Главная страница
Навигация по странице:

  • ПЕДАГОГИКА Г.Л. Зайцева ЖЕСТОВАЯ РЕЧЬ ДАКТИЛОЛОГИЯ

  • В.И. Селиверстов

  • Зайцева Г.Л.

  • Зайцева Г.Л. - Жестовая речь - 2000. Дактилология


    Скачать 5.45 Mb.
    НазваниеДактилология
    АнкорЗайцева Г.Л. - Жестовая речь - 2000.doc
    Дата28.01.2017
    Размер5.45 Mb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаЗайцева Г.Л. - Жестовая речь - 2000.doc
    ТипДокументы
    #370
    страница1 из 15
      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15













    КОРРЕКЦИОННАЯ

    ПЕДАГОГИКА
    Г.Л. Зайцева

    ЖЕСТОВАЯ РЕЧЬ

    ДАКТИЛОЛОГИЯ

    Рекомендовано Министерством образования

    Российской Федерации в качестве учебника

    для студентов высших учебных заведений

    Москва


    ББК 74.3 317

    317

    Руководитель издательской программы подготовки учебников и учебных пособий для высших и средних специальных учебных заведений по коррекционной педагогике и специальной психологии — лауреат Государственной премии в области образования Российской Федерации, заслуженный работник высшей школы Российской Федерации, профессор В.И. Селиверстов

    Рецензенты:

    кандидат педагогических наук, профессор К.В. Комаров;

    кандидат педагогических наук Е.З. Яхнина; кафедра дошкольной коррекционной педагогики и специальной психологии дефектологического факультета МПГУ (зав. кафедрой профессор В.И. Селиверстов)

    Зайцева Г.Л.

    317 Жестовая речь. Дактилология: Учеб. для студ. высш. учеб. заведений. —

    М.: Гуманит. изд. центр ВЛАДОС, 2000. — 192 с. — (Коррекционная

    педагогика).

    ISBN 5-691-00373-9.

    В учебнике освещаются вопросы структуры жестовой речи и ее функционирования в коммуникативной деятельности глухих; рассматриваются взгляды представителей различных систем обучения глухих на роль жестовой речи в учебно-воспитательном процессе специальной школы. Читатели познакомятся с дактильным алфавитом, лексикой и грамматикой русского жестового языка; приводится краткий словарь жестов.

    Адресован студентам дефектологических факультетов педвузов и колледжей, сурдопедагогам, психологам, лингвистам, сурдопереводчикам, а также родителям глухих детей.

    ББК. 74.3


    © Зайцева ГЛ., 2000

    © «Гуманитарный издательский центр

    ВЛАДОС», 2000

    © Серийное оформление.

    ISBN 5-691-00373-9 Художник Уранова М.Л, 2000
    Светлой памяти моей мамы

    Софьи Ефимовны Ицковой

    ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ, или Что бы хотел автор



    Создавая эту книгу, автор очень хотел бы помочь студентам в изучении дактилологии и жестовой речи. Содержание соответствующего учебного курса значительно изменилось, многие вопросы, которые излагаются в лекциях и обсуждаются на практических и лабораторных занятиях, крайне скупо освещены в специальной литературе. Автор хотел бы по мере своих сил и возможностей восполнить этот пробел.

    Много лет автор читал курс «Дактилология. Жестовая речь» на дефектологических факультетах МГПИ им В.И. Ленина (ныне МПГУ) и МГЗПИ (ныне МПГОУ). Содержание прочитанных лекций составило основу книги. Организуя материал пособия — выбирая факты и способ изложения, автор стремился опираться на свой преподавательский опыт: и на хорошо запомнившиеся лекторские удачи, и на неизбежные — увы! — и тем более не забывающиеся промахи.

    Естественно, автор хотел бы как можно лучше использовать в книге свои находки и не повторять допущенные ранее ошибки. Осуществить это далеко не просто.

    Дело в том, дорогой читатель, что интересующие нас вопросы относятся к сложнейшей и, пожалуй, самой дискуссионной проблеме сурдопедагогики — системе речевых средств обучения и воспитания учащихся с недостатками слуха. Нужно ли наряду с устной и письменной речью использовать в работе с глухими жестовую речь? Это, как подчеркивал Л.С. Выготский, один из основоположников отечественной дефектологии, — «центральный, но специальный вопрос» теории и практики обучения глухих. Почему центральный? Потому что специалисты, создавая систему обучения и воспитания учащихся с недостатками слуха, разрабатывая методы и средства педагогического процесса, неизбежно исходили и исходят из своей оценки жестовой и дактильной речи как средств общения глухих. А почему специальный (т. е. частный)? Потому что взгляды на роль и дактильной, и жестовой речи в учебно-воспитательной работе непосредственно зависят от того, как определяются цели и задачи педагогического процесса, как понимается лингвистическая природа жестового языка и роль жестовой речи в коммуникативной и познавательной деятельности глухих.

    Автор хотел бы, чтобы будущие сурдопедагоги хорошо разбирались в концепции дактильной и жестовой речи, сложившейся в современной сурдопедагогике. Хотелось бы, чтобы ты, дорогой читатель, знал, что не только за рубежом, но и в России существуют различные точки зрения по интересующим нас вопросам. Хотелось бы, чтобы молодые коллеги автора могли вникнуть в суть аргументации представителей различных подходов, критически проанализировать приводимые ими доводы и, главное, выработать собственные убеждения. Все это возможно только тогда, когда ты, дорогой читатель, приобретешь достаточный уровень компетенции в проблеме. И именно этого автор хотел бы больше всего. Но отсюда неумолимо следует, что студентов необходимо ввести в круг весьма сложных теоретических проблем современной науки — лингвистических, психологических и др. Автор долго размышлял, каким образом рассказать все это читателям, чтобы у них не было оснований вспоминать чеховское «они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном».

    Избранный в книге способ изложения явно не соответствует существующей традиции, многократно апробированным приемам, обычно используемым в учебно-методической литературе.

    Стремясь воплотить свои замыслы, автор выбрал такую структуру пособия. Введение, как ему и положено, вводит читателя в проблему. В нем рассказывается о дактильной и жестовой речи как пространственно-двигательных системах общения, используемых наряду с другими кинетическими системами коммуникации человечества (жесты спортивных судей, жестовая речь индейцев и др.), о сходстве и различиях в их структуре и функциях, о вербальной и невербальной коммуникации.

    В главе 1 рассматриваются структура и особенности функционирования дактильной речи. Глава 2 посвящена лингвистическому анализу жестовой речи, глава 3 — вопросам развития жестовой речи и ее функциям в коммуникативной деятельности глухих. В главе 4 обсуждаются проблемы использования дактильной и жестовой речи в сурдопедагогическом процессе. Список литературы включает произведения, которые тебе нужно прочитать, дорогой читатель. Произведения, использованные автором (часть из них рекомендуется как дополнительная литература), названы в постраничных сносках.

    Серьезно работая с литературой, слушая лекционный курс, ты, дорогой читатель, получишь достаточную теоретическую базу по предмету. Однако, чтобы четко определить свою позицию в отношении дактильной и жестовой речи, тебе необходимо также накопить побольше наблюдений, сделанных на уроках и во внеклассное время. Неоценим тут будет и собственный опыт, который ты сможешь приобрести, помогая учителям, воспитателям, методистам, руководителям кружков. Ну и конечно, ты должен овладеть умением общаться при помощи дактильной и жестовой речи. Автор хотел бы надеяться, что в этом тебе поможет жестовый словарь, помещенный в книге.

    В заключение автор хотел бы выполнить приятный долг и поблагодарить тех, кто помог ему в создании этой книги, — выразить свою глубокую признательность Е.А. Малхасьян, Л.А. Плуталовой, И.В. Цукерман. В процессе нашей совместной преподавательской деятельности и доброго творческого сотрудничества выкристаллизовывались основные идеи и содержание этой книги. Самая искренняя благодарность Т.П. Давиденко — знатоку и исследователю своего родного жестового языка, чьи замечания и советы были поистине неоценимы. Автор хотел бы также сказать большое спасибо всем бывшим студентам МГПИ им. В.И. Ленина и МГЗПИ, которые горячо, заинтересованно и откровенно (после сдачи зачетов) обсуждали прослушанный курс, высказывали свои замечания, интересные соображения о путях его совершенствования. Хотелось бы думать, что результаты наших плодотворных дружеских дискуссий нашли отражение в пособии. Автор бесконечно признателен своей маме Софье Ефимовне Ицковой — самому незаменимому и верному помощнику в работе над книгой и подготовке рукописи к печати.

    Сколь удачной получилась книга — судить читателю. Автор заранее благодарит тех, кто найдет время и сочтет возможным написать, что им не понравилось в книге, что в ней следовало бы изменить, изложить иначе, подробнее или, наоборот, короче. Автор хотел бы надеяться, что в будущей работе ему удастся учесть ваши пожелания, дорогие читатели.

    ВВЕДЕНИЕ

    КТО, КОГДА И ГДЕ ОБЩАЕТСЯ ЖЕСТАМИ. Дактильная и жестовая речь глухих — кинетические формы вербальной и невербальной коммуникации



    На вопрос, кто, когда и где общается жестами, ты, наверно, смог бы ответить. Хотя, возможно, и не совсем полно. Но важно еще знать, зачем и почему люди прибегают к разговору при помощи жестов, а также — как устроено такое общение. Это позволит яснее представить специфику структуры и функционирования дактильной и жестовой речи глухих, каждая из которых является разновидностью двигательной, или кинетической, коммуникации человечества.

    Как известно, звуковой язык возник около 30—50 тыс. лет назад. С тех пор словесный язык, или вербальная (лат. verbalis словесный) система коммуникации, — основное средство общения в человеческом обществе. Столь же древне и общение людей с помощью невербальных средств — жестов. Некоторые ученые считают, что жестовый язык предшествовал звуковому, т. е. люди общались жестами раньше, чем научились разговаривать. И в наши дни, когда функции словесной речи продолжают расширяться, область применения невербальных знаков довольно значительна и включает использование условных графических символов (дорожных знаков, вывесок, указателей и др.) и, безусловно, различных жестов.

    Прежде всего отметим, что жесты очень часто (если не всегда) участвуют в непосредственном межличностном общении, составляя его весьма важный невербальный компонент. Причем используются они по-разному, в зависимости от целей и ситуации общения. Например, в официальной обстановке лектор чаще всего прибегает к жестам-указаниям (на какие-либо наглядные пособия) и жестам, выделяющим главное в содержании, способствующим расстановке логических акцентов. При непринужденном, неофициальном общении в разговорной речи функции жестов сложнее и разнообразнее. Жесты могут выступать в роли самостоятельных реплик. Скажем, в ответе на вопрос: «Можно взять книгу?» — собеседник делает жест, выражающий разрешение, соглашение. Широко распространен жест «всплеснуть руками», передающий значение удивления, и т. д. Зачастую жесты сопровождают словесный (или вербальный) текст, сообщая недостающую в нем информацию: «Дайте мне, пожалуйста, вот такую (жестом показывается ширина) ленту» и др.

    Высказывания разговорной речи являются результатом взаимодействия вербальных и невербальных компонентов, причем вербальная составляющая в них — центральная. Правда, отдельные сообщения, состоящие только из жестов, возможны (например, при построении людей в какую-либо группу жестами показывается: ТЫ — ЗДЕСЬ, ТЫ — ТАМ). Однако совокупность жестов, используемых в качестве невербальных компонентов в высказываниях разговорной речи, не составляет самостоятельной коммуникативной системы.

    Особая область использования жестов — это искусство (пантомима, опера, драма и др.). В пантомиме невербальная коммуникация (жест), наряду с телодвижением, служит для поэтического воспроизведения различных жизненных ситуаций, чувств и настроений. В некоторых видах индийского классического театра устные монологи, песни и танцы актеры сопровождают жестами-символами, обозначающими конкретные предметы, действия, переживания. Такая условная жестовая система понятна всем зрителям этой многоязычной страны и позволяет передавать содержание сложных литературных произведений. В классическом драматическом театре Японии жесты также являются равноправной частью системы выразительных средств и имеют раз и навсегда установленные значение и форму. Как видим, в этих случаях жесты имеют различные функции. Но ни в одном из названных направлений жесты также не являются самостоятельной системой общения актера с публикой — они всегда только составная часть языка искусства.

    А вот жесты, применяемые, например, на транспорте, в армии, в спорте и др., — это самостоятельные невербальные системы общения, хотя и не такие сложные. На транспорте набор жестов включает распоряжения постовых-регулировщиков и сигналы водителей. Жестовые сигналы водителей обязательны, когда у транспортного средства отсутствуют или не работают световые указатели поворота и торможения. Определены также жесты-сигналы машинистам поездов, предупреждающие их об опасности.

    В армиях многих государств установлен набор жестов-приказов, которые применяются при определенных условиях (невозможность или нецелесообразность подачи команды голосом), для управления строем, для других распоряжений.

    Иное дело в спорте. Во время состязаний судьи применяют международные жесты. Ведь их распоряжения должны быть понятны участникам соревнований из любой страны. В различных видах спорта одинаковые по форме жесты имеют различное значение. Например, в хоккее и футболе руки судьи, поднятые вверх над головой, означают конец игры, а в волейболе — это указание на определенную ошибку игрока и назначение штрафа его команде. Количество жестов в общении судьи со спортсменами необходимо и достаточно для выполнения каждой системой ее коммуникативных функций.

    Итак, в спорте, на транспорте и т. д. применяются кинетические системы, состав которых нормативен, узаконен. Такие системы самостоятельны, хотя и имеют совершенно конкретное назначение и строго ограниченную область применения.

    Помимо систем, имеющих сравнительно узкие коммуникативные функции, существуют более универсальные по назначению и сложные по строению жестовые системы. Сюда следует отнести жестовые системы общения некоторых племен североамериканских индейцев и австралийцев, членов ряда монашеских орденов (принимающих обет молчания) и, разумеется, дактильную и жестовую речь глухих.

    Жестовые системы некоторых племен североамериканских индейцев и австралийских аборигенов (племени аранта и др.), очевидно, самые древние из известных науке. Они издавна применялись в условиях войны и охоты, когда удобным оказывалось беззвучное общение. У австралийцев жесты использовались во время некоторых ритуальных церемоний. Так, наряду с другими испытаниями, которым подвергался юноша, прежде чем его принимали в коллектив взрослых охотников, он проходил проверку на «умение молчать». Ему разрешалось пользоваться только жестовой речью. Вдова племени аранта в период траура (от месяца до года) также была обязана прекратить пользоваться устной речью и переходила на жестовый язык, который был понятен всем членам племени. Жестовая система, функционирующая среди индейцев и в настоящее время, едина для групп, говорящих на родных языках, и используется как средство межплеменного общения. Жестовая речь индейцев и австралийских аборигенов — не перевод со словесного языка. Она имеет «собственную» грамматику и вполне обеспечивает удовлетворение нужд в той сфере коммуникации, для которой предназначена. Основным повседневным средством общения, естественно, служит словесная речь.

    Жестовая система общения, принятая среди членов некоторых монашеских орденов (траппистов, бенедиктинцев), — также своеобразная лингвистическая система. Для монахов, давших обет молчания, жестовая речь — основное средство межличностного общения. Пользуются они, конечно, и письменной формой словесного языка.

    Итак, все кинетические системы, о которых шла речь, различаются по структуре (составу, принципам устройства, уровню «коммуникативной самостоятельности») и функциям (сфера и частота использования).

    Теперь перейдем к дактильной и жестовой речи глухих, которым и посвящена эта книга. Дактильная речь — это особая кинетическая система. Движения рук (жесты) в данном случае обозначают не сами явления окружающего мира (как в искусстве, у индейцев и т. д.), а буквы алфавитов национальных языков. Но ведь буквы сами служат для называния этих явлений, так как они являются элементами слов (единиц письменной речи). Следовательно, по структуре дактильная речь — это речь при помощи жестовых обозначений букв, иначе говоря, обозначения обозначений. Используя набор дактильных знаков, говорящий следует грамматике словесного языка (русского, английского и т. д.). Таким образом, дактильная речь — своеобразная кинетическая форма словесной речи, вербальной коммуникации. Функции дактильной речи довольно широки: дактилология применяется в общении слышащих (учителей, родителей и др.) и глухих, а также принимает участие в межличностной коммуникации глухих, осуществляемой главным образом при помощи жестовой речи.

    Система жестового общения глухих имеет сложную структуру, включает две разновидности жестовой речи: русскую и калькирующую. Русская жестовая речь (РЖР) — это общение при помощи средств русского жестового языка — самобытной лингвистической системы, обладающей своеобразной лексикой, грамматикой и т.д. Калькирующая жестовая речь (КЖР) — калькирует лингвистическую структуру словесного языка. Калькирующая жестовая речь — вторичная знаковая система, которая усваивается на базе и в процессе изучения глухим ребенком словесной речи. Жесты здесь являются эквивалентами слов, а порядок их следования такой же, как в обычном предложении. Нам еще предстоит подробно анализировать структуру и функции дактильной и жестовой речи в последующих главах. А сейчас подытожим сказанное.

    Рассматривая особенности различных жестовых систем, мы выяснили, в чем их различие, в чем сходство. Еще раз подчеркнем: главное, что объединяет эти системы, — способ передачи и восприятия информации. В качестве основной смысловой единицы здесь служит жест — кинетический акт, в котором участвуют в первую очередь руки. Двигательная природа жеста и его визуальное восприятие обусловливают такие особенности жестовых языков, как возможность определенным образом расположить жест в пространстве (ближе, дальше, правее, левее и т. д.), исполнить одновременно два жеста двумя руками и т. д. Например, судья вовремя хоккейного матча одновременно исполняет два жеста: правую руку с двумя вытянутыми пальцами поднимает вверх (это означает удаление с поля на две минуты), а левую протягивает в направлении провинившегося игрока. Такие высказывания широко распространены и в жестовой речи глухих. К примеру, сообщая, что торшер находится над креслом, глухой рассказчик, левой рукой выполняет жест КРЕСЛО, а правой — ТОРШЕР. Руки располагаются таким образом, что собеседник, воспринимающий информацию визуально, получает все сведения о пространственном положении предметов. Понятно, что в словесном языке такой способ — одновременное произнесение двух слов —совершенно невозможен.

    Общность двигательно-визуальной субстанции жестовых систем общения — одна из причин наличия в некоторых из них одинаковых или похожих жестов (например, таких, как жесты ДОМ в русском и американском жестовом языке глухих и в системе жестового общения индейцев). Руки при исполнении каждого из них располагаются в пространстве таким образом, что как бы моделируют крышу дома, которая чаще всего устроена примерно одинаково.

    Именно поэтому-то одинаковые жесты встречаются в национальных жестовых языках глухих. В грамматике национальных жестовых языков также выявлены некоторые общие закономерности (универсалии). Но не надо думать, что жестовая речь глухих вообще универсальная система. Лингвистические исследования, широко развернувшиеся в наши дни во многих научных центрах Европы и Америки, показали, что жестовые языки глухих разных стран отличаются своеобразием лексики и грамматического строя.

    Помимо национальных жестовых систем существует международный язык жестов, называемый ж е с т у н о . Это своего рода жестовый эсперанто (правда, в отличие от эсперанто для жестуно не создана собственная грамматика). Перед создателями жестуно стояла задача облегчить общение между глухими при проведении мероприятий, организуемых Всемирной федерацией глухих (съездов, симпозиумов, состязаний неслышащих спортсменов и др.). Иначе на подобных встречах необходим многоступенчатый перевод. Предположим, представитель Великобритании делает доклад на национальном жестовом языке. Его речь переводится на соответствующий словесный язык — английский. Для того чтобы содержание выступления было понятно членам других делегаций, скажем, делегатам Всероссийского общества глухих, должен быть обеспечен перевод с английского языка на русский, а затем с русского — на жестовый язык, принятый среди глухих Российской Федерации. Такая сложная процедура серьезно затрудняет и замедляет общение. В связи с этим международным комитетом, состоящим из представителей нескольких стран, был отобран и опубликован словник, включающий около 1500 жестов, сгруппированных по темам: люди, межличностные отношения, юстиция, природа и т. д. Жесты, вошедшие в международный лексический фонд, в основном отобраны из национальных жестов, частично — вновь сконструированы членами комиссии. Однако существенным недостатком жестуно является отсутствие грамматики. Глухие выстраивают жесты или по законам национального языка, или следуя грамматике английского языка. И в том и в другом случае коммуникация между глухими из разных стран затруднена.

    В настоящее время на международных форумах глухих используется система общения, получившая название международный жестовый язык. На международном жестовом языке выступают глухие докладчики, на нем осуществляется перевод всех устных выступлений. На этом языке делегаты ведут и неофициальные беседы. Недоразумений, как правило, не возникает. Международный жестовый язык работает! Каким образом? Выяснилось, что собеседники частично заимствуют жесты из жестуно, частично используют изобразительные движения, естественные жесты, пантомиму. А вот грамматика основана на морфологических и синтаксических универсалиях, общих для многих национальных жестовых языков. Но пока международный жестовый язык — загадка для науки.

    Закончим наше краткое введение некоторыми замечаниями по поводу терминов, встречающихся в книге.

    Вполне понятно, что автор стремился не загружать книгу специальной терминологией, однако хотел бы честно предупредить тебя, дорогой читатель: те термины, которые в пособии есть, включены в книгу намеренно. Многие из них, конечно, можно было бы и не использовать. Однако автор полагает, что его читателю, получающему высшее гуманитарное образование, полезно знать термины, общеупотребительные в современной лингвистической и психолингвистической литературе. Эти термины вводятся по мере необходимости и разъясняются в соответствующих разделах пособия. Однако по поводу термина жестовая речь следует сказать несколько слов предварительно. Дело в том, что в специальной литературе кроме терминов «жестовая речь», «жестовый язык» встречается множество других обозначений: «мимико-жестовая речь», «мимика» и др. Такая терминологическая неразбериха является крайне нежелательной: это затрудняет взаимопонимание между специалистами, осложняет учебно-педагогический процесс при подготовке сурдопедагогов и т. п.

    Современная наука стремится к ликвидации терминов-синонимов, к установлению обоснованных обозначений, отражающих существенные признаки понятий. Как мы уже выяснили, существенным признаком, основным элементом жестового общения глухих является жест. Почему же обозначения типа «мимика», «мимическая речь» и т. п. встречаются достаточно часто? Оказывается, дело в том, что в русском языке первой половины XIX в., когда появились первые в России книги о глухих, слово «мимика» имело другое значение. Это слово понималось как обозначение способа выражения мыслей и чувств не только при помощи движений мышц лица (как это мы понимаем сегодня), но и при помощи телодвижений, включая движения руками. Поэтому для сурдопедагогов того времени термин «мимическая речь» обозначал общение при помощи движений рук и мышц лица. Однако постепенно за русским словом «мимика» закрепилось новое значение — движение мышц лица, а для обозначения движений рук выделилось слово «жест». В настоящее время термины «мимическая речь», «мимико-жестовая речь» оказались устаревшими и используются просто по традиции.

    Автор пользуется терминами «жестовый язык», «жестовая речь». Более подробно значение этих терминов раскрывается и уточняется во второй главе книги.

    Внимательный читатель, уже знакомый с публикациями автора, конечно, заметил, что автор использует новые термины: русский жестовый язык (вместо — разговорный жестовый язык) и русская жестовая речь (вместо — разговорная жестовая речь). Старые термины оказались не совсем удачными и вызвали справедливую критику. Новые термины более точно отражают содержание понятий, о которых идет речь, и вполне соответствуют принятой международной терминологии, например: American Sign Language — американский жестовый язык; British Sign Language — британский жестовый язык; la langue des signes Française — французский жестовый язык и др.

      1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   15