Главная страница
Навигация по странице:

  • Взгляд в прошлое: проблемы и достижения Женщины в античной науке

  • Женщины в науке Средневековья

  • Женщины и академии наук

  • Женщины в современной науке

  • Женщины в советской науке

  • Современное состояние проблемы

  • Богданова И.Ф. Женщины в науке вчера, сегодня, завтра, статья. И. Ф. Богданова женщины в науке вчера, сегодня, завтра


    Скачать 146.5 Kb.
    НазваниеИ. Ф. Богданова женщины в науке вчера, сегодня, завтра
    АнкорБогданова И.Ф. Женщины в науке вчера, сегодня, завтра, статья.doc
    Дата02.02.2017
    Размер146.5 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаБогданова И.Ф. Женщины в науке вчера, сегодня, завтра, статья.doc
    ТипУчебники
    #1758
    КатегорияСоциология. Политология
    страница1 из 2
      1   2




    Социс 2004№1

    И.Ф. Богданова

    ЖЕНЩИНЫ В НАУКЕ: ВЧЕРА, СЕГОДНЯ, ЗАВТРА.

    В статье анализируется роль женщин-ученых в истории мировой науки от античности до современности. Рассматриваются проблемы и достижения женщин в науке.



    Учебники истории очень мало могут рассказать нам о женщинах-ученых. Даже если известны их имена, то чаще всего это имена жен и дочерей, иногда сестер, а не самостоятельных личностей, несмотря на то, что женщины-ученые внесли значительный вклад в развитие научного знания. И хотя женщины занимаются наукой столь же долго, сколь и мужчины, "мы все еще рассматриваем историю науки как историю мужчин, причем лишь немногих из них — Аристотеля, Коперника, Ньютона, Эйнштейна, сумевших резко изменить наше видение мира. Но история науки — нечто большее. Это история тысяч людей, мужчин и женщин, чья деятельность и вклад в развитие знания и сделали возможными "великие скачки" [1].
    Взгляд в прошлое: проблемы и достижения

    Женщины в античной науке

    Зарождение знаний и технологий, всего того, что мы сегодня называем наукой, берет свое начало в глубокой древности. Первые документированные свидетельства истории развития человеческого общества относятся к периоду египетских пирамид. В древнеегипетских источниках сохранилось имя женщины-инженера, жившей около 2350 года до нашей эры, Ученые утверждают, что ее звали Эн Хеду Анна [2]. Медицина как профессия оформилась в Египте еще в III тыс. до н.э.. Образованные женщины использовались здесь в качестве врачей и хирургов [1].

    Традиция древнегреческой науки тесно связана с учением пифагорейцев. Менее известен Пифагор как философ-феминист. В его школе среди преподавателей и студентов были около 30 женщин, среди них наиболее известной считается Теания. Ее перу принадлежат трактаты по математике, физике и медицине. После разгрома пифагорейской школы и гибели Пифагора, Теания заменила его в качестве главы теперь уже "бродячей" школы. Среди последователей Пифагора также было немало женщин. Однако за пределами пифагорейской общины у женщин практически отсутствовала возможность заниматься наукой. Большинство женщин были неграмотны [1, 3]. Исключение составляли лишь гетеры, как правило, имевшие хорошее образование и чаще всего бывшие иностранками. Широкую известность получило имя одной из них — прекрасной Аспазии, дочери Аксиоха, родившейся в Милете и получившей от отца прекрасное образование. Приехав в Афины (ей шел двадцать первый год), она застала здесь много противоречивых и отсталых обычаев и сразу повела против них решительную борьбу. Главным образом это касалось женского вопроса — эмансипации женщин. Знания этой молодой женщины поражали даже афинских философов. Сам знаменитый Сократ объявил себя учеником этой прекрасной и гениальной женщины. [1, 4].

    Среди афинских философов лишь Сократ и Платон выступали за образование женщин. В знаменитой Академии Платона, основанной в 387 г. до н.э., обучались и представительницы "слабого пола", главным образом иностранки. Так как закон не разрешал женщинам посещать публичные собрания, то они приходили на лекции, переодевшись в мужское платье. Сохранились исторические сведения об Аксиопее из Пелопоннеса, изучавшей в Академии Платона натурфилософию. Сферой ее особых интересов была физика. После смерти Платона Аксиопея преподавала в его Академии.

    Социальный статус женщин Древнего Рима был значительно выше, чем в Афинах. Многие из них имели неплохое образование. Особой притягательностью среди римлян пользовались занятия медициной, к которым допускались и женщины. Сохранилось имя одной из них — Филисты, профессора медицины. Рассказывают, что она была так хороша собой, что, дабы не смущать своих студентов и не отвлекать их внимания, вынуждена была читать лекции за занавеской [1].

    В IV веке в Александрии, столице Египта, длительное время бывшей центром эллинистической культуры, жила и работала легендарный ученый Гипатия. Она была математиком, астрономом и философом-неоплатоником. Преподавала в Александрийском Музее. Ей принадлежали научные труды по математике, астрономии, толкованию произведений греческих философов. Большинство работ Гипатии утеряно, однако многочисленные ссылки на них сохранились. На протяжении пятнадцати веков ее рассматривали как единственную женщину-ученого в истории науки.

    Гипатия была дочерью Теона, одного из видных ученых Александрийского Музея. Отец дал Гипатии прекрасное образование, после завершения которого ей была предложена философская кафедра. С именем Гипатии связывают последний расцвет не только греческой, но и всей античной науки. Быть учеником Гипатии считалось большой честью. В Александрию съезжались студенты со всего света, чтобы послушать ее лекции по математике, астрономии, философии и механике. Но время вовсе не способствовало занятиям наукой. Математика вызывала подозрения. В ту пору в церквах нередко молили господа обрушить свой гнев на головы "математиков, колдунов и прочих злодеев". Положение Гипатии — язычницы, проповедницы греческого научного рационализма и влиятельной политической фигуры становится смертельно опасным. Однако, несмотря на это, школа Теона и Гипатии продолжала работать. В марте 415 г. возвращавшаяся домой Гипатия была растерзана толпой обезумевших религиозных фанатиков. Так закончилась жизнь последнего ученого-язычника. Гибель Гипатии символизирует конец науки древнего мира. Пришли времена Средневековья [1, 3,4].
    Женщины в науке Средневековья

    В эпоху Средневековья в науке и образовании практически абсолютно доминировали мужчины, не только фактически монополизировавшие систему образования, но и ограничивавшие доступ к нему женщин. Однако даже в этот мрачный период истории, женщины Европы имели возможность заниматься медициной. Так, в XI в. в Солерно на юге Италии была создана медицинская школа, в которой учились и преподавали женщины, "дамы из Солерно", как их называли. К середине XI в. эта школа приобрела высокую репутацию и нередко рассматривалась в качестве первого университета в Европе. В исторических источниках приводятся сведения о том, что в Италии в XIII веке избранные женщины (их было очень немного) проходили курс обучения и даже преподавали в университетах [1].

    Значительное влияние на развитие культуры и образования древнерусских земель, в состав которых входила и древняя Беларусь, оказала деятельность известной просветительницы белорусской земли XII века Евфросиньи Полоцкой (110-1173), дочери князя Полоцкого. При рождении ее нарекли языческим славянским именем Предслава. Родители дали дочери, проявившей необычайные способности, хорошее воспитание, которое предусматривало и обучение грамоте. Девочку обучали чтению, письму, счету, пению, а также греческому и латинскому языкам. Кроме удивительной одаренности она поражала окружающих редкой красотой. Евфросинья Полоцкая рано постриглась в монахини (ей было 12 лет), вопреки воле родителей, которые хотели выдать ее замуж. При пострижении Предслава получает имя Евфросиньи,.

    Поселившись в келье Софийского собора, Евфросинья много занимается самообразованием, используя близкое родство полоцкого княжеского дома с домом византийского императора, юная подвижница из книг, получаемых из Константинополя, формирует богатую личную коллекцию, которая легла в основу уникальной библиотеки при Софийском соборе.

    Приобретя путем самообразования обширную и основательную эрудицию в религиозно-нравственной и философской областях, Евфросинья Полоцкая берется за сложнейшее и труднейшее ремесло того времени, требовавшее солидной научной подготовки, терпения и художественных навыков, — ремесло переписчика книг. Большая часть из переписанных ею книг легла в основу начинавших тогда формироваться монастырских библиотек Полоцкого княжества. Кроме переписывания книг Евфросинья Полоцкая занималась переводами религиозно-философской и нравственной литературы с греческого и латинского на славянский язык, чем также значительно обогатила духовную культуру нашего народа того времени.

    Став игуменьей построенного ею Спасо-Евфросиньевского монастыря, Евфросинья Полоцкая сделала, как утверждает В.В. Григорьев в своем исследовании "Исторический очерк русской школы" (1900 г.), обучение грамоте одною из главных обязанностей инокинь. Грамоте обучали не только принимаемых в монастырь монахинь, но и всех желающих женщин-мирянок. Она же основала школу для дочек богатых полочан, что было большой редкостью в восточнославянских землях — грамоте учили преимущественно мальчиков. Эти прогрессивные начинания подкреплялись введением таких необычных для того времени предметов как природоведение, медицина и риторика [4, 6, 7].

    В результате подвижнической деятельности первой белорусской просветительницы Полоцк на протяжении нескольких веков оставался важным центром духовной культуры Беларуси. Многие поколения жителей Полоцкого княжества, не покидая пределов города и княжества, смогли получить хорошее образование, приобщиться к мировым сокровищам культуры человечества [3].

    В Средневековье своеобразными очагами культуры были монастыри. Женские обители выполняли двойную функцию — просветительного учреждения и убежища для дочерей знатных семей, а также наследниц богатых состояний, нередко становившихся аббатисами этих обителей. Для многих из них монастырь являлся привлекательной альтернативой замужеству. Аббатисой была и немка Хильдегарда фон Бинген (1098-1179), женщина исключительных способностей, обладавшая большой властью и пользовавшаяся влиянием на священников, императоров и королей. В 50-е гг. XII в. Хильдегарда написала свои работы по естествознанию и медицине. С 1155 г. она много ездит по стране, читая лекции по медицине и теологии. Ее перу принадлежит энциклопедия естественной истории — «Physika», в которой описаны 230 видов растений и 60 видов деревьев, разновидностей рыб, птиц, камней, металлов и трактат “Causae et curae”, посвященный теории медицины и лекарственным препаратам [7, 8].

    Женщины в науке Нового времени


    В конце средних веков резко снижается влияние монастырей и духовенства, а власть переходит к городам. Растет престиж образования при одновременном ограничении доступа к нему женщин. Ученые раннего Ренессанса отвергали все достижения средних веков, так были преданы забвению и женщины-ученые Средневековья. Тем не менее, преемственность среди женщин-ученых сохраняется. В этот период наиболее известными женщинами-учеными становятся дамы из аристократических кругов, где от женщин ожидали не только красоты, но и ума, а игнорирование женщиной научных достижений считалось дурным тоном.

    Наиболее выдающимися женщинами английского общества этого времени считаются Анна Конвей и леди Мэри Монтэгю.

    Анна Конвей, родившаяся в 1631 г., получила традиционное домашнее воспитание. С раннего детства она проявляла серьезный интерес к естественным наукам и математике. Ее занятиями руководил брат Джордж. Он познакомил сестру и с идеями Декарта. В 19 лет Анна выходит замуж. Молодая графиня проводит свободное время, самостоятельно изучая математику и астрономию. Книга А. Конвей "The principles of the most encient and modern philosophy", изданная впервые по ее рукописям в Голландии в 1690 г. Франсуа ван Гельтмонтом (легендарным алхимиком и философом) уже после ее смерти, последовавшей в 1679 г., стала основой новой философии природы Лейбница, оказавшей сильное влияние на развитие натурфилософии XVIII в. Между тем сегодня, несмотря на возобновление интереса к "виталистической" философии, имя Анны Конвей практически неизвестно. Ее идеи чаще всего приписывают Ф. ван Гельмонту, бывшему лишь ее редактором и издателем [1].

    Леди Мэри Монтэгю (1689-1762) свои научные познания приобрела самостоятельно, благодаря прекрасной библиотеке своего отца, герцога Кингстонского. Проживая с мужем, назначенным британским послом в Турции, в Константинополе, она узнает о возможности профилактической вакцинации против оспы. Такая вакцинация широко применялась в Китае, Индии, на Среднем Востоке, но была неизвестна в Европе. В XVIII веке только на Британских островах от оспы ежегодно погибало до 45 тыс. человек. Заслуга леди Мэри Монтэгю состоит в том, что она ввела практику прививок против оспы в Британии, которая затем распространилась и в других странах Западной Европы [1].

    Пока женщинам не было доступно формальное образование, они получали свои знания в процессе самообразования или от своих отцов, братьев, мужей, нередко сотрудничая с ними в их научных исследованиях. Такое сотрудничество было единственной формой, в которой женщины могли удовлетворять свой интерес к науке, свою любознательность. Примером такого сотрудничества является работа астронома Каролины Гершель (1750–1848) со своим братом, знаменитым Уильямом Гершелем. В 1782, он был назначен астрономом при дворе Георга III. Вначале Каролина вела хозяйство брата и помогала ему шлифовать зеркала для телескопов. Постепенно у нее возник интерес к астрономическим наблюдениям; она стала изучать небо с помощью небольшого ньютоновского рефлектора и в 1783 г. открыла три новых туманности. Под руководством брата Каролина изучила основы математики и затем самостоятельно обрабатывала свои и его наблюдения. В 1786–1797 гг. Каролина открыла 8 комет и несколько новых туманностей. Она выполнила и представила в 1798 году Лондонскому королевскому обществу указатель и список погрешностей к звездному каталогу Дж.Флемстида; составила новый дополнительный каталог, в который включила 561 звезду, пропущенную Флемстидом [9].

    Все большую популярность в XVIII - XIX вв. приобретает медицинская наука. Возрастает число врачей, получивших университетскую подготовку и, соответственно, увеличивается конкуренция за полученное право заниматься врачебной деятельностью. Все это значительно снижает статус медиков-женщин. Особенно затруднен был доступ женщин к медицинскому образованию, их прием на работу в Англии. Поэтому доктор Бэрри (1795-1865) решилась на маскарад, который ей пришлось выдержать до самой смерти. В 1812 г. переодетая мужчиной доктор Бэрри заканчивает медицинскую школу в Эдинбурге. Она была выдающимся хирургом. В 1857 г, после работы в Африке, на Мальте и в Крыму, она была назначена главным инспектором всех канадских госпиталей. История знает примеры, когда женщины, чтобы получить образование, вынуждены были переодеваться в мужской костюм, но доктор Бэрри носила его всю жизнь. Истина стала известна только после ее смерти [1].

    Интересна также деятельность врача и просветительницы этого же исторического периода Саломеи Регины Русецкой, родившейся в 1718 г. в семье мещанина Ефима Русецкого недалеко от Новогрудка (в Беларуси). 13-летнюю девушку в 1731 г выдали замуж за лекаря — немца Якуба Халь Пира, и молодожены сразу направились в Стамбул, где Хальпир занялся врачебной деятельностью. Саломея заинтересовалась занятиями мужа и вскоре начала ему помогать. Она отличалась наблюдательностью, умом и способностями, поэтому довольно быстро овладела методами лечения и начала практиковать самостоятельно. Через некоторое время она приобрела столько знаний и опыта, что получила официальное разрешение на врачебную деятельность. Саломея практиковала во многих странах. Врач во многом опиралась на учение о гигиене и физическом воспитании. Все это в совокупности с достижениями фармакологии и хирургии того времени создавало безукоризненную систему, в соответствии с которой работала Саломея Русецкая — "доктор медицины и окулистики", как она сама себя называла [7].

    Первым программистом в мире была женщина, графиня Ада Августа Лавлейс (1815-1852), урожденная Байрон, дочь великого английского поэта Джорджа Байрона, работавшая в 30-е годы XIX века с Чарльзом Бэббиджем над разработкой первого универсального программируемого компьютера. Леди Лавлейс работала над его программной частью. Немного удалось сделать за свою короткую жизнь Аде Лавлейс. Но то немногое, что вышло из-под ее пера, навсегда вписало ее имя в историю вычислительной математики и вычислительной техники. Ряд высказанных Адой Лавлейс в 1843 г. общих положений сохранил свое принципиальное значение и для современного программирования, а ее определение "цикла" почти дословно совпадает с приводящимся в современных учебниках программирования. В знак признания огромных заслуг леди Лавлейс один из современных языков программирования получил название Ада [10, 11].

    С ростом специализации и профессионализации науки она становится самостоятельным предметом изучения в университетах, однако долгое время доступ в них женщинам был закрыт. Только в 60-х годах XIX века впервые официально были открыты двери университетов для женщин на равных с мужчинами основаниях. Это были голландские университеты. В 70-х годах того же века их примеру последовали университеты Швейцарии и Англии. В Германии женщины получили право обучаться в университетах лишь с 1890 г. Не только в Голландии, Швейцарии и Англии, но и во Франции уступки в пользу женского высшего образования были сделаны раньше, чем в России.

    Женщины и академии наук

    Начиная с XVII в., времени возникновения первых академий наук (итальянских, Лондонского королевского общества, Парижской, Берлинской, Петербургской  академий наук), периодических научных изданий ("Philosophical transactions", "Journal des savants", "Acta Eruditorum", "Commentarii"), можно говорить о создании не только национальных, но и европейского научного сообщества. Формируется и быстро расширяется круг людей, профессионально занимающихся научной работой. Их деятельность часто поощрялась королями, высшими государственными чиновниками и щедрыми меценатами [12].

    В создании многих научных организаций и обществ самое активное участие принимали и женщины. Так королева прусская Софи Шарлотта (ученица Лейбница) содействовала созданию в 1700 г. Берлинской академии наук. Идея создания Парижской академии наук внушена ее основателю Ришелье мадам Рамбулье, тем не менее женщины свободного доступа в академии не имели. Исключение не составляли и такие выдающиеся женщины как немецкий астроном Мари Винкельман (XVII - начало XVIII вв.), или Софи Жермен (конец XVIII - начало XIX вв.) (первая женщина, награжденная премией французской академии наук за исследования в области теории упругости), или нобелевский лауреат Мария Кюри.

    Одним из немногих счастливых исключений в судьбах женщин-ученых была жизнь Екатерины Романовны Дашковой (1743-1810) — одной из самых просвещенных женщин своего времени, русского литературного деятеля, директора Петербургской академии наук, первой в России женщины (не считая коронованных особ), занявшей государственный пост. Более 11 лет она стояла во главе двух академий наук — Петербургской и Российской.

    Княгиня Дашкова не была исследователем, но оказалась одним из самых талантливых организаторов науки. За время руководства Российской академией наук она восстановила академическое хозяйство, построила новое здание академии, наладила деятельность академической типографии, восстановила старые и основала новые периодические издания организовывала научные экспедиции. Ею были организованы при Академии публичные лекции крупнейших ученых по математике, минералогии, естественной истории, имевшие большой успех и привлекавшие много слушателей. При княгине Дашковой в русском обществе значительно поднялся статус науки и знаний [12].

    Имя нашей соотечественницы, заслужившей мировую славу, российского математика Софьи Васильевны Ковалевской (1850-1891), хорошо известно не только в нашей стране. Ее жизнь и драматическая судьба обстоятельно отражены в многочисленных исследованиях. Напомним здесь лишь некоторые вехи ее биографии. С.В Ковалевская была ученицей выдающегося математика Вейерштрасса. В 1874 г. Геттингенский университет заочно присудил С. В. Ковалевской степень доктора философии с высшей похвалой. Тем не менее, Софья Васильевна, получившая блестящее математическое образование в престижных европейских университетах, не могла найти применения своим знаниям на родине: в те годы женщина в России могла лишь преподавать арифметику в младших классах женских гимназий. Вернувшись в том же 1874 г. в Россию, она на протяжении почти 9 лет не смогла получить место профессора ни в Петербурге, ни в Москве. В 1883 г. ввиду отсутствия какой-либо научной или преподавательской перспективы на родине, С.В. Ковалевская согласилась принять должность приват-доцента в Стокгольмском университете. После проведения первого спецкурса (за который не предусматривалось никакой оплаты), она была избрана профессором Высшей школы на пять лет с твердым окладом. С.В. Ковалевская стала первой женщиной-профессором не только в Стокгольмском университете но и в Европе. Работала в области математического анализа, механики, астрономии. В 1889 г. стала первой женщиной — членом-корреспондентом Петербургской академии наук [14].

    Имя Марии Склодовской-Кюри, французского физика и химика, одной из создателей учения о радиоактивности, также широко известно. По происхождению она полька, с 1891 г. жила и работала во Франции. Она обнаружила радиоактивность, совместно с Пьером Кюри открыла полоний и радий, ввела термин "радиоактивность". Разработала методы радиоактивных измерений, применила радиоактивное излучение в медицинских целях. Ее именем названа внесистемная единица активности радиоактивных изотопов. Заслуги этой женщины перед наукой отмечены двумя Нобелевскими премиями (в 1903 г, по физике, за исследования радиоактивности и в 1911 г., по химии, за исследование свойств металлического радия). В 1907 г. Мария Склодовская-Кюри стала членом-корреспондентом Петербургской академии наук. В конце 1910 г. по настоянию многих ученых ее кандидатура была выдвинута на выборах во Французскую академию наук. За всю историю Французской академии наук ни одна женщина не была ее членом, поэтому выдвижение кандидатуры Марии Склодовской-Кюри привело к жестокой схватке между сторонниками и противниками этого шага. "Моя кандидатура, – писала она в автобиографии, – возбудила живой интерес и принципиально поставила вопрос об участии женщин в Академии. Многие члены Академии противились этому" [15]. После нескольких месяцев оскорбительной полемики в январе 1911 г. кандидатура Марии Склодовской-Кюри была отвергнута на выборах большинством в один голос. Через несколько месяцев Шведская королевская академия наук присудила Марии Склодовской-Кюри вторую Нобелевскую премию по химии "за выдающиеся заслуги в развитии химии: открытие элементов радия и полония, выделение радия и изучение природы и соединений этого замечательного элемента". Мария Склодовской-Кюри стала первым дважды лауреатом Нобелевской премии.

    Приведенные биографические данные неопровержимо свидетельствуют: женщины-ученые существовали в каждой культуре на протяжении всей истории развития общества, однако определенных успехов они могли добиваться только в той среде, где имелось позитивное отношение к научным занятиям. "В одни времена женщина-ученый была воистину редкостным явлением, в другие — научная деятельность женщин считалась вполне допустимой, хотя их научный вклад, как правило, игнорировался" [1]. Правда, существовала опасность, что их научные достижения будут приписаны мужчинам. Женщины-ученые, работавшие самостоятельно, часто публиковали свои работы под псевдонимами, чтобы гарантировать серьезное отношение к ним, или скрывали свое авторство по политическим или религиозным мотивам. В результате до нас дошли имена лишь немногих женщин-ученых [16].
    Женщины в современной науке

    ХХ век вошел в историю как век науки и образования. Женщины получили с мужчинами равные права на образование. Впервые в истории человечества наука стала массовой профессией. Повышающаяся ценность научных кадров ощущается даже во время экономических рецессий и соответственно значительного роста безработицы. Примером может служить период экономического спада в США в 1981-1982 гг. Общая занятость в отраслях обрабатывающей промышленности в 1980-1983 гг. сокращалась в среднем на 3.1 % ежегодно, а численность научно-технического персонала росла ежегодно в среднем на 3 %. Подобная картина наблюдалась и во время рецессии 1991-1992 гг. Действие научно-технического фактора является устойчивым: изменяя структуру занятости, он способствует вовлечению в ряды работающих еще большего числа творческих специалистов [17].

    В настоящее время речь идет уже не об отдельных выдающихся личностях в науке, а о научных работниках как представителях массовой профессии.

    Вхождение женщин в науку не представляло собой непрерывного поступательного процесса. Заметное увеличение их числа наблюдалось с конца XIX в. приблизительно до 1930 г., что совпало с первой волной массового движения женщин за свои права. В последующие 30 лет в большинстве европейских стран, в США и Канаде наметилась противоположная тенденция. Так, в США доля женщин среди докторов наук и в профессорско-преподавательском составе значительно снизилась, и вновь достичь уровня 20-х годов этим странам удалось лишь спустя полвека [18].

    В 60-е годы только что минувшего века начался стремительный рост числа женщин-ученых в мировой науке, что большинство исследователей объясняет ростом образовательного уровня женщин, а также подъемом феминистского движения.

    В настоящее время участие женщин в научно-технической деятельности наиболее ощутимо в США, Германии, Италии, Швеции, Канаде, Восточной Европе (особенно Венгрии, Болгарии, Польше) и в бывшем СССР. С начала 80-х годов их доля выросла в различных научных дисциплинах, причем самые высокие темпы феминизации наблюдались в биологических, химических и медицинских отраслях знания, а в технических соответствующий показатель увеличился в среднем более чем в два раза [19].

    Как показано в [20], представительность женщин в науке и их реальное положение в этой сфере зависят от многих факторов: помимо текущей экономической ситуации серьезное воздействие оказывают также общий уровень научно-технического развития страны, социально-культурные традиции и система законодательства того или иного государства. Доля женщин в науке в целом и в ее элитных структурах в частности выше там, где законодательство надежно уравнивает их с мужчинами в возможности получения образования, трудоустройства и продвижения по службе. Поэтому не удивительно, что, например, в Японии, где законодательная система не гарантирует женщине право на служебный рост после замужества и рождения детей, а ее научной карьере препятствует традиция оплачивать в первую очередь образование сыновей, женщин нет ни среди почетных членов Японской академии наук, ни среди исследователей естественнонаучных факультетов крупнейших японских университетов Токио и Киото.

    История женского труда показывает, что преимущественно феминизируются малопрестижные и низкооплачиваемые сферы деятельности. К сожалению, в последние годы можно говорить о "новой волне" в процессе феминизации науки, когда доля женщин стала возрастать не только из-за того, что их приток увеличивается, но и вследствие уменьшения количества стремящихся сюда мужчин. Явное снижение общественного статуса значимости этой сферы, так или иначе проявившееся в 80-х годах во всех развитых странах, привело к оттоку части мужчин в более престижные социальные области, что вполне соответствует известной ориентированности представителей сильного пола на профессиональные достижения в перспективных и престижных видах деятельности, а также на высокий заработок [20].

    Несмотря на то, что все больше женщин получают университетское образование в естественных и технических науках, они по-прежнему уступают мужчинам на более высоких ступенях научной иерархии. Так, в США в 1997 г. на долю женщин приходилось 33 % докторских степеней в этих областях. Хотя и здесь прогресс очевиден: в 1954 г. этот показатель составлял всего 6 %. Максимальных успехов женщинам удалось добиться в социальных науках, где их доля среди докторов выросла с 9 % в 1954 г. до 51 % в 1997 г., а также в естественных науках, где она увеличилась с 5 % в 1954 г. до 35 % в 1997 г. В технических науках число женщин-докторов остается низким — 12 %, по данным на 1997 г. (в 1954 г. эта доля равнялась 0) [21].

    В связи с тем, что в течение последних десятилетий в США отмечается неуклонный рост абсолютной численности и процентной доли докторских степеней в естественных науках, присуждаемых женщинам академическими институтами, в [22] выделены следующие факторы, которые могли способствовать этой тенденции.

    Во-первых, политические инициативы правительственных и общественных организаций, направленные на увеличение числа женщин, занимающихся научными исследованиями.

    Во-вторых, благодаря значительным социальным изменениям и, в частности, феминистскому движению, достижения женщин в науке, наконец, стали получать признание. Поэтому женщинам стало легче делать научную карьеру. В данном случае проводится аналогия с так называемым эффектом суперзвезды. Артисту, ставшему суперзвездой и получившему общенациональную, а то и мировую известность, уже необязательно достигать выдающихся результатов, на него работает его репутация. Аналогичный феномен можно наблюдать и в отношении женщин в науке, когда женщине-ученому удается пробиться в этой прежде сугубо мужской области и получить национальное признание, ореол "суперзвезды", который образуется вокруг нее, распространяется и на других женщин, только еще начинающих свою научную карьеру. Поэтому, как полагают авторы в [22], факт присуждения Нобелевской премии выдающимся женщинам-ученым, служащий для остальных сигналом, что их усилия не останутся незамеченными, должен положительно сказываться на числе женщин докторов наук.

    С момента учреждения Нобелевской премии в 1901 г. и до 1998 г. ее лауреатами стали десять женщин-ученых (всего с 1901 по 1998 г. Нобелевскую премию получили 449 ученых) [23].

    Как видно из таблицы 1, женщины-ученые стали чаще получать Нобелевскую премию, начиная с 1963 года, а рост количества женщин-докторов наук отмечается с 1966 г. Статистический анализ показал, что присуждение Нобелевской премии действительно оказывает положительное, прямое или косвенное, влияние на женщин, выбирающих научную карьеру [22].

    Увеличение как численности, так и процентной доли женщин среди докторов наук идет параллельно с увеличением финансирования академических исследований. Как утверждается в [22], увеличение финансирования на один миллион долларов приводит к двухпроцентному росту числа женщин-ученых, получающих докторскую степень. Оказалось, что дополнительные доллары оказывают большее влияние на женщин, чем на мужчин.

    Среди европейских стран по числу женщин среди докторов наук на первом месте стоит Франция. Здесь на их долю приходится более 41 % докторских степеней в естественных науках и почти 23 % в технических [21].

    Как показано в совместном докладе, подготовленном Генеральным директоратом ЕС по исследованиям и европейской сетью по оценке технологий, среди ученых, занимающих ведущие позиции в естественных науках, математике и инжиниринге, женщины составляют меньшинство. Так, в Скандинавских странах доля женщин среди преподавателей университетов по естественно-научным и техническим дисциплинам в 1995-1996 академическом году колебалась от 1 до 47 %. Во Франции (где женщины по численности превосходят мужчин в химических науках и науках о жизни) и в Италии они занимают более высокие должности в исследовательских институтах, чем в университетах [24].

    Среди стран ЕС самая высокая доля женщин среди профессоров в естественных и технических областях в Португалии (17 %), а самая низкая — в Германии (5.9 %) и в Нидерландах (5 %). Довольно высокий процент женщин, занимающих профессорские должности в Турции (21,5 %). Относительно неплохо обстоит дело с женщинами-профессорами также в Канаде и Скандинавских странах (табл. 2).

    Эти данные были получены в исследовании, посвященном месту женщин в науке, которое было проведено европейской технологической налоговой сетью (ЕТАN) по заказу Европейского союза. Было установлено, что карьера женщин-ученых зависит от социальных условий и традиций, сложившихся в той или иной стране. Например, в Германии, Нидерландах и Швейцарии женщины, выйдя замуж, либо прерывают свою карьеру (как минимум, на время), либо уделяют ей меньше внимания. Однако в Испании, Франции и Италии, где развита система детских учреждений, большинство женщин работают практически без перерывов на рождение и воспитание детей. Тем не менее, не подлежит сомнению тот факт, женщинам труднее совмещать профессиональный рост и семейную жизнь. Поэтому, по данным ETAN, одиноких женщин-профессоров в три раза больше, чем их коллег мужчин [25].

    Относительно высокая доля женщин среди профессоров в некоторых странах не всегда означает, что им удалось избавиться от дискриминации по признаку пола и что университеты открыты для женщин. В Португалии, например, профессора получают невысокие оклады, поэтому мужчины уходят в другие сферы деятельности — более высоко оплачиваемые — промышленность или юриспруденцию.
    Женщины в советской науке

    Исторически возможность беспрепятственного вхождения в научное сообщество появилась у наших соотечественниц раньше, чем в других странах. Е.З. Мирская и Е.А. Мартынова в [20] выделяют три “волны” феминизации российской науки. До 1917 г. женщины составляли в России менее 10 % научных работников. Уже в начале 20-х гг. у нас были приняты законодательные акты, уравнивающие права мужчин и женщин в получении образования и выборе профессии. Для решения задачи вовлечения женщин в интеллектуальные виды деятельности с целью усиления научно-технического потенциала общества, женщины, особенно выходцы из рабоче-крестьянской среды, получили не только равные права с мужчинами, но и дополнительные льготы при поступлении в вузы и выборе профессии, что явилось основной причиной их притока в науку. С 1918 по 1928 годы удельный вес женщин-ученых среди научных работников РСФСР вырос в 1,7 раза и составлял почти четверть всего кадрового потенциала российской науки. Таких темпов феминизации науки в тот период не имела ни одна другая страна мира [26].

    Полное отсутствие дискриминации по признаку пола и даже определенные привилегии, реализуемые в первые годы советской власти как принцип, создали ситуацию, радикально отличную от западной. Гражданки нового государства вошли в науку в период революционной ломки прежних традиций, им не пришлось преодолевать сопротивление инертных структур стабильного общества. Этот начальный этап социальной истории советской науки заложил основу самосознания, свойственного отечественным женщинам-ученым, у которых не нашли особого отклика ни подъем феминистского движения, ни развитие идеологии феминизма на Западе. Статистические данные свидетельствуют, что тенденция увеличения доли женщин в отечественных научных кадрах носит исторически устойчиво поступательный характер, а в отдельные периоды темпы роста соответствующих показателей заметно опережали таковые для мужчин. Так за период с 1918 по 1919 годы доля женщин увеличилась в пять раз, а с 1929 по 1936 годы в два раза, тогда как доля мужчин соответственно лишь в два и полтора раза [20].

    Вторая “волна” феминизации началась с середины 1960-х годов и совпала с бурным экстенсивным ростом науки. Однако, анализируя ситуацию, сложившуюся в это время, можно говорить скорее о росте абсолютного числа женщин, пришедших в науку, доля же их в научных кадрах увеличилась ненамного [27].

    В середине 70-х годов в связи с падением престижа науки и резким замедлением роста ее финансирования, экстенсивный рост отечественной науки прекратился. В результате произошло относительное понижение оплаты труда в науке, замедлилось должностное продвижение молодых ученых. Это немедленно привело к уменьшению притока мужчин в науку и соответственно увеличению темпов ее феминизации [20].

    В следующие десятилетия дальнейшее падение престижа профессии ученого наряду с высоким образовательным уровнем женщин продолжали способствовать увеличению их количества в науке. К 1988 г. численность женщин, занятых в сфере науки, возросла в 4,6 раза по сравнению с 1961 г. и составила 40,3% от общего числа научных работников [28].
    Современное состояние проблемы

    Одной из характерных особенностей общественного разделения труда современной эпохи перехода от индустриального к информационному обществу является усиление роли науки и ученых в функционировании и развитии общества. Общей тенденцией развития современной мировой науки является ее феминизация. Проблемы работы женщин в науке, ее эффективности свойственны всем без исключения промышленно развитым странам.

    Процесс феминизации науки имеет свои национальные особенности, но в целом ему присущ ряд единых для большинства промышленно развитых стран закономерностей. В общесоциальном контексте вхождение женщин в науку рассматривается как активное вовлечение их в общественное производство в сфере высококвалифицированного труда. В условиях расширения общественного производства, развития науки и, соответственно, существования достаточной потребности в рабочей силе, в том числе и в научных кадрах, это явление оценивается в качестве позитивного. Однако, как показывает мировой опыт, при экономической нестабильности и росте безработицы в первую очередь страдают женщины. В полной мере это относится и к женщинам-ученым, которые при одинаковом с мужчинами образовании, профессиональном опыте и трудовом стаже в неблагоприятных условиях чаще лишаются своих мест, в лучшем случае они занимают временные должности или заняты неполный рабочий день. Так, в нестабильной ситуации 1987 г. уровень безработицы в области науки и техники составил среди американок 2,7 %, среди американцев — 1,3 %, среди имеющих степень доктора соответственно — 1,6 % и 0,7 % [29]. Социологическое исследование по поводу "грядущей безработицы" в российской науке, проведенное в 1991 г., показало, что боязнь остаться без работы испытывали 45 % женщин-ученых и 28 % их коллег-мужчин [30].

    Еще одна современная тенденция заключается в том, что в развитых странах женщин ученых стали расценивать в качестве дополнительного ресурса научно-технического потенциала. Особенно это заметно в США, где привлечение женщин в науку рассматривается как один из реальных способов сохранения научного лидерства [20].

    Несмотря на это, по-прежнему сохраняются основные формы половой дискриминации женщин в науке. Первая вынуждает женщину выполнять нетворческие, почти технические виды работ, необходимые для развития любой научной дисциплины, но не дающие ни признания, ни настоящего удовлетворения. Вторая вынуждает образованных, одаренных и талантливых женщин оставаться на положении помощников, невидимых и плохо оплачиваемых. По этим причинам сохраняется диспаритет в научной продуктивности мужчин и женщин в пользу мужчин, разрыв в уровне их заработной платы. Согласно докладу Научного национального фонда США 1984 г. зарплата женщин-ученых и инженеров в среднем составляла 80 % зарплаты мужчин. Этот разрыв оставался постоянным все 80-е годы [16]. Отношение среднемесячной номинально начисленной заработной платы женщин в науке и научном обслуживании России к заработной плате мужчин в России составила 68 %, в Беларуси — 78,1 % [31,32]/

    В академическом секторе, где работает большинство женщин-ученых, они добились определенных успехов. однако это касается преимущественно низших академических степеней - магистров. По мере обращения к более высоким ступеням академической иерархии диспаритет между мужчинами и женщинами становится все заметнее. В академических институтах стран Западной Европы и США женщины чаще всего занимают временные должности, заняты неполный рабочий день и редко имеют профессорскую должность и тенюре (контракт на бессрочное исполнение обязанностей).

    Таким образом, совершенно очевидно, что "чем выше по карьерной лестнице поднимается женщина, тем меньше для нее остается воздуха". Наиболее ярким примером уменьшения доли женщин по мере продвижения их по ступеням научной иерархической лестницы служит Германия. Здесь женщины составляют примерно 52 % среди общего числа абитуриентов, среди студентов их уже 48 %, ученую степень по окончании вуза получают только 30 %. Преподавать в университетах их остаются лишь 12 % и только половина из них получает впоследствии профессорское звание [24]. По данным 1984 г. женщин среди профессоров было 5,2 %, причем среди профессоров высшей категории этот показатель был еще ниже — 2,6 % [33].

    Доля женщин среди членов научных академий в Европе (вместе с Россией, балтийскими государствами, Индией, Японией, Австралией) колеблется от нулевого уровня (Австралия, Греция, Португалия) до 14,6 % (Турция), 12,3 % (Исландия), 11,1 % (Норвегия) [21].

    В Великобритании доля женщин среди членов Лондонского королевского общества выросла в 9 раз (с 0,4 % в 1994 году до 3,6 % в 1998 году). Что же касается участия женщин в органах, занимающихся государственной научной политикой, то в странах ЕС их число варьирует от 4 % (австрийский совет по научным исследованиям) до 37 % (Испанский высший совет по научным исследованиям) и 40 % (Датский совет по медицинским исследованиям) [24].

    С момента учреждения Нобелевской премии в 1901 г. и до 1998 г. ее лауреатами в области физики стали две женщины (общее число награжденных — 158 человек), в области химии — три (из 131) и в области физиологии и медицины — шесть (из 168). Среди лауреатов других престижных наград за достижения в различных областях науки также большинство мужчин [24].

    Чтобы добиться высоких научных результатов и получить признание женщина-ученый, кроме образования, таланта и квалификации, должна обладать высокой внутренней организацией, нередко следуя правилу, сформированному Х. Болтон еще в 1898 г.: у женщины-ученого должно хватить сил на то, чтобы быть готовой к одиночеству и преодолеть сарказм и насмешки мужчин, которые ревниво относятся к посягательству на то, что они считают своей прерогативой (занятие наукой).

    Таким образом, сегодня женщины в большинстве развитых стран мира имеют равный с мужчинами доступ к высшему образованию. Теперь перед ними стоит задача достичь такого же равенства на высших ступенях научной иерархии, необходимо, чтобы женщины стали равноправными членами научного сообщества, что они заслужили годами упорных занятий и исследований.
    Литература

    1. Алик М. Наследство Гипатии: история женщин в науке с античности до конца XIX века, 1996.

    2. http://www.ug.ru/97.08/t18_1.htm.

    3. Елена Косолобова. Пифагорейская школа. Философский словарик. № 4-1999.//grek.ru/phil/firstphil.php.

    4. Женщины-легенды /Сост., науч. ред. и авт. предисл. В.А. Федосик. — Мн.: Беларусь, 1993.

    5. Штекли А. Гипатия, дочь Теона //Прометей, т.8, 1971.

    6. Арлоў У. Еўфрасіння Полацкая. – Мн.: Маст. літ., 1992.
      1   2
    написать администратору сайта