.).

    1. Логическое и психологическое языкознание (середина XIX в.).

    1. Неограмматизм и социология языка (последняя треть XIX —
      начало XX в.).

    1. Структурализм (середина XX в.).

    2. Функционализм (последняя треть XX в.).

    3. Когнитивная лингвистика (конец XX — начало XXI в.).

    Данное деление на периоды несколько схематично и условно, обозначены ведущие направления лингвистики, но это совсем не значит, что не развивались другие школы. Так, например, и функ­ционализм, и когнитивная лингвистика базируются на достижени­ях своих предшественников и вбирают их в себя; однако логика развития теории языкознания обозначена: если в XIX веке изучали прежде всего то, как возник тот или иной язык (сравнительно-исто­рическое языкознание), то в середине XX века — как он устроен (структурализм), в последней трети XX — как язык употребляется (функционализм), в конце XX — начале XXI века — как язык со-

    10

    хоаняет, транслирует различного рода информацию, прежде всего этнокультурную (когнитивная лингвистика).

    2. Древнеиндийская, классическая, арабская и европейская (до XIX в.) традиции в изучении языка имеют важное значение и отме­чены постановкой и разработкой ряда важных языковедческих про­блем. К ним, например, относятся: проблема природы и происхож­дения языка, установление частей речи и членов предложения, вза­имоотношение слова и его значения, соотношение логических и грамматических категорий в языке, вопрос о международном язы­ке и другие.

    Языкознание — древняя наука. Нельзя согласиться с утвержде­нием о том, что языкознание якобы "зародилось" в древней Индии и древней Греции. Верно только то, что современное языкознание имеет своим истоком именно языкознание этих древних стран, но их культуры возникли отнюдь не на пустом месте и носят следы влияния более древних культур, их предшественниц. Не может быть сомнения в том, что в древних государствах мира — у шумеров (Ме­сопотамия), у древних египтян уже существовала наука о языке. У них уже была весьма сложная и развитая идеография, переходя­щая в фонетическое письмо египтян

    2000 лет до н. э. Овладеть таким письмом без специального и длительного обучения невоз­можно. Уже тогда были школы писцов, а школьное обучение требу­ет пусть элементарнейших — не только грамматических знаний, но и общих сведений о языке, составление всякого рода государ­ственных документов, летописей, записи религиозных мифов и т. д. требовали умения не только писать и читать иероглифы, но и знания грамматики родного языка. И как пирамиды Египта, разва­лины дворцов Вавилона, остатки других древних инженерно-тех­нических сооружений заставляют предполагать у народов — их творцов — наличие солидных математических и технических зна­ний, — так и дошедшие до нас выполненные иероглифами пись­менные памятники свидетельствуют о наличии у их авторов глубо­кого знания языка. По всей вероятности, грамматические и другие сведения о языке, накапливаясь и совершенствуясь от поколения к поколению, передавались в школах учителями устно. Такой способ

    11

    обучения существовал, например, в древней Индии. Об этом гово­рит тот факт, что знаменитая грамматика Панини (IV в. до н. э.) была приспособлена и устной передаче грамматических правил и устному усвоению их учениками.

    В древней Индии особый интерес к языку пробудили непонят­ные места в священных книгах — Ведах (veda — основа, имени­тельный падеж единственного числа — Vedas, "знание", слово того же корня, что и русское ведать). Веды — это сборники легенд, гим­нов, религиозных песнопений и т. д. Особенно важными и отчасти самыми древними оказались Ригведы — сборники гимнов, насчи­тывающих их в 10 книгах более 1028. Язык, на котором написаны Веды, называют ведийским. Веды сложены около 1500 лет до н. э. (некоторые исследования отодвигают время их появления до 4500— 2500 лет до н. э.).

    Ведийский язык входит в обработанный древнеиндийский язык — санскрит (понимаемый в широком смысле). Это канонизи­рованный нормативный литературный письменный язык брахма­нов (богослужения в индийских храмах до сих пор отправляется на этом языке), ученых и поэтов. Санскрит отличался от разговорно-народных языков — прокритов. В целях канонизации санскрита и была создана грамматика как наука эмпирическая и описательная.

    За 1000 лет до н. э. появились первые словари, содержащие спис­ки непонятных слов, найденных в Ведах. До нас дошли 5 таких словарей с комментариями выдающегося языковеда древней Ин­дии Яски (V в. до н. э„).

    Труд Яски свидетельствует о том, что уже до него существовала разработанная грамматическая традиция.

    Ее итогом явилась грамматика классического санскрита Панини (IV в. до н. э.). Она состоит из 3996 стихотворных правил (сутр), которые, очевидно, заучивались наизусть. Грамматика Панини на­зывалась "Аштадхьян" ("8 разделов грамматических правил") или "Восьмикнижие".

    Это чисто эмпирическая, описательная, учебная по целям грам­матика, в которой отсутствует исторический подход к изучению язы­ка и нет философских посылок, обобщений, характерных для фи­лологов древней Греции.

    12

    Главное внимание в грамматике Панини уделяется морфологи­ческому анализу слова (грамматика и называлась вьякарана. т. е. "анализ, расчленение"): слова и словоформы расчленялись на кор-ни, основы, основообразующие суффиксы и флексии. Давались подробные правила, как из этих морфем строить части речи и фор­мы слов.

    В грамматике выделены 4 части речи: имя, глагол, предлог и ча­стица. Имя определялось как слово, обозначающее предмет, глагол как слово, обозначающее действие. Предлоги определяют значение имен и глаголов. Среди частиц выделялись соединительные, срав­нительные и пустые, используемые как формальные элементы при стихосложении. Местоимения и наречия распределялись между именами и глаголами.

    У имен индийцы различали 7 падежей: именительный, родитель­ный, дательный, винительный, творительный (орудийный), отло­жительный (аблатив) и местный, хотя этих терминов еще не исполь­зовали, а называли падежи по порядку: первый, второй и т. д.

    Описание звуков осуществляется на физиологической основе — по месту артикуляции и артикулятору — активному органу речи, принимающему участие в артикуляции. Самостоятельными фоне­тическими элементами признаются гласные, т. к. они лежат в осно­ве слога.

    Древнее индийское языкознание оказало влияние (через Персию) на языкознание древней Греции; в XI в. — на арабское. Особенно плодотворно было влияние грамматики Панини на европейских уче­ных, которым она стала известна с конца XVIII в., когда англичане познакомились с санскритом. В. Джонс, английский востоковед и юрист, впервые интуитивно сформулировал основные положения сравнительной грамматики индоевропейских языков. Санскрит об­наруживал близкое родство с древними греческими и латинскими языками. Все это неизбежно приводило к выводу о наличии общего для указанных языков источника — языка, который уже не сохра­нился. Знакомство с санскритом послужило главным стимулом к возникновению сравнительно-исторического языкознания.

    3. Итак, в древней Индии языкознание носило эмпирический и практический характер. В древней Греции языкознание выдвигало

    13

    не религиозно-практические, а познавательно-философские, педа­гогические и ораторские задачи.

    За) Первоначально языкознание в древней Греции развивалось в русле философии (до появления Александрийской школы), поэто­му философский подход к языку наложил отпечаток как на суще­ство обсуждаемых проблем, так и на их решение: отношение меж­ду мыслью и словом, между вещами и их именами.

    Вопрос о "правильности имен" особенно занимал древних гре­ческих ученых, и споры по этому вопросу тянулись целые столе­тия. Философы разделились на 2 лагеря. Одни были сторонниками теории фюсей (physei) и утверждали, что слово отражает сущность вещи, как река отражает берега, а раз имя предмета обусловливает­ся его природой, то дает правильное знание о нем. Эти взгляды за­щищал Гераклит Эфесский (р. ок. 540 г. до н. э.). Другие философы придерживались теории тезей (fhesei). Они утверждали, что между вещью и ее именем нет соответствия, имя не отражает природы (сущности) предмета и закрепляется за ним по установлению лю­дей (physei) или по обычаю. Сторонником этой теории был Демок­рит из Абдеры (ок. 460 — ок. 370 гг. до н. э.). В защиту своих утвер­ждений он приводил следующие доводы: 1) в языкознании есть омонимы, т. е. слова, звучащие одинаково, но обозначающие раз­ные предметы. Если бы имя отражало сущность предмета, то одно и то же по звучанию слово не могло бы обозначать разные предме­ты, так как их природа различна; 2) в языке есть синонимы: один предмет может иметь несколько наименований, чего опять не мог­ло бы быть, если бы имя отражало сущность предмета: сущность одна, а значит, и имя у предмета должно быть одно; 3) вещь может менять имена: раб, переходя к другому владельцу, получал новое имя; 4) в языке могут отсутствовать слова, а вещь или понятие име­ются. Значит, имя не отражает свойства вещи, а является результа­том человеческого установления (обычая).

    Спор фюсеистов и тесеистов воспроизвел в своем диалоге "Кра-тил" Платон (ок. 428—348 гг. до н. э.). Кратил (фюсеист) и Гермоген (тесеист) выносят свой спор на суд Сократа. Платон, в лице Сокра­та, занимает среднюю линию. Он не соглашается с тем, будто слово

    14

    всегда отражает сущность предмета, хотя и приводит этимологию некоторых слов, связанную с характерными признаками обознача­емых понятий: боги (theoc) так были названы потому, что им при­суще движение (thein), герои (heroes) так названы потому, что явля­ются плодом любви (eros) смертных и бессмертных (богов). Со­крат (Платон) отвергает мнение, будто связь между предметом и его названием случайна, ибо в таком случае невозможно было бы человеческое общение. По его мнению, вначале между звуками сло­ва и обозначаемыми понятиями существовала какая-то внутренняя связь, (так, вибрант г должен отражать движение, ибо язык особен­но движется при его произношении, поэтому tromos (дрожь), roe (течение); 1 (латеральный) выражает что-то гладкое, мягкое, поэто­му linaros (жирный), leros (гладкий).

    От этих первоначальных слов люди образовали такое множество слов, что теперь уже нельзя усмотреть внутреннюю связь между звуком и значением. Связь слова с предметом была закреплена об­щественной традицией.

    Эта дискуссия не привела к определенному результату, но имела большое значение для развития языкознания, особенно этимологии.

    Следующим знаменательным этапом в развитии языкознания явилась деятельность Аристотеля (384-322 гг.). Он рассматривал грамматические вопросы в тесной связи с логикой. Его взгляды оказали огромное влияние на проблему выделения и классифика­ции грамматических категорий.

    В "Поэтике" Аристотель писал о человеческой речи: "Во всяком словесном изложении есть следующие части: элемент, слог, союз, имя, глагол, член, падеж, предложение".

    Элементом Аристотель считал "неделимый звук, но не всякий, а такой, из которого может возникнуть разумное слово". Звук — и слог, и даже слово.

    Гласные и полугласные (согласные), по мнению Аристотеля, "раз­личаются в зависимости от формы рта, от места их образования, густым и тонким придыханием, долготой и кратностью и, кроме того, острым, тяжелым и средним ударением". Слог — это не име­ющий самостоятельного значения звук, состоящий из безгласного и гласного.

    15

    Союз (к которому, очевидно, следует отнести также местоиме­ния и артикли — члены) — это не имеющий самостоятельного зна­чения звук, который не препятствует, но и не содействует составле­нию из нескольких звуков одного, имеющего значение. Он ставит­ся и в начале, и в середине, если его нельзя поставить самостоя­тельно. Некоторые исследователи видят в "Элементах" Аристоте­ля — неделимых звуковых единицах, лишенных значения, но спо­собных образовывать значимые части языка — представление, со­ответствующее современной фонеме.

    Аристотель выделяет 3 части речи: имя — слово, которое что-то называет; глагол — слово, которое не только называет, но и указы­вает время_называемогр; частицы, которые не называют, а стоят при именах и глаголах (т. е. имеют, как мы сказали бы теперь, только грамматическое значение).

    Аристотель является творцом формальной логики. Отождеств­ляя имя с логическим субъектом, ученый считает именем лишь име­нительный падеж, глаголом — только форму 1 лица ед. ч., а все остальные формы имени и глагола считает лишь отклонением (па­дением) от этих форм.

    Формальная логика устанавливает законы мышления как прави­ла познания истины. Аристотель создал учение о формально-логи­ческом суждении, о субъекте суждения и о предикате. И он первый стал толковать предложение как выражение формально-логическо­го суждения, но не всякое предложение, а лишь предложение типа "Жучка — собака", "листья не зелены" и т. п., т. е. такие, в которых утверждается наличие или отсутствие в субъекте какого-либо при­знака.

    Формальная логика Аристотеля оказала сильное влияние на раз­витие науки в древние и средние века, а логическое направление в грамматике, в котором предложение трактуется как выражение фор­мально-логического суждения, живо и в наше время.

    36) Следующий этап в развитии античного языкознания связан с александрийскими грамматиками. Это относится уже к эллинисти­ческой эпохе, когда центрами греческой культуры стали города-ко­лонии — Александрия (дельта Нила, Египет), Пергам (Малая Азия).

    16

    В этот период большое значение для развития науки имела Алексан­дрийская библиотека, основанная фараоном Птолемеем (П-Ш вв. до н. э.), в которой число собранных рукописей доходило до 800000 — большинство произведений греческой литературы и на­уки, переводы произведений восточных литератур. В библиотеке работали грамматики. Они ставили перед собой научно-практичес­кие цели: изучение древнегреческих текстов, особенно произведе­ний Гомера.

    Между пергамскими и александрийскими филологами возник­ли споры по вопросу об аномалии и аналогии. Пергамские филоло­ги, вслед за стоиками, поддерживали аномалию языка, т. е. несоот­ветствие слова и вещи, а также грамматических явлений категори­ям мышления. Александрийские филологи, напротив, поддержива­ли роль аналогии, т. е. тенденции к единообразию грамматических форм. Критерием "правильности" языка признается речевой обы­чай. В связи с этим возникает проблема общего языка. В граммати­ке есть правила (аналогии) и исключения (аномалии). Спор об ана­логии и аномалии способствовал углублению изучения языка, вы­работке важнейших понятий грамматики.

    Основателем александрийской грамматической школы был Ари­старх Самофракийский, много лет заведовавший Александрийской библиотекой. Он установил 8 частей речи: имя, глагол, причастие, местоимение, союз, наречие, предлог и артикль, и это количество — восемь надолго стало традиционным и обязательным для грамма­тики.

    В александрийской школе оформилась грамматика в близком к современному значению этого термина. Ранее под термином ta grammata (буквально "буквы") понималась наука филология в са­мом обширном смысле: ее объектом бьши литературные тексты, их анализ, в том числе и грамматический, их причина.

    Итоги собственно разработки грамматики подвел Дионисий Фра­кийский, ученик Аристарха. Его грамматика была написана для рим­лян, изучающих греческий язык. Имя в ней определяется как скло­няемая часть речи, "обозначающая тело или вещь и высказываемая как общее (например, человек) или как частное (Сократ)".

    17

    Глагол — "беспадежная часть речи, принимающая времена, лица и числа и представляющая действие или страдание".

    Подобным же образом (морфологически, а не синтаксически) получают определение и другие части речи (причастие, член (ар­тикль с современной точки зрения), местоимение, предлог, наре­чие, союз). Даются парадигмы частей речи, имеется учение о пред­ложении. В древности синтаксис получил наиболее полную разра­ботку в греческой грамматике, и именно в грамматике Аполлония Дискола (1 половина II в. н. э.).

    Грамматика Дионисия Фракийского в какой-то мере продолжа­ла оставаться филологической, так как в ней трактовались вопросы стилистики и даже давались правила стихосложения. По своим це­лям это было учебное пособие. Грамматика учила технике и искус­ству правильного пользования языком.

    Зв) Языкознание в древнем Риме находилось под сильным влия­нием древнегреческого. Крупнейшим римским грамматистом был Варрон (116-27 до н. э.), написавший исследование "Латинский язык" в 25 книгах, дошло шесть. Однако большую известность по­лучила грамматика Доната (IV в.), сохранившаяся в полном и со­кращенном вариантах и имеющая ряд комментариев, а также ог­ромный труд Присциана (VI в.) "Учение о грамматическом искус­стве".

    Вклад римских языковедов в науку невелик. В основном они за­нимались приложением принципов александрийской грамматичес­кой системы к латинскому языку. Римские ученые уделяли боль­шое внимание стилистике. Они ввели в состав частей речи междо­метие (вместо члена — артикля, которого в латинском языке не было). Юлий Цезарь добавил отсутствующий в греческом падеж и назвал его аблативом (отложительный падеж). На римской почве был продолжен спор между аналогистами и аномалистами. Почти все грамматические термины греков были переведены на латинс­кий язык и именно в своей латинской форме сохраняются до насто­ящего времени.

    Филология классической древности обратила внимание лишь на некоторые проблемы языкознания: несомненны достижения в об-

    18

    ласти морфологии, фонетика носит практический характер (боль­шие успехи у древнеиндийских грамматистов), лексикологии еще нет. Вопросы языкознания начинают выделяться из проблем обще-филологических и общефилософских, хотя влияние философии ощущается очень сильно. Языковая база теорий ограничена одним языком, и лишь санскрит, древнегреческий и латинский языки по­лучили описание. Изучение санскрита и греческого языка осуще­ствляется раздельно, и только у римских авторов встречаются срав­нения двух индоевропейских языков — латинского и греческого.

    4. Халифат, арабское государство, существовал с VII по XIII вв., он занимал обширное пространство: Аравийский полуостров, пе­реднюю Азию, Северную Африку и часть Пиренейского полуост­рова. Халифат был многонациональным, многоязычным государ­ством; в нем государственным языком был арабский язык, государ­ственной религией — магометанство; Коран был написан на арабс­ком языке. Арабский язык и магометанство навязывались арабами завоеванным народам. Необходимость сохранить чистоту арабско­го языка, оградить его от иноязычного влияния и влияния диалек­тов стало стимулом для формирования и развития арабского язы­кознания.

    Оно складывалось под влиянием индийского языкознания и осо­бенно наук Древней Греции. Огромным авторитетом у арабов пользовался Аристотель. Центрами арабского языкознания были города Басра и Куфа (Месопотамия, нынешний Ирак), соперничав­шие между собой; с X века центром языкознания стал Багдад, он выполнял эту функцию до завоевания его монголами, т. е. до 1258 года. С разрушением Халифата закончился расцвет классической арабской культуры.

    Внимание арабских языковедов сосредоточивалось на лекси­кографии и грамматике. В XIII веке Саганы составил словарь араб­ского языка в 20 томах; в XIV веке Ибн-Мансур — словарь такого же объема под названием "Арабский язык", в XIV-XV вв. Фиру-забади составил словарь "Камус" (океан). Составлялись и слова­ри редких слов; Ибн-Дурейн (VIII в.) составил этимологический словарь.

    19

    О стремлении составителей словарей охватить полнее лексику свидетельствует уже то, что, например, для обозначения понятия "лев" давалось 500 слов, "верблюд" — 1000. Однако арабские сло­вари страдали существенным недостатком: желая доказать богат­ство арабского языка, составители словарей включали в них и диа­лектизмы, и неологизмы, а также всякого рода поэтические мета­форы (например, для понятия "верблюд — корабль пустыни"). Тем не менее эти словари составили лексикологический "срез эпохи".

    Итогом и завершением работ в области грамматики явился об­ширный труд Сибавейхи (умер в 793 г.) — "Аль-Китаб" ("книга"), пользующийся у арабов исключительным авторитетом.

    В основе арабской грамматики — грамматическая система Ари­стотеля с его 3 частями речи (имя, глагол, частица). Детально была разработана фонетика. Например, энциклопедист Али Ибн-Сина (в Европе известный как медик Авиценна, 980-1037) оставил пос­ле себя работу "Причины звуков речи". Арабы точно описывали артикуляцию звуков речи, их акустику. Они различали букву и звук, а звук связывали со значимостью слога.

    В составе слова был выделен корень, состоящий в арабском язы­ке, как и в древнесемитских языках, из 3 согласных, внутренняя флексия.

    Арабская грамматика позднее оказала большое влияние на ев­ропейских семитологов. Синтаксис у арабов был разработан сла­бее.

    Особняком в арабском языкознании стоит вызывающий удивле­ние труд Махмуда аль-Кашгари (XI в.) "Диван тюркских языков" (т. е. ковер тюркских языков). В нем не только детально описаны все известные в то время тюркские языки, но и установлены суще­ствующие между ними звуковые соответствия и звуковые перехо­ды, причем в принципе ученый исходил из убеждения, что все тюр­кские языки имеют общее происхождение (т. е. происходят от од­ного языка — предка). Махмуд аль-Кашгари самостоятельно выра­ботал и применил на практике сравнительно-исторический метод, который в Европе был открыт лишь в первой четверти XIX века. Махмуду аль-Кашгари был известен и сингармонизм гласных, ха­рактерный для тюркских языков.
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22
    написать администратору сайта