Главная страница
Медицина
Экономика
Финансы
Биология
Ветеринария
Сельское хозяйство
Юриспруденция
Право
Языкознание
Языки
Логика
Этика
Философия
Религия
Политология
Социология
Физика
История
Информатика
Искусство
Культура
Энергетика
Промышленность
Математика
Вычислительная техника
Химия
Связь
Электротехника
Автоматика
Экология
Геология
Начальные классы
Механика
Строительство
Доп
образование
Воспитательная работа
Русский язык и литература
Другое
Классному руководителю
Дошкольное образование
Казахский язык и лит
Физкультура
Технология
География
Школьному психологу
Иностранные языки
Директору, завучу
Астрономия
Музыка
ОБЖ
Обществознание
Социальному педагогу
Логопедия

Гречихин А.А. Общая библиография-2000. I. Теория библиографии Глава


Скачать 2.73 Mb.
НазваниеI. Теория библиографии Глава
АнкорГречихин А.А. Общая библиография-2000.doc
Дата06.12.2017
Размер2.73 Mb.
Формат файлаdoc
Имя файлаГречихин А.А. Общая библиография-2000.doc
ТипДокументы
#10717
страница2 из 46
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
Раздел "История библиографии" в данном курсе изложен с опорой на монографические работы Н.В.Здобнова и М.В.Машковой, в которых нашла отражение история русской дореволюционной библиографии. Нам пришлось лишь сделать отдельные уточнения с учетом исторических разысканий нашего времени. Что касается интерпретации важнейших этапов, тенденций и достижений в истории развития русской библиографии, то она вполне самостоятельна и дана с учетом наших концептуальных построений библиографии. Это тем более важно, что работы указанных выше авторов, будучи новаторскими, носят преимущественно описательный характер, а стоящие перед ними в большей мере научные, чем педагогические, задачи привели в отдельных случаях к всеядности относительно всякого рода деталей и случайных явлений.
Особую сложность представляет изложение истории совет-ской библиографии. Основная причина - отсутствие уже давно необходимого монографического исследования, несмотря на обилие научных исследований по отдельным проблемам. Поэтому в нашем учебном курсе мы основное внимание уделили квалификации главных тенденций и достижений в развитии советской библиографии, вкладу видных деятелей и коллективов, уровню историографической разработки наиболее актуальных и дискуссионных проблем. В любом случае следует прямо сказать, что развитие информационной деятельности в целом, а библиографии в частности в дореволюционное и советское время, достигло достаточно высокого уровня и в чем-то даже опережало аналогичные процессы в ведущих зарубежных странах.
История учит, что следует всегда, даже в периоды революционных перестроек и реформ, не игнорировать, тем более разрушать, уже имеющийся положительный опыт. Следует брать его за основу и творчески совершенствовать дальше, исходя из новых задач и условий развития. Сказанное особенно важно учитывать сейчас, когда рыночные отношения пытаются всецело внедрять в систему информационной деятельности. Однако история русской библиографии показывает, что в основе своей она всегда была государственным делом. Именно этим в большей мере можно объяснить ее успехи. И это всегда учитывали наши тогда идеологические противники, а теперь еще и экономические конкуренты.
Главная задача раздела "Методика библиографии" состоит в том, чтобы показать самые рациональные способы организации библиографической деятельности в нашей стране, практической реализации наиболее сложных ее процессов - информационного поиска, библиографической систематизации, подготовки библиографической информации, библиографического обслуживания. С учетом того, что специалист по книговедению может после окончания вуза работать в любой отрасли информационной деятельности, дается именно общая методика библиографии, без конкретизации ее до частных случаев применения, что должно стать проблемой последующей специализации. Одна из существенных задач при освоении методики библиографии заключается в том, что она должна использоваться в процессе последующего обучения студента. Библиографические знания, умения и навыки необходимы при выполнении всякого рода курсовых и домашних работ, контрольных работ при заочном обучении, докладов на студенческих научных конференциях и олимпиадах, наконец, аттестационных и дипломных работ.
В целом для курса "Общая библиография" важную роль играет использование особых дидактических приемов подачи учебного материала. Прежде всего учитывается преемственность знаний, полученных при изучении предшествующих и последующих учебных дисциплин, основные приемы междисциплинарных связей. Учтены и воспитательные задачи, в частности всегда подчеркивается роль творческой личности в решении тех или иных, особенно сложных, проблем, участие студенческой молодежи в библиографической деятельности, преемственность поколений и др. В каждом разделе излагаемые материалы, по мере возможности, иллюстрированы таблицами и схемами. В плане дидактическом все разделы заканчиваются вопросами для самопроверки, в своей совокупности отражающими необходимый минимум научных знаний, умений и навыков. Учебник сопровождается также библиографическим списком основной и дополнительной литературы. При повторном обращении к учебнику студент может рационально использовать именной вспомогательный указатель.
При пользовании данным учебником студент и преподаватель должны учитывать, что в нем изложены лишь научные основы библиографии. Дальнейшую детализацию и углубление они должны получить в теоретическом отношении на лекциях, семинарских занятиях, а в практическом отношении - при выполнении лабораторных, курсовых и других работ. Поэтому при самостоятельной работе студент должен рационально сочетать результаты всех проводимых по курсу занятий, ведя свой конспект. В нем должны найти отражение и результаты проработки рекомендуемой литературы вопроса. Ориентирами для ведения конспекта и самостоятельной работы студента должны служить сопровождающие разделы учебника вопросы для самопроверки (они легко соотносимы с главами, отражающими учебный материал по темам программы).
В целом дидактически определяющим для формирования у студента профессиональных знаний, умений и навыков следует считать освоение им основ библиографии в единстве ее истории, теории и методики.
В науке точка зрения,

Как почка та весенняя:

Порой и расцветет.

Но без оплодотворения -

Идей и вдохновения,

Здесь не получишь плод.

РАЗДЕЛ I. ТЕОРИЯ БИБЛИОГРАФИИ
Излагаются основы библиографоведения как науки, особенности системы современной библиографии как деятельности, типологически характеризуется все возможное многообразие современной библиографической продукции.
Глава 1. БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ КАК НАУКА
Основное внимание уделено квалификации объекта и предмета, методологии и системе базовых категорий библиографии, месту библиографоведения в современной системе наук.
1.1. ПРОИСХОЖДЕНИЕ И СУЩНОСТЬ ПОНЯТИЙ БИБЛИОГРАФИЯ" И "БИБЛИОГРАФОВЕДЕНИЕ"

Культурно-исторически понятие "библиография" возникает на определенном этапе становления информационной деятельности, когда осознается необходимость в целенаправленном развитии этой важнейшей сферы общественной деятельности, культуры. В наше время мы можем с полной определенностью говорить о четырех основных периодах в истории библиографии: I период - возникновение в Древней Греции библиографии (V в. до н.э.) как книгописания, как труда книгописца ("библиографа"); II период - возникновение библиографии (XVII-XVIII вв.) как обобщающей науки о книге и книжном деле (информационной деятельности) и как особого литературного жанра; III период - возникновение библиографии (конец XIX - начало XX в.) как особой науки книговедческого (информационного) цикла; IV период (современный) - осознание библиографии как особой области книжного (информационного) дела со своей специфической дисциплиной - библиографоведением.
В разработку происхождения и истории развития библиографии за рубежом свой вклад внесли и отечественные ученые, особенно А.Н.Деревицкий, А.И.Малеин, А.Г.Фомин, М.Н.Куфаев и К.Р.Симон.
Первый период, как установил в начале XX в. наш соотечественник А.И.Малеин, связан с появлением и функционированием самого слова "библиография" в Древней Греции в V в. до н.э. Основным значением этого слова было "не книгоОПИСАНИЕ, а книгоПИСАНИЕ, т.е. создание или распространение книги при помощи единственно доступного древности способа для этого - писания или переписки" [Малеин А.И. О термине "библиография"//Библиогр. листы Рус. библиолог. о-ва. 1922. Л. 1 (янв.). С. 2-3]. Другими словами, библиография с самого начала своего появления обозначала то, что мы теперь называем "книжное дело", или шире - "информационная деятельность".
Второй период связан с формированием в Европе XVII в. системы наук, которая существует с некоторыми изменениями и дополнениями до сих пор. Слово "библиография" наряду с другими - библиология, библиософия, библиономия, библиогнозия и т.п. - стало обозначать науку о книге (книжном деле, информационной деятельности). Как считает К.Р.Симон, слово "библиография" могло быть или заимствовано из уже имеющегося опыта, или придумано заново по образцу аналогичных названий наук (например, география). Пальма первенства в этом вопросе принадлежит французским ученым. Именно во французской интерпретации библиография как наука появилась в России начала XIX в.
Здесь следует заметить, что русские ученые не просто заимствовали основы библиографической науки, но, опираясь на свой многовековой исторический опыт, привнесли много оригинального. И приходится лишь только сожалеть, что многие достижения истории отечественной библиографии или недостаточно изучены, или просто игнорируются в угоду самостийным, псевдонаучным построениям.
Особое новаторство русской библиографии проявилось в следующий третий период ее развития в начале XX в. Русские библиографы в своих научных разработках шли теперь вровень с западноевропейскими и, значит, всего мира. Достаточно сослаться на российское участие в работе Международного библиографического института в Брюсселе, на созвучность идей Н.М.Лисовского, А.М.Ловягина и Н.А.Рубакина с идеями П. Отле (одного из основателей названного института). Более того, наши ученые во многих отношениях, особенно теоретических, опережали зарубежных исследователей.
Самое главное из отечественных достижений рассматриваемого периода состоит в том, что была осознана специфическая роль библиографии как деятельности в более широкой системе информационной деятельности (книжного дела, документации), а библиографии как науки - в системе книговедения (документоведения, информатики и т.п.). В частности, стало изживать себя пресловутое сведение библиографии к книгоописанию. Особенно этому способствовала трактовка так называемых видов библиографии, предложенная Н.А.Рубакиным, а затем Н.В.Здобновым. Методологически это было показано в работах А.М.Ловягина, которые до сих пор замалчиваются - или нарочито, или по незнанию. А он развивал среди многих других следующие две, можно сказать, выдающиеся идеи. Первая касается определения библиографии (книговедения) как науки об общении людей, т.е. о книжном деле, информационной деятельности, коммуникации. Вторая связана с использованием и конкретизацией применительно к задачам библиографии такого диалектического метода, как восхождение от абстрактного к конкретному. В противоположность технократическому подходу Н.М.Лисовского ("книгопроизводство - книгораспространение - книгоописание, или библиография") А.М.Ловягин трактовал информационное общение как восхождение, как методологическую редукцию от описания к анализу, а от него к синтезу (вспомним гегелевскую формулу "тезис - антитезис - синтез"). Причем библиография занимает здесь срединное положение, так как синтез ее результатов, вознесение их на общекультурный уровень возможны только через посредство методологии более общей науки - книговедения (или возможной теперь более широкой науки об информационной деятельности). И срединное, центральное место библиографии здесь нельзя считать случайным, так как информационное общение - это диалектический процесс с обратной связью, когда, согласно воззрениям того же А.М.Ловягина, требуется постоянное оживление - по себе мертвой - бумажной культуры, т.е. внедрение на каждом диалектическом витке информационной деятельности всего самого ценного, социально значимого в культурно-историческом развитии общества. В этой связи примечательно, что П. Отле в своих теоретических построениях пошел еще дальше, считая библиографию метанаукой по отношению к документации, т.е. системе всех наук информационно-коммуникативного цикла.
Поистине, третий период в развитии библиографии был ее золотым веком. К сожалению, мы до сих пор недостаточно используем его новации. А между тем идеи А.М.Ловягина и Н.А.Рубакина получили свое дальнейшее развитие в работах М.Н.Куфаева, но и его творческое наследие в должной мере не изучено и не используется.
Переживаемый нами современный, четвертый по счету, период в развитии библиографии берет свое начало примерно в 60-е годы, когда началась очередная научно-техническая революция, связанная с внедрением новой информационной технологии (компьютеризации), и бурно формировались такие новые научные направления, как кибернетика, теория информации, информатика, семиотика и т.д. Более глубоко были обоснованы и новые научные принципы, например, деятельности и системности. Именно в соответствии с принципом деятельности по-новому стали трактовать типовую структуру и человеческой деятельности вообще, и книжного дела (информационной деятельности) в частности, где библиография, как мы уже отмечали, соотносима с такой неотъемлемой составляющей любого вида общественной деятельности, как управление, точнее - информационное управление.
Именно на современном этапе и только в нашей стране было введено новое понятие для обозначения науки о библиографии - "библиографоведение". Впервые оно было предложено в 1948 г. И.Г.Марковым, который, правда, понимал библиографию и науку о ней излишне узко и прагматически: "Библиография - это указатели и справочники, которые имеют своим объектом книги, а библиографическая наука - это теория создания, оформления и использования библиографических указателей" [О предмете и методе библиографии//Тр./Моск. гос. библ. ин-т. 1948. Вып. 4. С. 110]. Новое обозначение библиографической науки вошло в ГОСТ 16448-70 "Библиография. Термины и определения", также внедренный впервые в мировой практике. Затем термин "библиографоведение" был повторен в новой редакции указанного нормативного документа - ГОСТ 7.0-77. Но, к сожалению, новое название библиографической науки отсутствовало в новой редакции - ГОСТ 7.0-84. Зато, как мы знаем, вышел первый вузовский учебник под таким названием: "Библиографоведение. Общий курс".
Возможны новые дискуссии и подходы. Важно подчеркнуть, что придание библиографии управленческой функции в качестве специфической для ее общественной роли в информационной деятельности просматривается как определяющая тенденция на протяжении всей ее истории в нашей стране ( В.Г.Анастасевич, М.Л.Михайлов, А.Н.Соловьев). Но почему-то этому до сих пор придается мало значения, это просто не учитывают в предлагаемых сейчас концептуальных построениях библиографии и науки о ней. Но другой альтернативы нет. Более того, именно функция информационного управления отличает как прошлую, так и современную практику библиографии. Например, задача "руководства чтением" начертана на знамени одного из функциональных направлений библиографии - рекомендательной. Библиографическая подсистема с определяющей функцией управления характерна, как мы уже отмечали, для аппарата традиционной книги, более того, становится специфической частью современных автоматизированных информационных систем (АИС) - всякого рода ИПС, БД, БЗ, ЭС, ИИ и т.п.
Таким образом, на основе констатации особенностей возникновения и развития библиографии и библиографоведения можно считать, что определяющей сущностью этой специфической отрасли информационной деятельности является информационное управление.


1.2. ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ БИБЛИОГРАФИИ

Это одна из самых сложных и определяющих проблем в современном библиографоведении. Вокруг нее до сих пор ведутся споры, так как от ее научно обоснованного решения зависит квалификация общественной сущности библиографической деятельности.
Определение социальной сущности библиографии связано прежде всего с выяснением общественной цели библиографии, ее общественного назначения как деятельности вообще. Цель - важнейшая характеристика любой человеческой деятельности. Она определяет все ее другие характеристики, выступая в виде абстрактной идеализированной модели, "предвосхищающей" конкретное, практическое воплощение этой деятельности в целом.
Важно не только констатировать в общем эту целесообразность, целенаправленность применительно к библиографии, но и указать конкретно, в чем она заключается. Вместо термина "цель библиографии" часто используют и другие: назначение, функция, социальное назначение, функциональное назначение, целевое назначение, общественная функция и т.д. Самым неудачным можно считать употребление слова "функция" ввиду его особой многозначности. Это и совершение, исполнение, внешнее проявление чего-то, и отношение, зависимость каких-либо элементов, частей, в том числе части и целого, и роль, и методологический принцип ("функционализм"), и особый метод системного исследования (функциональный, структурно-функциональный) и т.д.
Как можно видеть, функция лишь отдаленно, опосредованно проявляется как цель. Тем не менее в учебнике мы сочли возможным использовать широко распространенный сейчас термин "общественная (или социальная) функция библиографии", понимая ее как цель, которую библиография осуществляет в системе информационной деятельности. Тем более что эта цель выступает в определенной зависимости от целей других частей книжного дела (информационной деятельности) как целого. Поэтому цель библиографии осуществляется действительно в качестве определенной функции или роли в системе всех целей информационной деятельности. В философском понимании функция (от лат. functio - совершение, исполнение, деятельность) квалифицируется как отношение двух (группы) объектов, в котором изменению одного из них сопутствует изменение других, или, с точки зрения управления, мировоззрения, как выявление зависимости данной части и целого: в нашем случае - библиографии и информационной деятельности. Последнее и называется функционированием. Причем отдельные ученые представляют функционирование как отражение самого процесса общественной деятельности.
По логике вещей, такая существенная характеристика должна быть отражена уже в самом определении библиографии. Но анализ определений, предложенных в нашей стране и за рубежом, показывает, что функция в них квалифицируется или излишне широко ("знать книги"), или излишне односторонне ("книгоописание"), или также недостаточно, когда перечисляется целый ряд отдельных целей (книгоописание, критика, рекомендация, классификация, ориентировка, содействие и т.п.). Во всех случаях они не отражают общественной специфики библиографии в целом. Необходимо найти единую обобщающую функцию библиографии, которая бы отражала, воплощала в себе все реальное и возможное многообразие целей ее общественного проявления.
Такой определяющей общественной функцией библиографии является управление. И с этих позиций можно теперь оценить прозорливость В.Г.Анастасевича, который считал библиографию путеводительницей и наставницей в выборе книг. В середине XIX в. ему вторил известный тогда поэт-демократ М.Л.Михайлов, подчеркивая, что "наука, руководствующая" в выборе книг, есть библиография. В конце XIX в. А.Н.Соловьев в своеобразно исправленном виде почти повторяет слова В.Г.Анастасевича о том, что библиография - "руководительница в выборе книг для чтения". Не случайно, видимо, современные теоретики рекомендательной библиографии основную функцию ее также до сих пор выражают в формуле "руководство чтением". Из современных интерпретаций библиографии близким к предлагаемому пониманию является определение, данное в ГОСТ 7.0-77: "Библиография - область научно-практической деятельности по подготовке и доведению до потребителей библиографической информации в целях воздействия на использование произведений печати в обществе". Иными словами, библиография является управляющей подсистемой информационной деятельности, что можно выразить элементарной формулой: производство - библиография (управление) - потребление (Пр-Б-Пт). Она показывает, что библиография определенным образом включается в информационную деятельность, как бы растворяется в ней. Но реально, чтобы эффективно осуществить управляющее воздействие на весь информационный процесс, библиография должна подняться над ним, быть выделенной в особый и целостный "управляющий блок" (подсистему). При научной идеализации этого процесса библиография должна стать вершиной соответствующей принципиальной модели, что и показано на рис. 1.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   46
написать администратору сайта