Главная страница
Навигация по странице:

  • «Человек, уши которого заткнуты ватой»

  • «О безответственных людях и о детской книге наших дней».

  • «Детство»

  • «Голубая книжка»

  • «Самовар»

  • «Про Иванушку-дурачка».

  • 2 вопрос. развитие жанра литературной сказки в русской литературе 20 века

  • литература экзамен. 1 вопрос. М. Горький и новая детская литература


    Скачать 97.87 Kb.
    Название1 вопрос. М. Горький и новая детская литература
    Дата21.09.2018
    Размер97.87 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлалитература экзамен.docx.docx
    ТипДокументы
    #51241
    страница1 из 3
      1   2   3

    1 вопрос.М. Горький и новая детская литература

       Работа М.Горького (1868—1936) в области детской литературы поражает своей широтой, масштабностью. По замечанию Маршака «в литературном наследии Горького нет ни одной книги, целиком посвященной воспитанию... Однако едва ли найдется во всем мире еще один человек, который бы сделал для детей так много».

        Статьи и выступления о детской литературе. Уже в первых своих газетных статьях (1895 — 1896) М. Горький требовал обязательного изучения в школах лучших образцов современной литературы, воспитания художественного вкуса у детей. Мысли о воспитании не оставляли писателя до конца дней, хотя он и не считал себя педагогом. Он был убежден, что «детей должны воспитывать люди, которые по природе своей тяготеют к этому делу, требующему великой любви к ребятишкам, великого терпения и чуткой осторожности в обращении с ними». В 1910 году в послании к Третьему международному конгрессу семейного воспитания М. Горький формулирует свои требования к воспитанию детей. А в речи на заседании Лиги социального воспитания в 1917 году останавливается на целях воспитания: насыщение человека знаниями о мире и о нем самом, формирование характера и воли, развитие способностей.

      Многое из сказанного тогда Горьким актуально и сегодня. Например, его мысли о воспитании, свободном от «указки государства», его протест против использования детей как «орудия, силою которого государство расширяет и укрепляет свою власть». Горький ратует за радостное детство и за воспитание такого человека, для которого жизнь и труд — наслаждение, а не жертва и подвиг; а общество «подобных ему — среда, где он совершенно свободен и с которой его связывают инстинкты, симпатии, сознание величия задач, поставленных обществом в науке, искусстве, труде». Воспитание такого человека Горький связывает с ростом культуры и выдвигает тезис: «Охрана детей — охрана культуры».

       В той же речи М.Горький говорил о страшных нравственных последствиях войн, а также призывал не забывать о пагубном влиянии на потомство увлечения родителей алкоголем и требовал принятия государственных мер против спаивания русского народа, так как, говорил он, потомство алкоголиков особенно восприимчиво к «впечатлениям болезненного порядка и не очень здорово психически».

       Основа культуры народа — его язык; поэтому, считал Горький, приобщение детей к народному языку — одна из важнейших задач воспитателя. У литературы здесь особая роль, ибо для нее язык — «первоэлемент... основное орудие ее и вместе с фактами, явлениями жизни — материал...».

      В статье «Человек, уши которого заткнуты ватой» (1930) писатель говорил о природной склонности ребенка к игре, в которую непременно входит и словесная игра: «Он играет и словом и в слове, именно на игре словом ребенок учится тонкостям родного языка, усваивает музыку его и то, что филологически называют "духом языка". Дух языка сохраняется в стихии народной речи.

      Легче всего дети постигают «красоту, силу и точность» родного языка «на забавных прибаутках, поговорках, загадках».

      В этой же статье Горький выступает и в защиту развлекательной детской литературы. Ребенок до десятилетнего возраста, заявляет писатель, требует забав, и требование его биологически законно. Он и мир познаёт через игру, поэтому детская книга должна учитывать потребность ребенка в увлекательном, захватывающем чтении.

      Можно понять настойчивость, с которой М. Горький в 1930 году отстаивал право детей на детство и право их писателей на развлечение своего читателя. Дети рассматривались тогда официальными органами и педагогами как подрастающие «строители нового мира», которых нужно как можно скорее включать в конкретное дело «строительства». «Было бы и вредно, и даже преступно, — протестовал против этой поспешности Горький, — втискивать детей в "серьезное", слишком грубо насилуя их неорганизованную и податливую волю».

      «Я утверждаю: с ребенком нужно говорить забавно», — продолжает М. Горький развивать эту принципиальную для него мысль в другой статье 1930 года — «О безответственных людях и о детской книге наших дней». Статья была направлена против тех, кто считал, что забавлять ребенка с помощью искусства — означает не уважать его. Между тем, подчеркивал писатель, даже первоначальное представление о таких сложных понятиях и явлениях, как Солнечная система, планета Земля, ее страны, может быть преподано в играх, игрушках, веселых книжках. Даже о «тяжелых драмах прошлого можно и нужно рассказывать со смехом. Пусть дети знают забавную историю о том, как идиотизм людей, которые заботились навеки утвердить свое личное благополучие, затруднял развитие общечеловеческой культуры, задерживал и личное культурное развитие командующих идиотов».

      Очень нужны юмористические персонажи, которые явились бы героями целых серий, продолжает Горький свои рассуждения в статье «Литературу — детям» (1933). Здесь дана целая программа образования и нравственного развития подрастающего поколения. Писатель сетовал, что очень мало пока удачных книжек для младшего возраста, и изданы они ничтожными тиражами. Подчеркивал, что книга должна говорить с маленьким читателем языком образов, должна быть художественной. «Дошкольникам нужны простые и в то же время отмеченные высоким художественным мастерством стихи, которые давали бы материал для игры, считалки, дразнилки». Необходимо издать и несколько сборников, составленных из лучших образцов фольклора.

      М.Горький призывал издателей тщательно отбирать «наиболее ценные книги из мировой и советской литературы, как обшей, так и детской», привлекать к детской литературе «широкие кадры писателей, ученых и художников». Огорчался из-за того, что дети находятся за кругом внимания литераторов: «...сочинители как будто считают ниже своего достоинства писать о детях и для детей».

      Как известно, Горький много работал с начинающими писателями; некоторые из них под его влиянием обратились к детской литературе. Он советовал молодым авторам читать народные сказки (статья «О сказках»), ибо они развивают фантазию, заставляют начинающего литератора оценить значение выдумки для искусства, а главное, они способны «обогатить его скудный язык, его бедный лексикон». И детям, считал Горький, крайне нужно чтение сказок, как и произведений других фольклорных жанров. В конкретные планы изданий детских книг он рекомендовал включать русские былины, греческие мифы, скандинавский эпос, сказки из «Тысячи и одной ночи»; даже предлагал выпустить серию книг «Для чего и как люди создавали сказки».

      М. Горький высказывал свое мнение о том, как строить образ героя в детской литературе: следует несколько преувеличить как хорошие, так и плохие его черты; более определенно, чем во взрослой книге, выражать авторское отношение к персонажам; в книгах для младшего возраста уместнее раскрывать характер героя через его поступки, а для детей постарше — показывать процесс становления характера.

      Свои взгляды М. Горький стремился воплотить в жизнь. Он стал инициатором создания первого в мире детского издательства и участвовал в обсуждении его планов, как и планов детских театров. Он переписывался с молодыми писателями и даже с детьми, чтобы узнавать их запросы и вкусы. Он намечал темы детских книг, которые затем разрабатывались писателями и публицистами — популяризаторами науки. По его инициативе возник первый послереволюционный детский журнал — «Северное сияние».

      Тема детства в произведениях М. Горького. Рассказы писателя для детей публиковались еще до революции. Некоторые из них печатались в периодически издававшихся сборниках «Знание», которые пользовались большой популярностью в демократической среде.

      В 1913—1916 годах Горький работал над повестями «Детство» и «Влюдях», продолжившими традицию автобиографической прозы о детстве. Однако Алеша Пешков, герой повестей, вряд ли мог бы сказать о своем детстве вслед за Николенькой Иртеньевым: «О счастливая, невозвратимая пора!» И дело не только во внешних обстоятельствах («золотое детство» в дворянской усадьбе и «свинцовые мерзости» провинциального городка). Принципиально отличаются сами творческие задачи художников. Лев Толстой акцентирует внимание на внутренней жизни ребенка, на формировании его личности под благотворным влиянием окружающих людей и обстоятельств. Горький все внимание направляет на социально-нравственное самоопределение героя, происходящее во многом благодаря противостоянию окружающим.

      Мещанство было для Горького средоточием низменных побуждений, невежества, стяжательства, застоя. Хотя и в этой среде он выделяет людей, близких его душе, но среда в целом вызывала у него глубокую неприязнь. Многочисленные бытовые картины в «Детстве» убедительно работают на мысль писателя: если в человеке не убита живая душа, он найдет в себе силы вырваться из такой среды, изменить свою жизнь на более осмысленную.

      Очень важен и многомерен в повести образ бабушки, Акулины Ивановны. Писатель типизировал конкретный образ своей бабушки, которая отличалась умом и высокой нравственностью. Душевным богатством бабушка щедро делится с Алешей: «До нее как будто спал я, спрятанный в темноте, появилась она, разбудила, вывела на свет, связала все вокруг меня в непрерывную нить...» Акулина Ивановна крепко хранит в себе народные нравственные заповеди и старается приобщить к ним внука, чтобы в дальнейшей жизни он «злого бы приказу не слушался, за чужую совесть не прятался». От бабушки Алеша слышит и великолепную русскую речь, впитывает все то, что может дать растущему человеку народное творчество.

      Но мещанская среда нередко губила людей. Дед, человек незаурядный, становится самодуром, способным на самые жестокие поступки. Добрая, чуткая мать Алеши оказывается беззащитной жертвой, не способной защитить ни себя, ни своего ребенка. Веселый, талантливый Цыганок погублен злобными людьми.

      Нравственное взросление Алеши, «выламывание» его из мещанской среды начинается с протеста против ее мерзостей и же-стокостей. У него возникает и романтическое стремление защитить слабых, забитых, угнетенных. Взросление человека в предчувствии битвы со «свинцовыми мерзостями» жизни тонко показано в продолжении «Детства» — повести «В людях». Такой путь становления личности неизбежно приводит человека, по мысли Горького, к участию в революционном движении.

      В рассказах писателя дети часто оказываются несчастными, обиженными, порой даже гибнут, как, например, Ленька из рассказа «Дед Архип и Ленька» (1894). Пара нищих — мальчик и его дедушка — в своих странствиях по югу России встречаются то с людским сочувствием, то с равнодушием и злобой. «Ленька был маленький, хрупкий, в лохмотьях он казался корявым сучком, отломленным от деда — старого иссохшего дерева, принесенного и выброшенного сюда, на песок, на берег реки».

       Горький наделяет своего героя добротой, способностью к сочувствию, честностью. Ленька, по натуре поэт и рыцарь, хочет заступиться за маленькую девочку, потерявшую платок (за такую потерю ее могут побить родители). Но дело в том, что платок подобрал его дед, который к тому же украл казацкий кинжал в серебре. Драматизм рассказа проявляется не столько во внешнем плане (казаки обыскивают нищих и выдворяют их из станицы), сколько в переживаниях Леньки. Его чистая детская душа не принимает поступков деда, хотя и совершённых ради него же. И вот уже смотрит он на дела новыми глазами, и лицо деда, еще недавно родное, становится для мальчика «страшно, жалко и, возбуждая в Леньке то, новое для него, чувство, заставляет его отодвигаться от деда подальше». Чувство собственного достоинства не покинуло его, несмотря на нищую жизнь и все связанные с ней унижения; оно настолько сильно, что толкает Леньку на жестокость: он говорит умирающему деду злые, обидные слова. И хотя, опомнившись, просит у него прощения, но кажется, что в финале смерть Леньки наступает и от раскаяния тоже. «Сначала решили похоронить его на погосте, потому что он еше ребенок, но, подумав, положили рядом с дедом, под той же осокорью. Насыпали холм земли и на нем поставили грубый каменный крест».

       Подробные описания душевного состояния ребенка, взволнованный тон рассказа, его жизненность привлекли внимание читателей. Резонанс был именно таким, какого и добивались революционно настроенные писатели той поры: читатели проникались сочувствием к обездоленным, возмущались обстоятельствами и законами жизни, которые допускают возможность такого существования ребенка.

    «Скучную и нелегкую жизнь изживал он», — говорит писатель о Мишке, герое рассказа «Встряска» (1898). Подмастерье в иконописной мастерской, он делает множество самых разных дел и за малейшую промашку его бьют. Но вопреки тяжести быта мальчик тянется к красоте и совершенству. Увидев клоуна в цирке, он пытается передать свое восхищение всем окружающим — мастерам, кухарке. Оканчивается это плачевно: увлекшись подражанию клоуну, Мишка случайно смазывает краску на сырой еще иконе; его жестоко избивают. Когда он, со стоном схватившись за голову, упал к ногам мастера и услышал смех окружающих, то этот смех «резал Мишке душу» сильнее физической «встряски». Душевный взлет мальчика разбивается о людское непонимание, озлобленность и равнодушие, вызванные монотонностью, серой будничностью жизни. Избитый, он во сне видит себя в костюме клоуна: «Полный восхищения пред своей ловкостью, веселый и гордый, он прыгнул высоко в воздух и, сопровождаемый гулом одобрения, плавно полетел куда-то, полетел со сладким замиранием сердца...» Но жизнь жестока, и назавтра ему предстоит «снова проснуться на земле от пинка».

      Свет, идущий от детства, уроки, которые дают дети взрослым, детская непосредственность, душевная щедрость, бессребреничество (хотя часто им самим приходится зарабатывать на жизнь) — вот чем наполнены рассказы М.Горького о детях.

      Десятилетний Пепе из «Сказок об Италии» (1906—1913) постоянно весел и беззаботен, «его все занимает: цветы, густыми ручьями текущие по доброй земле, ящерицы среди лиловатых камней, птицы в чеканной листве олив, в малахитовом кружеве виноградника, рыбы в темных садах на дне моря...» Мальчик предстает перед читателем как неотъемлемая часть прекрасной природы. Из столкновений с жизненными заботами он пока выходит победителем. Теплым юмором полны описания его «подвигов»: доверчивая синьора поручила ему отнести корзину с яблоками, но он по пути подрался со сверстниками («ведь они начали смеяться над моей матерью») и яблоки использовал в качестве метательных снарядов. Брюки богатого американца очень пригодились Пепе: от его собственных штанов «на ногах оставалось совсем немного». И он очень удивился, что американец недоволен таким оборотом дела: будь у Пепе столько брюк, он бы обязательно поделился. Веселое лукавство и беззаботное озорство мальчика вызывают симпатию к нему у читателей, а взрослые, окружающие его в рассказе, гадают, кем он станет, когда вырастет: анархистом, поэтом... Но «всеми почитаемый Пасквлино говорит свое:

    — Дети будут лучше нас, и жить им будет лучше!»

      Сказки. Горьковские «Сказки об Италии» носят такое название условно: это рассказы о стране, в которой он провел долгие годы. (В 1921 году М. Горький уехал за границу, в частности, из-за обострившегося туберкулеза легких.) Но есть у него и подлинные сказки. Первые из них предназначались для сборника «Голубая книжка» (1912), адресованного маленьким детям. Вошла в сборник сказка «Воробьишке», а другая — «Случай с Евсейкой» — оказалась для этого сборника слишком взрослой. Появилась она в том же году в приложении к газете «День». В этих сказках действуют чудесные, умеюшие разговаривать животные, без которых сказочный мир не мог бы существовать.

      Воробьишко Пудик летать еще не умел, но уже с любопытством выглядывал из гнезда: «Хотелось поскорее узнать, что такое Божий мир и годится ли он для него». Пудик очень любознателен, все-то ему хочется понять: отчего деревья качаются (пусть перестанут — тогда и ветра не будет); почему это люди бескрылые — им что, кошка крылья оборвала?.. Из-за непомерного любопытства Пудик и попадает в беду — вываливается из гнезда; а уж кошка «рыжая, зеленые глаза» тут как тут. Происходит сражение между мамой-воробьихой и рыжей разбойницей. Пудик от страха даже первый раз в жизни взлетел... Все кончилось благополучно, «если забыть о том, что мама осталась без хвоста».

       В образе Пудика ясно проглядывает характер ребенка — непосредственного, непослушного, шаловливого. Мягкий юмор, неброские краски создают теплый и добрый мир этой сказки. Язык ясный, простой, понятный малышу. Речь персонажей-птичек основана на звукоподражании:

      Характер героя в сказке «Случай с Евсейкой» посложнее, ибо герой и по возрасту старше Пудика. Подводный мир, где оказывается мальчик Евсейка, населен существами, которые находятся друг с другом в непростых отношениях. Маленькие рыбешки, например, дразнят большого рака — поют хором дразнилку:

      Под камнями рак живёт. Рыбий хвостик рак жует. Рыбий хвостик очень сух. Рак не знает вкуса мух.

      В свои отношения подводные жители пытаются втянуть и Ев-сейку. Он же стойко сопротивляется: они — рыбы, а он — человек. Ему приходится хитрить, чтобы не обидеть кого-нибудь неловким словом и не навлечь на себя неприятностей. Реальная жизнь Ев-сейки переплетается с фантастикой. «Дуры, — мысленно обращается он к рыбам. — У меня по русскому языку в прошлом году две четвёрки было».   К финалу действие сказки движется через цепь забавных ситуаций, остроумных диалогов. В конце концов оказывается, что все эти чудесные события Евсейке приснились, когда он, сидя с удочкой на берегу моря, заснул. Так Горький решил традиционную для литературной сказки проблему взаимодействия вымысла и реальности.

       В «Случае с Евсейкой» много легких, остроумных стихов, охотно запоминаемых детьми. Еще больше их в сказке «Самовар», которую писатель включил в первую составленную и отредактированную им книгу для детей — «Елка» (1918). Этот сборник — часть большого плана писателя по созданию библиотеки детской литературы. Сборник был задуман книжкой веселой. «Побольше юмора, даже сатиры», — напутствовал Горький авторов. Чуковский вспоминал: «Сказка самого Горького "Самовар", помешенная в начале всей книги, есть именно сатира для детей, обличающая самохвальство и зазнайство. "Самовар" — проза в перемежку со стихами. Вначале он хотел назвать ее "О самоваре, который зазнался", но потом сказал: "Не хочу, чтобы вместо сказки была проповедь!" — и переделал заглавие».

       Действительно, в сказке нет «проповеди», но нравоучение безусловно содержится. Однако заключено оно в такую забавную, игровую форму, что воспринимается читателем легко и весело, без малейшего протеста. Герой сказки Самовар «и вправду, очень любил хвалиться; он считал себя умницей, красавцем, ему давно уже хотелось, чтоб Луну сняли с неба и сделали из нее поднос для него». Каждый персонаж этой сказки обладает своим голосом. Синий сливочник, из которого вылили все сливки, раздраженно говорит пустой стеклянной сахарнице: «Все пустое, все пустое! Надоели эти двое». А сахарница отвечает «сладеньким голосом»: «Да, их болтовня раздражает и меня». Чайник, чашки, самоварная тушилка общаются между собой только стихами, причем все пыхтят, фыркают... Самовар разваливается на кусочки — тут и сказке конец.

       В одном из писем детям Горький замечал: «Я хотя и не очень молод, но не скучный парень и умею недурно показывать, что делается с самоваром, в который положили горячих углей и забыли налить воду». Однако этим смысл сказки, конечно же, не исчерпывается; он приоткрывается маленькому читателю в финальном бормотании тушилки:

      Вот смотрите: люди вечно Жалуются на судьбу, А тушилку позабыли Надеть на трубу!

      В сборнике «Елка» была напечатана и сказка Горького «Про Иванушку-дурачка». Чуковский рассказывал: когда речь зашла о сказочном тексте, где фигурировал бы этот фольклорный герой, Горький вспомнил сказку, слышанную им в детстве от бабушки. «И, не глядя ни на кого, даже словно конфузясь, стал рассказывать нам волшебную сказку о глупом Иванушке, который жил работником у медведя Михаилы Потапыча». Через несколько дней он записал ее и отдал для сборника.

      «Про Иванушку-дурачка» — не просто запись фольклорного произведения, хотя и имеет подзаголовок: «Русская народная сказка». Это литературная, т.е. авторская, сказка, созданная на народной основе. Стиль и язык здесь — типично горьковские, а из фольклора — характер юмора. Герой совершает столь нелепые поступки, что даже сердиться на него невозможно. Хозяин-медведь от души хохочет, когда Иванушка несет в лес снятую с петель дверь, которую ему велели стеречь.

      «Экой ты дурачок! Вот я тебя съем за это!» — заявляет медведь. А Иванушка отвечает: «Ты лучше детей съешь, чтоб они в другой раз отца-матери слушались, в лес не бегали!» Медведь еше сильней смеется, так и катается по земле со смеху!

      Сказка много раз переиздавалась. В ней нашли свое отражение взгляды М.Горького на народную сказку как на неиссякаемый источник оптимизма и юмора, к которым необходимо приобщать и детей, а также его подход к литературной обработке фольклора.

      Общественные идеи и творческие принципы М.Горького, его многообразная деятельность на ниве отечественной культуры легли в основу дальнейшего развития детской литературы.

      Творчеству М. Горького в детской литературе принадлежит особое место. Очень велик его вклад в ее развитие, и оценивается этот вклад не только его произведениями, но и тем пристальным вниманием, которое он уделял детской литературе, начиная со своих первых публикационных опытов. Уже в первых своих газетных статьях Горький требовал обязательного изучения в школе лучших образцов литературы.

      В 1910 г. в послании международному конгрессу семейного воспитания он формулирует требования к воспитанию детей. В 1917 г. на заседании Лиги социального воспитания — остановился на целях воспитания:

    1. насыщение человека знаниями о мире и о нем самом;

    2. формирование характера и воли;

    3. развитие способностей.

      Горький ратует за радостное детство и за воспитание такого человека, для которого жизнь и труд — наслаждение, а не подвиг. Воспитание такого человека писатель связывает с ростом культуры и даже выдвигает тезис: «Охрана детей — охрана культуры». Основой культуры народа Горький считал язык, поэтому считал: приобщение детей к народному языку — одна из важнейших задач воспитания. Говоря о литературе для детей, Горький утверждал: «Ей нужны не ремесленники, а художники; поэзия — а не суррогат поэзии. Она не должна быть придатком литературы для взрослых».

      Защищал развлекательную литературу для детей, ведь ребенок познает мир через игру. Он играет и словом, и таким образом учитываются тонкости родного языка. Поэтому детская книга должна учитывать требования детей в увлекательном, захватывающем чтении.

      Горький призывал издателей тщательно отбирать для детей наиболее ценные книги мировой и отечественной литературы, привлекать к детской литературе серьезных писателей, ученых, художников. Он много работал с начинающими писателями, и некоторые под его влиянием обратились к детской литературе. Горький советовал им читать народные сказки. В план изданий детских книг он рекомендовал включать былины, греческие мифы, скандинавский эпос, сказки из «1001 ночи».

      Писатель рассуждал о том, каким должен быть образ героя в детских книгах, говорил о том, что стоит несколько преувеличивать как хорошие, так и плохие его черты. Он говорил: в книгах для младшего возраста уместнее раскрывать характер героя через его поступки, а детям постарше — показывать становление характера.

      По инициативе Горького возник первый революционный детский журнал «Северное сияние».

      Рассказы Горького для детей публиковались и до революции. Некоторые из них печатались в сборниках «Знание», которые пользовались большой популярностью в демократической среде.

      Сказки Горького: «Воробьишко», «Самовар», «Случай с Евсейкой», «Про Иванушку-дурачка».

      Сборник «Елка» — задуман был книжкой веселой. В его сказке «Самовар» нет проповеди, но нравоучение содержится. Оно обличено в забавную форму, так что легко воспринимается читателем.

      Общественные идеи и творческие принципы Горького оказали сильнейшие развитие детской литературы.
    2 вопрос. развитие жанра литературной сказки в русской литературе 20 века

    Литературная сказка как жанр, сложившаяся во всœем ее многообразии еще в 19 веке, получила дальнейшее развитие в 20 столетии, наследуя традиции и новации, одновременно насыщаясь реалиями уже другого времени.

    Мощным стимулом для дальнейшего развития жанра литературной сказки и появления большого количества так любимых всœеми сказок К.И.Чуковского, С.Я.Маршака, В.Катаева, А.Толстого, Ю.Олеши и других писателœей явилась попытка деятелœей от педагогической науки в 20-е годы отнять у детей сказку. Об этом позже напишет К.И.Чуковский в книге ʼʼОт двух до пятиʼʼ (глава ʼʼБорьба за сказкуʼʼ - законспектировать).

    Советская литературная сказка сохранила связи с традициями народной и литературной сказки 19 века, развивая их на материале современной действительности. Борьба со злом, несправедливостью, активно действующий положительный герой, спасающий слабых и угнетенных от насилия и жестокости, торжество добра и справедливости - всœе это привлекало к народной сказке и было созвучно нравственным принципам, провозглашенным восставшим народом. Реальные события революции, гражданской войны ворвались на страницы произведений различных жанров прозы, не миновав и сказку. Социальные мотивы пронизывают сказки Ю. Олеши ʼʼТри толстякаʼʼ, Е.Пермяка ʼʼСказка о стране Тера-Ферроʼʼ, А.Гайдара ʼʼСказка о Мальчише-Кибальчише...ʼʼ, ʼʼГорячий каменьʼʼ.

    Литературная сказка для детей советского периода призвана была помочь выполнению социального заказа государства по воспитанию молодого поколения, формированию в детях нравственных представлений о дружбе, взаимопомощи, труде, ʼʼмудрой власти коллективаʼʼ, самоотверженности. Нравственные и воспитательные проблемы заострены в сказках В.Катаева ʼʼДудочка и кувшинчикʼʼ, ʼʼЦветик- семицветикʼʼ, В.Осеевой ʼʼВолшебное словоʼʼ Евᴦ.Шварца ʼʼСказка о потерянном времениʼʼ, Н.Носова ʼʼПриключения Незнайки и его друзейʼʼ, А.Толстого ʼʼЗолотой ключик, или Приключения Буратиноʼʼ, В.Губарева ʼʼКоролевство Кривых зеркалʼʼ, Э.Успенского ʼʼКрокодил Гена и его друзьяʼʼ, ʼʼДядя Федор, пес и котʼʼ и др.

    В сказку 20 века приходят многочисленные герои - советские школьники, которые попадая в сказочную, фантастическую страну, оказываются в непростых обстоятельствах, где требуются мужество, доброта и сила воли. Это Волька Костыльков и Женя Богорад в сказке Л.Лагина ʼʼСтарик Хоттабычʼʼ, Оля и Яло - В.Губерва ʼʼКоролевство Кривых зеркалʼʼ, Витя Перестукин - Л.Гераскиной ʼʼПриключения желтого чемоданчикаʼʼ, Петя Зубов - Е.Шварца ʼʼСказка о потерянном времениʼʼ, герои сказок А.Алексина ʼʼВ стране вечных каникулʼʼ и др.

    В 20 веке развивается преимущественно собственно авторская сказка, когда сюжет и его герои - плод воображения самого писателя. При этом получают развитие и народные мотивы в сказках С.Маршака ʼʼТеремокʼʼ, ʼʼ12 месяцевʼʼ ʼʼКошкин домʼʼ, С.Михалкова ʼʼЗайка-зазнайкаʼʼ, Е.Шварца ʼʼДва кленаʼʼ и др.

    В полной мере еще не изучено сказочное наследие К.Паустовского, в произведениях которого переплетаются реальные люди и события и герои сказочного эпоса (ʼʼДремучий медведьʼʼ, ʼʼРастрепанный воробейʼʼ), решаются воспитательные задачи (ʼʼТеплый хлебʼʼ, ʼʼСтальное колечкоʼʼ).

    В 20 веке получает развитие и природоведческая сказка, в которой заложено большое познавательное начало для юных читателœей, в первую очередь в творчестве В.Бианки (ʼʼСоваʼʼ, ʼʼЧей нос лучше?ʼʼ, ʼʼКак муравьишка домой спешилʼʼ). В свое^ творчестве М.Пришвин всœегда тяготел к сказке, сказу, мифу. Не случайно так определœен жанр его послевоенных произведений: сказка-быль (ʼʼКладовая солнцаʼʼ), повесть-сказка (ʼʼКорабельная чащаʼʼ), роман-сказка (ʼʼОсударева дорогаʼʼ).

    О неисчерпаемости этого жанра свидетельствуют сказки, созданные Г.Остером и Э.Успенским, С.Козловым. В корне Г.Остера ʼʼКотенок по имени Гавʼʼ, ʼʼПетька-микробʼʼ, как и его стихотворных ʼʼВредных советахʼʼ, лежит идея парадокса. Э.Успенский поднимает нравственные проблемы, ставит вопросы семейного воспитания на материале жанра сказки. В его сказках причудливо переплетается

    юмор и лиризм. С.Козлов выступает как мастер диалога в сказках ʼʼЕжик в туманеʼʼ, ʼʼЛьвенок и черепахаʼʼ, ʼʼТрям! Здравствуйте!ʼʼ

    Сказка 20 века в значительной степени обогатила данный жанр новыми сюжетами, образами, стилистикой
      1   2   3
    написать администратору сайта