Главная страница
Навигация по странице:

  • АВТОНОМНОСТЬ (операционно замкнутая система)

  • БИЛЕТ

  • 2. Период «терапевтического нигилизма»

  • САНОГЕНЕЗ

  • ответы по вопросам на экзамен. Билет философия и круг изучаемых ею проблем Слово философия


    Скачать 478.5 Kb.
    НазваниеБилет философия и круг изучаемых ею проблем Слово философия
    Анкорответы по вопросам на экзамен.doc
    Дата02.02.2017
    Размер478.5 Kb.
    Формат файлаdoc
    Имя файлаответы по вопросам на экзамен.doc
    ТипДокументы
    #1813
    КатегорияФилософия. Логика. Этика. Религия
    страница6 из 6
    1   2   3   4   5   6

    АУЭТОПОЭТИЧНОСТЬ – касается только паттерна живых систем, и полная теория жизни получится при учете разных видов организации этого паттерна.

    АВТОНОМНОСТЬ (операционно замкнутая система) – испытывает не специфическую активацию со стороны внешней среды, определяясь в своем развитии преимущественно внутренними закономерностями. Такая система представляет собою фрагмент реальности, относительно изолированный от окружающей среды по каузаль­ной структуре. Внешняя среда не может извне определить авто­номную систему, прорвать ее каузальную непроницаемость — вот пожалуй тот главный смысл, который несет в себе идея аутопоэза.
    БИЛЕТ 75. Теория аутопоэза и синергетика.

    Или теория Сантьяго. «АУТОПОЭЗ» - (греч-само-творение, самосозидание). Одна из современных попыток выразить критерий жизни. Холистический смысл слова. Это не репродукция! Все живые – это аутопоэтические системы. Теория аутопоэза — это, по-видимому, некоторая переходная модель, делающая новый шаг в направлении к более холистическому образу жизни. И у этой модели также есть свое «холистичес­кое бессознательное», звучащее в самом слове «аутопоэз». Когда произносишь это слово, возникает явный холистический смысл, выражающий нечто обращенное на себя и само-творящее. Многие смыслы теории аутопоэза оказываются окруженными этакой «аурой жизни». Но весь вопрос в том, удается ли «сознательной» части этой теории выразить адекватно интуицию жизни. В явных сред­ствах теории чувствуется более холодный и неорганический фун­кционализм, который, как мы видели, не находит в себе препят­ствий и при распространении на интуитивно неживые объекты.

    СИНЕРГЕТИКА – (греч –совместное действие), одно из ведущих направлений современной науки, репрезентирующие собой естественно – научный вектор развития теории не линейных динамик в современной культуре. Исследователи: Пригожин, Николис, Хакен.
    БИЛЕТ 76. Понимание структуры и функций нервной, иммунной и эндокринных систем в теории аутопоэза.

    Матурана развивает идеи аутопоэза в приложению и развитию нервной системы. Согласно кот нс отражает происходящее во внешнем мире события. Это было бы возможно только при неавтономности нс, когда среда казалась бы причиной изменения происходящих в нс событий. Поскольку, согласно Матуране, нс операционно замкнута, то она не столько отражает внешний мир, сколько воспроизводит свою внутреннюю активность, постоянно и неспецифически активируясь внешней средой.

    Варелы рассматривается модель иммунной системы, как аутопоэтической. Вызывание стериатипного иммунного ответа на внешний агент как на чужеродное образование характеризует скорее аварийный режим работы иммунитета, когда снижается автономность, и внешняя среда близка к детерминации работы иммунной системы. В норм-м режиме скорее идет процесс поддержание молекулярной индивидуальности организма, в кот приток внешнего субстрата и автономное реагирование на него есть выжный фактор поддержания и развития иимунных сил организма.

    Подобным обр-м рас-ся модели взаимод-я: нервной, иммунной и эндокринных систем в рамках единой аутопоэтической системы организма. Важную роль в обеспечении сетевых взаимодействий этих подсистем играют нейропептиды – низкомолекулярные белки, кот одновременно вып-т ф-и нейромедиаторов, иммунных факторов и тканевых гормонов. Сетевое взаимодействие 3 подсистем лежит в основании моделей психосоматической медицины.
    БИЛЕТ 77. Кобинативно-комплементарные системы и матричное копирование как модель живой системы на околомоллекулярном уровне.

    Комбинативно-комплементарная модель живой системы, состоящей из некоторых генетически детерми­нированных элементов, самопроизвольно организующихся в струк­туры более высокого порядка. Элементы такой системы незави­симы друг от друга и могут образовывать внешние комплексы из-за комплементарности (по типу «ключ-замок») входящих в них элементов. Простейшей моделью такой системы является набор пластмассовых деталей, в котором комплементарные детали при встрече могут образовать относительно устойчивые комплексы. Такой комплекс может находиться в условиях постоянного перемешивания, чтобы обеспечить случайное соединение любых ком­плементарных структур. После встречи комплементарных элемен­тов они образуют относительно устойчивый комплекс, который, однако, всегда может быть «расцеплен» более сильными «встряс­ками», а затем всегда может образоваться вновь. Комбинативно-комплементарные структуры — частный случай комбинативных структур, для которых независимые комбинации элементов явля­ются автоморфизмами, т.е. преобразованиями, не разрушающи­ми, а лишь меняющими состояния системы. Специфика комбинативно-комплементарных структур состоит лишь в дополнитель­ном наличии комплементарностей у элементов, обеспечивающих случайную самосборку тех или иных комплексов. Например, не­который белок будет связываться с определённым сайтом ДНК благодаря соответствию пространственной конфигурации центра связывания белка с топографией данного участка молекулы ДНК. Комбинативно-комплементарная структура в принципе не может быть разрушена случайным воздействием извне. Наоборот, такое воздействие лишь «перетрясет» элементы, которые рано или по­здно соберутся вновь. Но тогда ясно, что такая структура и не создает по настоящему целостностей. Те комплементарности, ко­торые в ней есть, — это лишь видимости целостностей, в основе которых лежат внешне независимые элементы, внешне и обрати­мо связанные в комплексы. С другой стороны, кажется, что такая природа комбинативно-комплементарных структур обладает по­вышенной способностью к самовосстановлению и неуязвимостью к внешним воздействиям. По крайней мере, комбинативно-комплементарные структуры хороши там, где не нужна высокая це­лостность и где среда находится в состоянии постоянного пере­мешивания и «пляски». По-видимому, такова именно околомолекулярная среда живой клетки.

    Под матрич­ным копированием мы имеем в виду процесс образования копий на основе комплементарности с некоторой матрицей, например, об­разование отпечатков одного материального объекта на поверх­ности другого, комплементарность двух дополнительных форм и т.д. В отличие от семиотического процесса, матричное копирова­ние полностью протекает в плане актуального бытия, в то время как семиозис предполагает, что актуальному бытию принадлежит в первую очередь синтаксис, а с актуальными элементами син­таксиса потенциально связаны их семантические значения. Ины­ми словами структура знака онтологически двуслойна — форма знака принадлежит актуальному бытию, в то время как значение дано как потенциальное бытие знака.

    В итоге имеющуюся сегодня модель биологической системы можно рассматривать как единство трех основных концептов — ДНК-матричного копирования белков (носяшего несемиотичес­кий характер), комбинативно-комплементарного механизма са­мосборки белков и других органических субстратов и каскадных механизмов развертывания более сложных органических детер­минаций.
    БИЛЕТ 80. Понятие клинического мышления. Донаучный период и этап терапевтического нигилизма

    Клиническое мышление - способ мышления в медицине, который претендует на применение некоторых теоретических конструкций к объяснению, клинически выраженных проявлений заболевания, способных, наблюдаться нашими органами чувств. Связь теории и практики — основа клинического мышления: при таком его понимании. В эволюции клинического мышления можно выделить в пер­вом приближении три основных периода:1 - Донаучный период; 2 - Период так называемого «терапевтического нигилизма»; 3 - Период количественного метода

    1. Донаучный период. Историческая эпоха со времен античности до конца XVIII века. В это время господствует так называемая гуморальная теория, созданная врачами Древней. Греции и обладаю­щая ярко выраженным умозрительным характером. Эта теория утверждала существование в организме четырех основных жидко­стей — крови, флегмы, желтой и черной желчи. Основа здоровья — равновесие, основа всех болезней — то или иное нарушение рав­новесия этих жидкостей в организме. Следует помнить, что гумо­ральная теория продержалась в медицине вплоть до XIX века и сочеталась со множеством фантастических и малообоснованных методов лечения. Н-р, она оправдывалаприжигание ран кипящим маслом, широкую практику кровопусканий, постанов­ку разного рода клизм «от всех болезней» и так далее.

    Явную разорванность в структуре клинического мышления врача между теорией и практикой.

    2. Период «терапевтического нигилизма» '

    К началу XIX века большинство врачей наконец утрачивают веру в старые методы лечения и происходит формирование более критического отношения к медицинскому знанию. До XIX века диагноз ставился только на основе клинических симптомов, и физикальному обследованию больного почти не уделялось внимания. В XIX веке начинают изучаться причины и механизмы забо­леваний, получают невиданное доселе развитие лабораторные ме­тоды исследования, появляются новые средства физикального об­следования больного. Революция в клиническом мышлениив это время состоит в том, что постепенно врачи начинают понимать, что за клиникой стоят более глубокие и объективные патологи­ческие процессы, каждое заболевание имеет свои морфофизиологические проявления. Господствующее место в это вре­мя занимает школа французских и немецких врачей — анатомов и физиологов. Они начинают систематическую практику физи­кального обследования больных, подкрепленного наблюдением анатомических изменений, полученных при аутопсии. Возникает физиология, от которой постепенно от­деляются биохимия, эндокринология, иммунология, микробио­логия. При больницах создаются исследовательские лаборатории. В ХХ-м веке эта линия развития продолжает себя в возникнове­нии и развитии молекулярной биологии. Впервые клиническое мышление в это время соединяет тео­рию и практику, начинает использовать экспериментально подтвержденные факты и оказывается подлинно научным мет мышл. С конца XIX века терапевтический нигилизм преодолевается, и новые лабораторные методы исследования приводят и к возникновению новых методов лечения (применение инсулина при са­харном диабете, открытие групп крови и использование гемотрансфузии и т.д.).
    БИЛЕТ 81. Количественный период развития клинического мышления. Феномен доказательной медицины.

    3. Период количественного метода

    В ХХ-м веке, особенно вторая половина, научные стан­дарты исследования постепенно распространяют себя и в сферу оценки разного рода методов лечения. Фран­цузских врачи Пьера Луи (Louis Р.) и Жюля Гавара (Gayarret J.). Луи провел сравнение ранних и более поздних случаев исцользования кровопусканий, обнаружив практическое отсутствие разли­чий их последствий, чем оказал большое влияние на отказ от прак­тики кровопусканий в Европе. Гавар применил принципы стати­стики к медицине. В своей книге «Общие принципы медицинс­кой статистики» (1840 г.) он утверждает, что заключение о пре­имуществе одного метода лечения над другим должно основы­ваться не только на умозрительных рассуждениях, но и на эмпи­рическом исследовании достаточного количества больных. Имен­но Гавар сформулировал основные положения теории доверитель­ных интервалов и статистической значимости. Со второй половины XX века начинает появляться все больше данных о том, что теоретические предсказания эффективности ряда лекарственных средств далеко не всегда подтверждаются статистически, при проведении рандомизированных контролируемых испытаний. Форми­руя новое направление исследований, получившее название «доказательная медицина». Основа доказательной медицины — про­никновение научного подхода не только в диагностику, но и в клинику С этого момента научный метод мышления в медицине впер­вые начинает соединять в себе ресурсы теоретического и эмпирического знания как в области диагностики, так и лечения.

    Количество, число и мера — это выражения повышенного единства, обнаруживаемого за внешне разрозненным многообразием чувственных данных, когда эти данные выражаются как степени одного начала или принципа. Так на смену чисто качественной медицине приходит современная квантитативная (количественная) медицина, в рамках которой обеспечивается сегодня мировой уровень исследований основных механизмов регуляции функций организма, причин различных заболеваний, создаются передовые хирургические технологии, формулируются новые знания о здоровье и болезнях человека, развиваются новые технологии молекулярной медицины, терапии, медицинской электроники, диагностической иммунохимии, иммуногенетики, микрохирургии, космической биологии и медицины, медицинской генетики, реабилитологии, наркологии.
    БИЛЕТ 82. Основные принципы клинического мышления, согласно Х. Вульфу.

    Согласно Х.Р.Вульфу, клиническое мышление врача играет важную роль в процессе принятия клинических решений (постановка диагноза, выбор и назначение, лечения), на который оказывают влияние два класса факторов. 1 – принципы опред научным фактором:

    1.1.Дедуктивный компонент: выводы из теоретического знания
    о механизмах развития заболевания, опирающиеся на а) Донаучные теории, б) Научные теории

    1.2.Эмпирический (индуктивный) компонент: выводы из опыта ведения аналогичных пациентов, исходящие из

    а) Неконтролируемых наблюдений

    б) Контролируемых наблюдений

    Второй класс принципов, определяющих клиническое мышле­ние врача — это:

    2. Гуманистическое мышление, включающее в себя:

    Эмпатический компонент, вытекающий из понимания пациента как дружественного человеческого существа,

    Этический компонент, вытекающий из этических норм и понимания того, что «хорошо» и что «плохо».

    Клиническое мышление врача оказывается многомерным и очень сложным образованием. Оно, с одной стороны, опирается на теории, подводя под них клинические данные (дедуктивный компо­нент), а, с другой стороны, распространяет опытные данные по­лученные при наблюдении прошлых клинических случаев, на новых пациентов (индуктивный компонент). Оно способно опираться как на разного рода теоретические дона­учные представления, так и на не вполне проверенные опытные данные (например, утверждения об эффективности лечения, еще не прошедшего проверку средствами современных рандомизированных испытаний). Клиническое мышление врача выходит за границы только естественнонаучного знание имея дело с челове­ком и его гуманитарным потенциалом. Клиническое мышление не может быть вполне эффективным, если оно не опирается на некоторый момент сочувствия врача больному и способности войти в его ситуацию и его внутренний мир (эмпатический компонент). Гуманитарная составляющая клинического мышле­ния связана с этическими представлениями — нормами, моральными обязательствами, определяющими прин­ципы «хорошего» и «плохого» в тех или иных обстоятельствах медицинской практики. Первостепенную важность эта состав­ляющая приобретает сегодня в связи с развитием новой междис­циплинарной науки — биомедицинской этики, развитием новых медицинских и биотехнологий (в частности, бурно развивающихся сегодня нанотехнологий).
    БИЛЕТ 83. Категория «мера жизни» и ее роль в философии медицины.

    Медицину во многом можно рассмотреть как одну из сторон биологического знания — науки о феномене жизни. Основной категорией биологии является категория «жизни», и биология пытается постичь логос живого, в том числе в форме его структурных выражений. Главная проблема биологии — проблема сущ­ности жизни, проблема того, чем живое отличается от неживого. В такого рода проблематике на первый план выходит качественная специфика одного типа бытия — жизни — в отношении К другому типу бытия — не жизни. Отношение этих состояний ре­ализуется во многом как отношение логического отрицания, т.е. отношения А и не-А, выражающего качественную разницу состояний.

    Медицинское знание: внутренняя более количественная дифференцированность по сте­пеням. Главной категорией медицины - категория «меры жизни» - феномен жизни не только дан как самостоятельное относительно автоном­ное качество, но и как состояние, способное дифференцировать­ся внутри себя на количественные степени-меры, образуя более, сильную или более слабую жизнь. Короче: есть не просто жизнь, но и степени жизни — жизнь сильная и жизнь слабая. Жизнь характеризуется своими степенями, обладая возможнос­тью усиливаться и ослабляться, увеличиваться и уменьшаться, продолжая оставаться жизнью как одним и тем же качеством, не­смотря на эти количественные градации. В этом случае здоровьем мы называем достаточно сильную жизнь, а болезнью жизнь ослабленную. Движение по количественной шкале жизни оказывает­ся лежащим в самой сердцевине медицинского логоса. Единство количественной степени и соответствующего ему качества, как известно, в классической мета­физике носит название «меры». Так скорее не степень, но мера жизни — основная категория медицины.
    БИЛЕТ 84. Понятия «объем выживания» и «функция благополучия (оптимальности)» как возможные способы выражения меры жизни.

    Одним из важнейших параметров меры жизни является степень адаптивной пластичности живого организма. Организм может оказываться в различных — более или менее благоприятных — для его существования условиях (например, в ситуациях с разны­ми величинами температур, количества пищи, плотности популяции и т.д.). В одних ситуациях организм способен приспособиться и выжить, в других ситуациях он погибает. В этом случае можно ввести такое понятие, как объем выживания организма — множество всех тех возможных ситуаций, в которых организм может остаться живым, приспособившись к условиям этих ситуаций Объем выживания — одна из важных характеристик меры жизни того или иного вида жизни. Чем более — при прочих равных условиях — объем выживания организма, тем большей мерой жизни он обладает. В математической экологии близким к понятию объема выживания является понятие экологической ниши. В этом случае вводится так называемая функция благополучия, которая представляет из себя некоторую интегральную оценку жизнедеятельности организма. Эта функция определяет не только эколо­гическую нишу, но и конкретные количественные показатели бла­гополучия организма в каждой конкретной ситуации, т.е. в каждой точке экологического пространства. Нечто подобное можно представить и для более общего случая, когда мера жизни организма могла бы определяться на основе некоторой функции бла­гополучия этого организма в некотором пространстве возможных ситуаций существования организма.

    Функция благополучия — один из примеров так называемых критериев оптимальности, которые все чаще в последнее время применяются при решении разного рода задач в биомедицинских науках.
    БИЛЕТ 85. Критерии оптимальности и методология их использования в современных биомедицинских науках.

    Функция благополучия — один из примеров так называемых критериев оптимальности, которые все чаще в последнее время применяются при решении разного рода задач в биомедицинских науках. Н-р, можно пытаться выяснить, почему рыбы обладают определенной формой тела. Помочь в решении этой задачи могут соображения, связанные с оценкой формы с точки зрения, н-р, сопротивления встречному потоку жидкости при дви­жении в воде. Часто оказывается, что математически найденные формы с минимальным сопротивлением являются достаточно близкими реальным формам водных организмов. Подобные задачи называют задачами на экстремум. При решении таких задач - многие биологические структуры максимизируют или минимизи­руют определенные функции, количественно выражающие био­логически значимые параметры (задача на макси­мум всегда может быть переформулирована как задача на мини­мум, если в качестве новой функции взять в той же задаче ис­пользуемую функцию с обратным знаком). Такие функции и были названы критериями оптимальности, или целевыми функциями.
    БИЛЕТ 86. Принцип оптимальной конструкции Н. Рашевского.

    Впервые идею всеобщей роли критериев оптимальности в биологии сформулировал американский биолог Н. Рашевский в так называемом принципе оптимальной конструкции: «организмы, обладающие биологической структурой, мальной в отношении естественного отбора, оптимальны также и в том смысле, что они минимизируют некоторую оценочную функцию».

    V(S) > 0 — Sесть состояние здоровья (интегральной нормы); V(S) < 0 — Sесть состояние болезни (интегральной патологии); y(S) = 0 — Sесть пограничное состояние
    БИЛЕТ 88. Основные понятия медицины (здоровье, болезнь, саногенез, патогенез) и их связь с методологией критериев оптимальности.

    ЗДОРОВЬЕ — «состояние полного телесного, духовного и социального благополучия, т.е. не только отсутствие болезни и увечья, но также и полное телесное, душевное и социальное благополучие», по ВОЗ.

    Три комплексные меры благополучия — меры телесного благополучия (мы ее обозначим символом Vф, меры социального благополучия {Vsc) и меры духов­ного благополучия (VSP). Все три меры вносят свой частичный вклад в интегральную меру благополучия V, так что V= V(Vф, Vsc, VSP) — интегральная мера оказывается функцией от трех более частных мер. Максимум интегральной меры достигается только в том случае, когда каждая из более частных мер достигает своего максимального значения. Это означает, что интуиция международного медицинского сообщества предпола­гает в данном случае, что интегральная мера благополучия возра­стает по каждой своей более частной мере, так что максимизация всех частных максимизирует и интегральный параметр.

    С одной стороны, Болезнь — это всегда страдание и нечто не­гативное, от чего хочется избавиться, что приносит лишения и ослабление жизни. С другой стороны, особенно в рамках разного рода религиоз­ных систем мировоззрения, болезнь рассматривалась как «наказа­ние за грехи», как нечто осмысленное, что в конечном итоге мо­жет вести к благу человека. Болезнь, в терминах Эго-языка, — это одна из сфер гетерономии болеющего Это, и, как правило, — сфера бигетерономии, которая не слишком находит свое оправда­ние для подавляющего числа страдающих Эго. С точки зрения Эго-языка и Эго-теории, болезнь, тем не менее, может являться одной из областей дополнения расширения опыта Эго, по тем или иным причинам приходящая к болеющему Эго именно таким более жестким путем его развития. Чтобы по - настоящему стать здоровым, нужно впустить в себя болезни, соединить свое Я (Эго) с анти:Я д разного рода сверх-Я. Болезни — это образы большого «психо-соматического» Я, от­коловшиеся и противопоставленные малому Я здоровья.

    САНОГЕНЕЗ - малого здоровья, противопоставлен патогенезу. Способен впустить в себя патогенез, поставивший его себе на службу – мета – саногенезом.

    ПАТОГЕНЕЗ – переходит из статуса разрушителя в состоянии критика и трансформатора.

    Итог: в рамках Эго-языка каждая наша болезнь — это некоторое послание к нам со стороны нашего «большого Эго», и это послание мы должны тем или иным образом попытаться понять и поставить себе на службу, по воз­можности в более союзнических формах между Эго и альтер-Эго. Задачи философии медицины видятся с этой точки зрения в том, чтобы попытаться донести до врачей принципы нового Это тройного мировоззрения, в рамках которого впервые смогут соединиться методы современной и будущей науки и философия Эго-языка. Без этого борьба человечества со своими болезнями по-прежнему будет носить характер войны с самим собой, в которой ни одной из сторон невозможно будет окончательно одер­жать победу
    БИЛЕТ 72. Необходимые и достаточные признаки в определении жизни, понятие «критерий жизни».

    Главная проблема определения жизни — проблема поиска кри­терия жизни, т.е. рационального смысла, необходимого и достаточного для выражения интуиции жизни.

    БИЛЕТ 46. Человек и исторический процесс: личность и массы, свобода и необходимость.
    БИЛЕТ 51. Отражение мира в сознании как познание. Творческое конструирование знания.
    БИЛЕТ 52. Практика. Наука. Научные и вненаучные знания.
    БИЛЕТ 55. Научные революции и смена типов рациональности. Союз философии и медицины.
    БИЛЕТ 56. Философско-методологические основания медицины.
    БИЛЕТ 57. Философско-этические проблемы в медицине.
    БИЛЕТ 78. Каскадные механизмы и ДНК-фундаментализм в теоретической биологии.
    БИЛЕТ 79. Критерий сетевой независимости..
    БИЛЕТ 87. Соотношение более и менее общих критериев оптимальности.
    БИЛЕТ 90. Коллизия различных критериев оптимальности в медицине и возможные пути их разрешения.




    1

    1   2   3   4   5   6
    написать администратору сайта