Главная страница
Навигация по странице:

  • Первую форму теоретического знания правильно называют натурфилософией.

  • 2. Становление научного типа рациональности. Основные концепции происхождения науки. Протонаука и ее особенности.

  • Классический тип научной рациональности

  • Теории возникновения науки

  • 3. Пифагорейская школа и развитие математики. «Начала» Евклида как прототип античной науки.

  • 4. Вклад Платона и Аристотель в развитие теоретического мышления и возникновение научного знания.

  • Специфика средневековой философии

  • Становление основ опытной науки. Оксфордская школа: Р.Бэкон, У.Оккам.

  • Возникновение Новоевропейской науки:Д.Бруно, Коперник, Галилей, Ньютон.

  • 1. Философия как первая форма теоретического мышления и его особенности. Мировоззренческое значение философии в становлении научных знаний


    Скачать 140.23 Kb.
    Название1. Философия как первая форма теоретического мышления и его особенности. Мировоззренческое значение философии в становлении научных знаний
    АнкорOtvety_po_Filosofii_ZAChET.docx
    Дата02.05.2017
    Размер140.23 Kb.
    Формат файлаdocx
    Имя файлаOtvety_po_Filosofii_ZAChET.docx
    ТипДокументы
    #6487
    страница1 из 6
      1   2   3   4   5   6

    1. Философия как первая форма теоретического мышления и его особенности. Мировоззренческое значение философии в становлении научных знаний

    Родиной научно-теоретического знания и первой формы собственно философского мировоззрения по праву считается Древняя Греция (VI в. до н.э.). С этого времени отличительной функцией науки становится теоретическое познание, стремление объяснить явления через их сущность, а не произволом фантастических существ мифологии и религии, наделенных божественной, сверхъестественной силой. Только практически обоснованное эмпирическое знание совокупность высказываний об эмпирических (абстрактных) объектах, получаемая с помощью мыслительной обработки данных наблюдения и эксперимента и фиксируемая с помощью определенных языковых средств), породившее сомнение в истинности мифов, привело к научно-теоретическому знанию.В Греции этого времени был расцвет рабовладельческой демократии.Именно социальная обстановка Эллады, ее смелый свободный дух позволили научному знанию освободиться и превратиться в теоретическую науку.Хотя первые философские учения были тесно связаны с мифологией, для этих учений характерно скептическое и критическое отношение к мифологии и особенно к религиозному ее варианту. А.Ф. Лосев, например, пишет об этом так: «Вместо богов у философов появляются обобщенные стихии (вода, воздух, земля и т.д.) или отвлеченные понятия (число, логос, любовь и вражда и т.д.). Платон и Аристотель углубили критику антропоморфизма. Платон пользовался мифом скорее ради художественных целей, причем многие мифы сочинял сам... Атомисты вообще, и в частности эпикурейцы, учили о богах, но эти боги у них тоже состоят из особого рода атомов, находятся в межзвездных пространствах.Здесь мифология перерождается в своеобразную натурфилософскую концепцию, исключающую характерное для мифологии чудесное вмешательство слепых сил, магию и волшебство».Первую форму теоретического знания правильно называют натурфилософией. И не только потому, что философия и теоретическое знание в целом зародились прежде всего как знание о природе, но и потому, что общее тогда понималось как некое отдельное вещество (вода, воздух, огонь и т.п.), прямо и непосредственно связывающее все явления в единое целое. Еще не были осознаны качественное отличие общего от отдельного и сложный, многообразный, многоступенчатый способ взаимосвязи общего с отдельным. В этом и состоит главный отличительный признак натурфилософского подхода к объяснению явлений, когда одно из них возводится в ранг всеобщего основания всех других, когда какое-либо (более или менее) частное положение абсолютизируется и утверждается как всеобщий философский принцип.Для первой исторической формы теоретического мышления это было неизбежно в силу того, что человеческая мысль впервые столкнулась со всеобщим в чистом виде, которое она вначале могла лишь представить по образу и подобию чувственно воспринимаемых вещей, наделив, однако, одну из них бесконечными атрибутами - вечностью, бесконечностью и т.п. Натурфилософам казалось, что все многообразие явлений прямо и непосредственно связано одним и тем же первоначалом. Аналогично этому они создавали и систему знания, объясняя все явления прямо и непосредственно свойствами этого первоначала. Это и обусловливает логическую неизбежность натурфилософской формы впервые зарождающегося теоретического знания, одновременность возникновения философии и всего теоретического знания, невозможность появления теоретического знания в дофилософской и нефилософской форме.

    Первая выдвинутая человечеством теоретическая идея была вместе с тем первой философской идеей — идеей единства и самообусловленности мира. Это и привело к утверждению, что все теоретические науки зародились из философии. Фактически же вначале был лишь общий зародыш теоретической науки, что точнее называть все-таки не философией, а именно натурфилософией, лишь впоследствии разделившейся на относительно обособленные науки, в системе которых и философия постепенно все обоснованнее определяла свое место. Поэтому правильнее говорить не о том, что все науки родились в лоне матери-философии, а о том, что все теоретические науки (эмпирические науки существовали и раньше) имеют общее с философией (и друг с другом) начало, от которого в свое время отпочковались не только другие науки, но и собственно философия.Философско-мировоззренческий компонент науки. Роль философии как методологии для других наук, что предопределено универсальным характером законов, которые она изучает. Но и сама философия нуждается в достижениях конкретных наук, без  знаний  которых она не может существовать. Поэтому, чем выше степень универсальности и всеобщности закона конкретной науки, открытого учеными, тем он ближе к философии, тем легче философии выступать в роли методологии познания. Так, открытие закона сохранения и превращения энергии, который охватывает огромное количество явлений и процессов, предоставило дополнительные веские доводы философским положениям о бесконечности и вечности материи и движения.  Мировоззренческий  аспект науки отражает истолкование фактов, использование теории для подтверждения существующей картины мира или же дает основания для ее критики и поддержки новых гипотез. В качестве примера можно привести геоцентрическую систему Аристотеля-Птолемея. В течение столетий вновь обнаруживаемые факты использовались для ее подтверждения, а вот, Коперник, впрочем, как и некоторые астрономы до него, начал трактовать открытые им и известные до него факты для критики геоцентрической системы и обоснования своей астрономической концепции. В общественной жизни мировоззренческий  аспект науки проявляется в подтверждении или отрицании основополагающих принципов общественного устройства и межчеловеческих отношений, например, того или иного типа государственного устройства или различных форм собственности. В практическую часть науки входят инструменты, приборы, технологии, созданные и используемые человеком для получения новых  знаний . Каждому, кто имеет отношение к производству или лабораторным исследованиям, хорошо известно, что без соответствующих инструментов и приборов они практически не приспособлены к исследовательской деятельности. Вообще, надо прямо сказать, что в наше время никакой род деятельности человека невозможен без технических средств, созданных человеком. Не в последнюю очередь из-за их широкого использования науку сейчас справедливо относят к одной из производительных сил. Но это ее новое качество ни в коей мере не подрывает суть науки как духовного проявления деятельности человека и особой формы общественного сознания.

    2. Становление научного типа рациональности. Основные концепции происхождения науки. Протонаука и ее особенности.

    В последние десятилетия философы, социологи, науковеды все активнее обсуждают проблему рациональности; в философии науки она стала одной из самых актуальных.
    Не только сегодня, но и в первой половине XX века проблема рациональности была предметом рассмотрения многих философов: А. Бергсона, Э. Гуссерля, М. Вебера, М. Хайдеггера, К. Ясперса и др. Во многом именно эти мыслители определили тот угол зрения, под которым проблема рациональности обсуждается и сейчас.
    Классический тип научной рациональности (XVII—XVIII вв.) исходил из того, что при теоретическом объяснении и описании объекта надо абстрагироваться от всего, что относится к субъекту (исследователю), применяемым им средствами и совершаемым операциям. Такая элиминация рассматривалась как необходимое условие получения объективно-истинного знания о мире. И хотя в конце XVIII — первой половине XIX в. механическая картина мира утрачивает статус общенаучной и намечается переход к новому состоянию естествознания, очерченный выше общий стиль мышления ученого и тип научной рациональности сохраняются.
    Положение принципиально меняется в связи со становлением так называемого неклассического естествознания (конец XIX — середина XX в.). Формируется неклассический тип научной рациональности, который уже учитывает зависимость результатов исследования от характера тех средств, к которым прибегает ученый (в особенности в случаях эксперимента), и от специфики тех операций, которым подвергается изучаемый объект.
    И наконец, в последней трети двадцатого века происходит рождение новой, постнеклассической науки, для которой характерны такие взаимосвязанные черты, как исследование сверхсложных, саморазвивающихся систем и междисциплинарность этих исследований. Такому состоянию и тенденциям развития современной науки соответствует постнеклассический тип научной рациональности, рассматривающий деятельность ученого в более широком поле: теперь уже учитывается соотнесенность получаемых знаний об объекте не только с исследовательскими средствами и операциями, но и с ценностно-целевой (как внутринаучной, так и вненаучной, социальной) ориентацией ученого.
    Чрезвычайно важно подчеркнуть особую значимость этого типа научной рациональности в развитии современного общества. Ведь вопреки мнению крайних антисциенистов, видящих в науке злого демона, способного погубить цивилизацию, выход из сегодняшней экологической и социокультурной ситуации, очевидно, «состоит не в отказе от научно-технического развития, а в придании ему гуманистического измерения, что, в свою очередь, ставит проблему нового типа научной рациональности, включающей в себя в явном виде гуманистические ориентиры и ценности».Каждый новый тип научной рациональности характеризуется особыми, свойственными ему основаниями науки, которые позволяют выделить в мире и исследовать соответствующие типы системных объектов (простые, сложные, саморазвивающиеся системы). При этом возникновение нового типа рациональности и нового образа науки не следует понимать упрощенно в том смысле, что каждый новый этап приводит к полному исчезновению представлений и методологических установок предшествующего этапа, напротив, между ними существует преемственность. Точно так же становление постнеклассической науки не приводит к уничтожению всех представлений и познавательных установок неклассического и классического исследования. Когда современная наука на переднем крае своего поиска поставила в центр исследований уникальные, исторически развивающиеся системы, в которые в качестве особого компонента включен сам человек, то требование экспликации ценностей в этой ситуации не только не противоречит традиционной установке на получение объективно-истинных знаний о мире, но и выступает предпосылкой реализации этой установки. Есть все основания полагать, что по мере развития современной науки эти процессы будут усиливаться.  Техногенная цивилизация ныне вступает в полосу особого типа прогресса, когда гуманистические ориентиры становятся исходными в определении стратегий научного поиска.Теории возникновения науки

    В соответствии с одной из концепций освобождение сознания от мифологии – основной признак перехода к научному мышлению. Так, Евклид и Архимед стремились выявить закономерности, строили свои теории согласно логике и обоснованности и только после этого выясняли возможности их практического применения. Обобщенная форма восприятия и объяснения явлений окружающего мира природы, зародившаяся в античности в трудах Гераклита, Аристотеля и послужившая началом формирования науки в целом, получила название натурфилософия. Она существовала долгое время как единая наука о природе и обществе. Из обобщений формулировали гипотезу происходящего, затем следовали новые наблюдения и проверки, которые могли привести к открытию новых закономерностей и предсказанию неизвестных явлений. Формулировка законов выводила науку на теоретический уровень исследования. В период возникновения наука практически не отличалась от философии, ученые называли свои труды «позитивной экспериментальной философией». Существенный вклад в обоснование науки и ее методов внесли Дж. Локк, Ф. Бэкон, Р. Декарт и др. Однако с развитием специфических особенностей эксперимента и технологии примерно с XVI–XVII вв. единая наука разделилась. Другая концепция относит возникновение науки к XVI–XVII вв., когда появились работы И. Кеплера, И. Ньютона, Г. Галилея и др., и связывает рождение науки с естествознанием, которое создает идеалы и критерии научности. Естествознание направлено на изучение природы, в которой действуют независимые от человека законы, которые он старается постичь. Так, у Ньютона сила – причина ускорения.

    Постепенно из натурфилософии выделилась философия, обретя свой предмет среди вопросов, которые не могут быть решены объективно: проблемы смысла, души, сознания, бытия.

    Протонаука (англ. protoscience)— собирательное название для исторических философских дисциплин, которые существовали до разработки научного метода, и стали впоследствии действительными науками. Стандартным примером является алхимия которая позднее стала химией, или астрология, из которой впоследствии развилась астрономия. Также термин может быть использован применительно к любому набору убеждений или теорий, которые еще не были адекватно протестированы в рамках научного метода, так что, они могут стать законной наукой.

    Протонаука зародилась в Древнем Египте и Древней Месопотамии, примерно 3000 лет до н. э., возникла письменность, и, по-видимому, примерно тогда же человечество овладело первыми знаниями, составившими начало протонауки. Значительное развитие первые протонауки протоматематика и протоастрономия получили вскоре после 2000 года до н. э., и к середине второго тысячелетия до н. э. они уже определённо сложились.

    3. Пифагорейская школа и развитие математики. «Начала» Евклида как прототип античной науки.

    Пифагореизм как направление духовной жизни существовал на протяжении всей истории Древней Греции, начиная с VI века до н. э. и прошел в своем развитии ряд этапов. Вопрос о их временной длительности сложен и до сих пор не решен однозначно. Основоположником школы был Пифагор Самосский (ок. 580-500 до н. э.). Ни одна строка, написанная Пифагором, не сохранилась; вообще неизвестно, прибегал ли он к письменнойпередаче своих мыслей. Что было сделано самим Пифагором, а что его учениками, установить очень трудно. Свидетельства о нем древнегреческих авторов противоречивы; в какой-то мере различные оценки его деятельности отражают многообразие его учения.
    В пифагореизме выделяют две составляющие: практическую («пифагорейский образ жизни») и теоретическую (определенная совокупность учений). В религиозном учении пифагорейцев наиболее важной считалась обрядовая сторона, затем имелось в виду создать определенное душевное состояние и лишь потом по значимости шли верования, в трактовке которых допускались разные варианты. По сравнению с другими религиозными течениями у пифагорейцев были специфические представления о природе и судьбе души. Душа — существо божественное, она заключена в тело в наказание за прегрешения. высшая цель жизни — освободить душу из телесной темницы, не допустить в другое тело, которое якобы совершается после смерти. Путем для достижения этой цели является выполнение определенного морального кодекса, «пифагорейский образ жизни». В многочисленной системе предписаний, регламентировавших почти каждый шаг жизни, видное место отводилось занятиям музыкой и научными исследованиями.
    Теоретическая сторона пифагореизма тесно связана с практической. В теоретических изысканиях пифагорейцы видели лучшее средство освобождения души из круга рождений, а их результаты стремились использовать для рационального обоснования предполагаемой доктрины. Вероятно, в деятельности Пифагора и его ближайших учеников научные положения были перемешаны с мистикой, религиозными и мифологическими представлениями. Вся эта «мудрость» излагалась в качестве изречений оракула, которым придавался скрытый смысл божественного откровения.
    Основными объектами научного познания у пифагорейцев были математические объекты, в первую очередь числа натурального ряда (вспомним знаменитое «Число есть сущность всех вещей»). Видное место отводилось изучению связей между четными и нечетными числами. В области геометрических знаний внимание акцентируется на наиболее абстрактных зависимостях. Пифагорейцами была построена значительная часть планиметрии прямоугольных фигур; высшим достижением в этом направлении было доказательство теоремы Пифагора, частные случаи которой за 1200 лет до этого приводятся в клинописных текстах вавилонян. Греки доказывают ее общим образом. Некоторые источники приписывают пифагорейцам даже такие выдающиеся результаты, как построение пяти правильных многогранников.
    Числа у пифагорейцев выступают основополагающими универсальными объектами, к которым предполагалось свести не только математические построения, но и все многообразие действительности. Физические, этические, социальные и религиозные понятия получили математическую окраску. Науке о числах и других математических объектах отводится основополагающее место в системе мировоззрения, то есть фактически математика объявляется философией. Как писал Аристотель, «… у чисел они усматривали, казалось бы, много сходных черт с тем, что существует и происходит, — больше, чем у огня, земли и воды… У них, по-видимому, число принимается за начало и в качестве материи для вещей, и в качестве выражения для их состояний и свойств… Например, такое-то свойство чисел есть справедливость, а такое-то — душа и ум, другое — удача, и можно сказать — в каждом из остальных случаев точно также. «
    Если сравнивать математические исследования ранней пифагорейской и милетской школ, то можно выявить ряд существенных различий. Так, математические объекты рассматривались пифагорейцами как первосущность мира, то есть радикально изменилось само понимание природы математических объектов. Кроме того, математика превращена пифагорейцами в составляющую религии, в средство очищения души, достижения бессмертия. И наконец, пифагорейцы ограничивают область математических объектов наиболее абстрактными типами элементов и сознательно игнорируют приложения математики для решения производственных задач. Но чем же обусловлены такие глобальные расхождения в понимании природы математических объектов у школ, существовавших практически в одно и то же время и черпавших свою мудрость, по-видимому, из одного и того же источника — культуры Востока? Впрочем, Пифагор, скорее всего, пользовался достижениями милетской школы, так как у него, как и у Фалеса, обнаруживаются основные признаки умственной деятельности, отличающиеся от догреческой эпохи; однако математическая деятельность этих школ носила существенно различный характер.
    Аристотель был одним из первых, кто попытался объяснить причины появления пифагорейской концепции математики. Он видел их в пределах самой математики: «Так называемые пифагорейцы, занявшись математическими науками, впервые двинули их вперед и, воспитавшись на них, стали считать их началами всех вещей.» Подобна точка зрения не лишена основания хотя бы в силу применимости математических положений для выражения отношений между различными явлениями. На этом основании можно, неправомерно расширив данный момент математического познания, прийти к утверждению о выразимости всего сущего с помощью математических зависимостей, а если считать числовые отношения универсальными, то «число есть сущность всех вещей». Кроме того, ко времени деятельности пифагорейцев математика прошла длинный путь исторического развития; процесс формирования ее основных положений терялся во мраке веков. Таким образом, появлялось искушение пренебречь им и объявить математические объекты чем-то первичным по отношению к существующему миру. Именно так и поступили пифагорейцы.
    В советской философской науке проблема появления пифагорейской концепции математики рассматривалась, естественно, с позиций марксистско-ленинской философии. Так, О. И. Кедровский пишет: «… Выработанная им (Пифагором) концепция объективно оказалась идеологией вполне определенных социальных слоев общества. Это были… представители аристократии, теснимые демосом… Для них характерно стремление уйти от тягот земной жизни, обращение к религии и мистике». Эта точка зрения, как и первая, не лишена смысла; истина же, вероятно, находится где-то посередине. Однако, на мой взгляд, крах пифагорейского учения следует связывать в первую очередь не с вырождением аристократии как класса, а с попыткой пифагорейцев извратить саму природу процесса математического познания, лишив математику таких важных источников прогресса, как приложения к производству, открытое обсуждение результатов исследований, коллективное творчество, удержать прогресс математики в рамках рафинированного учения для посвященных. Кстати, сами пифагорейцы подорвали свой основополагающий принцип «число есть сущность всех вещей», открыв, что отношение диагонали и стороны квадрата не выражается посредством целых чисел.
    Таким образом, уже в исходном пункте своего развития теоретическая математика была подвержена влиянию борьбы двух типов мировоззрения — материалистического и религиозно-идеалистического. Мы же убедились, что наряду с влиянием мировоззрения на развитие математического познания имеет место и обратное воздействие«Начала» (греч., лат. Elementa) — главный труд Евклида, написанный около 300 г. до н. э. и посвящённый систематическому построению геометрии. «Начала» — вершина античной геометрии и античной математики вообще, итог её 300-летнего развития и основа для последующих исследований. «Начала», наряду с двумя трудами Автолика из Питаны — древнейшее из дошедших до нас античных математических сочинений; все труды предшественников Евклида известны нам только по упоминаниям и цитатам позднейших комментаторов.Прокл сообщает (ссылаясь на Евдема), что подобные сочинения создавались и до Евклида: «Начала» были написаны Гиппократом Хиосским, а также платониками Леонтом и Февдием. Но эти сочинения, по-видимому, были утрачены ещё в античности.

    Текст «Начал» на протяжении веков были предметом дискуссий, к ним написаны многочисленные комментарии. Из античных комментариев до нас дошёл комментарий, написанный Проклом. Этот текст является важнейшим источником по истории и методологии греческой математики. Прокл дает краткое изложение истории греческой математики (т. н. Евдемов каталог геометров), обсуждает взаимосвязь метода Евклида и логики Аристотеля, роль воображения в доказательствах.Из древних комментаторов следует упомянуть Паппа, из новых — Пьера Рамуса, Федериго Коммандино, Христофа Шлюсселя (Клавиуса) и Савилия.

    «Начала» оказали огромное влияние на развитие математики вплоть до Новейшего времени. Книга переведена на множество языков мира. Так, на китайском языке первые 6 книг «Начал» издал Маттео Риччи во время своей миссии в Китае (1583—1610). По количеству переизданий «Начала» не имеют себе равных среди светских книг.Альберт Эйнштейн так оценивал «Начала»: «Это удивительнейшее произведение мысли дало человеческому разуму ту уверенность в себе, которая была необходима для его последующей деятельности. Тот не рождён для теоретических исследований, кто в молодости не восхищался этим творением.В «Началах» излагаются планиметрия, стереометрия, арифметика, отношения по Евдоксу. В классической реконструкции Гейберга весь труд состоит из 13 книг. К ним традиционно присоединяют две книги о пяти правильных многогранниках, приписываемые Гипсиклу Александрийскому и школе Исидора Милетского.Изложение в «Началах» ведётся строго дедуктивно. Каждая книга начинается с определений. В первой книге за определениями идут аксиомы и постулаты. Затем следуют предложения, которые делятся на задачи (в которых нужно что-то построить) и теоремы (в которых нужно что-то доказать). Определения, аксиомы, постулаты и предложения пронумерованы, например, I def. 2 — второе определение первой книги.

    4. Вклад Платона и Аристотель в развитие теоретического мышления и возникновение научного знания.

    Научная деятельность Аристотеля охватила все области античного знания. Произведения его носят энциклопедический характер. Его сочинения относятся к самым различным областям - логике, естествознанию, истории, политике, этике, литературе. Обилие использованного Аристотелем фактического материала объясняется отчасти тем, что он был прекрасным организатором. Нельзя сомневаться в том, что материалы к некоторым работам Аристотеля, особенно по истории греческих государств и истории животного и растительного мира, подбирались его учениками.

    Понять учение Аристотеля трудно. И это объясняется не только плохой сохранностью текстов, но и тем, что у Стагирита нет однозначного решения принципиальных философских вопросов, таких, как взаимоотношение общего и отдельного, души и тела, эмпирической и рациональной ступеней познания. Он колебался между материализмом и идеализмом, между линией Демокрита и линией Платона.Каждое сочинение Аристотеля - Метафизика, Этика, Физика, Политика и др. - начинается с изложения и критического разбора теорий, уже созданных его предшественниками. Тщательно отбирая и суммируя положительное знание, подтвержденное предшествующим философским развитием, Аристотель пришел к выводу, что философия не есть продукт единоличного индивидуального творчества, а итог работы целых поколений мыслителей. …Каждый говорит относительно природы что-нибудь и поодиночке, правда, ничего не добавляет для установления истины, или мало, но, когда все это собирается вместе, получается заметная величина.

    Из обзора истории философской борьбы в Греции VI-IV вв. до н. э. Аристотель вынес заключение, что философия всегда терпела поражение, когда она удалялась от жизни в область пустых абстракций, фантазии, религии, софистики и логической спекуляции. Там же, где она обращалась к реальным чувственно воспринимаемым телам природы, онавбольшинстве случаев достигала значительных научных результатов.Обобщая опыт предшествующего развития науки, Аристотель пытался построить единую систему наук, включающую в себя все известные в то время отрасли знания.

    Все науки занимаются исследованием бытия. Каждая из них имеет дело с тем или другим специальным бытием, и, отведя себе какую-нибудь отдельную область, они занимаются этой областью….Все науки по Аристотелю делятся на теоретические, где познание ведется только ради него самого, практические, дающие руководящие идеи для поведения человека, и творческие, где познание совершается с целью достижения пользы или осуществления чего-либо прекрасного. У творческих наук источник творчества лежит в том, кто создает, а не в том, что создается, и таковым является или искусство, или какая-нибудь другая способность. И, подобным же образом, у науки о деятельности движение происходит не в совершаемом деле, а скорее - в тех, кто его совершает.Общим правилом научного исследования, независимо от вида научной деятельности, провозглашается положение: на первом месте должна стоять объективная истина самих вещей, самой природы, и никакие субъективные цели не должны исказить этой правды вещей.Теоретические науки Аристотель разделяет на первую философию, математику и физику. Физика изучает состояние тел в природе и определенные материи. Математика изучает взятые в абстракции свойства, неотделимые от тела и не являющиеся одновременно состоянием определенных тел. Поскольку же свойства тел отмежеваны от всего телесного, они составляют предмет изучения философа-метафизика. Первая философия обнаруживает неизменные начала сущего.За аристотелевским делением наук стоит социальное деление общества: искусства - это дело ремесленников, наука - дело мудрецов, практика - дело политиков. Поэтому практические и творческие науки ниже теоретических (умозрительные (теоретические дисциплины) выше созидающих). Занятие умозрительными науками - форма интеллектуального времяпрепровождениягоспод.Непоследовательность аристотелевской классификации наук выражается, прежде всего, в чрезмерном противопоставлении первой философии как науки о сущности всем остальным наукам, изучающим бытие, в отделении первой философии от других наук. Кроме того, отдельные науки не рассматриваются Аристотелем как находящиеся в глубокой необходимой связи друг с другом; связь эта у Аристотеля часто получает субъективное обоснование путем введения критерия ценности объекта познания.Несмотря на непоследовательность классификации наук, данной Аристотелем, синтез знания, осуществленный им, поистине грандиозен. В греческой науке впервые встречается столь всеобъемлющая и плодотворная попытка создать единую систему наук.

    Основной вопрос философии для Аристотеля - это вопрос о том, существует ли помимо материи и чувственных сущностей еще какая-либо самостоятельная причина; как замечает философ в Метафизике, главным образом нужно исследовать и разработать вопрос: является ли что-либо кроме материи, самостоятельной причиной или нет. Еще более характерна другая формулировка: Вопрос идет о том, существует ли помимо чувственных сущностей еще какая-нибудь - неподвижная и вечная или же нет, и если существует, то в чем она. Как видим, эта причина должна быть, говоря современным языком, сверхчувственной, а также нематериальной и сверхприродной. Аристотель определил метафизику, как то, что находится за физическим, т.е. позади природы.Хотя Платон и истина мне дороги, однако священный долг велит отдать предпочтение истине, - говорит Аристотель. Аристотель показывает, что платоновское учение об идеях вырастает из некоторых предшествующих ему философских взглядов как бы естественным образом. В большинстве вопросов Платон примыкал к пифагорейцам. Для возникновения платонизма имел большое значение и сократовский поиск общих определений. Однако решающий шаг был сделан самим Платоном: он и его последователи и ученики - это те, кто делает число самостоятельным, если взять пифагорейцев, то в этом вопросе на них никакой вины нет. Также и Сократ во всяком случае, это общее не отделил от единичных вещей, за что Аристотель его одобряет.Аристотель, прежде всего, критикует платоновское понимание отношения между идеями и вещами. У Платона все множество вещей существует в силу приобщения к одноименным сущностям, но самое это приобщение или подражание идеям, что оно такое, - исследование этого вопроса было… оставлено в стороне. Аристотель разбирает аргументы академиков в пользу существования идей и находит их несостоятельными и противоречащими друг другу. Согласно доказательствам от наук, идеи будут существовать для всего, что является предметом науки. Аристотель указывает и на противоречивость самой теории идей: согласно духу платонизма, должны быть только идеи сущностей, но на самом деле у Платона получаются и идеи многого другого, например идеи качеств. Но приобщение к таким идеям было бы случайным, ведь качество изменчиво. Таким образом, идеи должны выражать только сущность. Но у сущности одно и то же значение и в здешнем мире, и в тамошнем. Поэтому платоновские идеи ничего не объясняют, в учении Платона происходит лишь удвоение мира. Но ведь покажется, пожалуй, невозможным, чтобы врозь находились сущность и то, чего она есть сущность; поэтому как могут идеи, будучи сущностями вещей, существовать отдельно от них? - задает Аристотель риторический вопрос. Аристотель показывает, что ошибка Платона в том, что он придает самостоятельное существование тому, что самостоятельно не существует; позже это стали называть гипостазированием.Известно, что Платон ввел единое как сущность и двоицу (большое и малое) как некое подобие материи, из которой рождаются через приобщение их к единому числа и идеи, которые, в свою очередь, выступают как причины чувственных вещей. Большое и малое Аристотель сравнивает с апейроном пифагорейцев. При этом единое и идеи, поскольку идеи приобщены к этому единому и участвуют в них, - причина добра, а материя (двоица) и идеи, поскольку они приобщены к вещам и участвуют в них, - причина зла. Все это неразумно и находится в конфликте и само с собой, и с естественным вероятием, и как будто мы здесь имеем ту словесную канитель, о которой говорит Симонид; получается словесная канитель, как она бывает у рабов, когда в их словах нет ничего дельного. И кажется, что самые элементы - большое и малое - кричат громким голосом, словно их тащат насильно: они не могут ведь никоим образом породить числа. Аристотель решителен в своей критике. С эйдосами можно распроститься: ведь они только пустые звуки, - сказано у него во Второй аналитике. Он говорит,что предполагать, что общее есть нечто существующее помимо частного, потому что оно означает нечто единое, нет никакой необходимости.В отличие от Платона Аристотель различает идеальную, абсолютно наилучшую, форму государственного устройства и ту, которая возможна в действительности, которая более удобна и более общая для всех государств. Аристотелева критика социально-этического идеала Платона касается как частных, так и принципиальных вопросов. Аристотель усматривает много затруднений в осуществлении замысла Платона о передаче способных детей землевладельцев и ремесленников в среду воинов, а тем более не способных детей воинов - в среду третьего сословия и т. д. Принципиальные же возражения сводились к трем:

    1.Платон переступил пределы должного единства, стремясь упразднить всякое многообразие. Но для государства требуется не единство как таковое, но единство в многообразии, причем единство менее сжатое предпочтительнее единства более сжатого.

    2.У Платона благо целого не предполагает блага частей, а, напротив, в целях блага государства он отнимает у своих воинов счастье, но если воины лишены счастья, то кто же будет счастлив? Это, конечно, не ремесленники и не вся эта масса рабов.

    3.В отличие от Платона, который видел в частной собственности источник общественного зла, Аристотель - апологет частной собственности; он критикует Платона за то, что тот думал достичь совершенного государства путем отмены последней. Аристотель подчеркивает, что одна мысль о собственности доставляет несказанное удовольствие, отмена же ее ничего не даст, так как общее дело все сваливают друг на друга и об общем для всех каждый заботится очень мало. Согласно Аристотелю, источник общественного зла - не столько собственность, сколько беспредельность желаний человека и его алчность, причем последняя направлена также и на почести, поэтому нужно более заботиться о том, чтобы уравнять желания граждан, нежели их имущества.

    Итак, делает вывод Аристотель, все мысли Платона, хотя чрезвычайно изысканы и остроумны, оригинальны и глубоки, но при всем том трудно сказать, чтобы были верны; то есть платоновский идеал невозможен.

    5. Социально-исторические предпосылки и генезис научных представлений в Средние века. Развитие околонаучных знаний.Средневековье – это исторический период развития Европы, охватывающий V – XV вв., а средневековая философия – это сложное образование, связанное, с одной стороны, с магистральными идеями нарождающегося христианства, а с другой – с античностью.Предпосылки становления и развития философии в средние века связаны с социально-экономическими, политическими и идеологическими условиями эпохи римской империи: обезличивание рабского труда, падение его производительности, восстания рабов, появление таких социальных групп и прослоек как вольноотпущенные, профессиональные солдаты и др. Варварские нашествия V – VI вв. вызвали экономический упадок и социальный хаос. Насмену официальной римской религии, не могущей дать утешения массам, и восточным культам шло христианство, которое утверждало, что земная жизнь преходяща и праведно живущие будут жить в блаженстве в ином царстве. Христианство решало проблему человека, возводя его до божества, предлагало церковь-общину, демократизм и всеобъемлющую религиозность, монотеизм, религию священных писаний.Средневековая философия сопряжена с религиозной идеологией, основанной на принципах откровения и единобожия. Антично-средневековое христианство и культура были сплавом библейско-иудаистских и эллинских элементов. Переходная эпоха к Средневековью является двумерной в культурно-философском плане. Античный мир поглощён и растворён варварским миром, происходит теологизация философии и философизация теологии. Это отражается в патристике (II – VI вв.), которая представляет собой одновременно классику античного мира и начало философии Средневековья (Августин Блаженный, Ориген, Григорий Нисский, Иоанн Дамаскин).Средневековая философия теоцентрична – реальность, определяющая всё сущее не природа, а Бог. В основе христианского монотеизма лежат два принципа, чуждых религиозно-мифологическому сознанию: идея откровения и идея творения. В силу акта творения человека по образу и подобию Бога, человек впервые рассматривается как личность, деятельность которой основана на свободе воли, смысл которой связан со свободным выбором человека своих поступков и соотнесением их со своей совестью.Специфика средневековой философииотражена в следующих моментах:1. Библия стала отправным источником и мерой оценки любых теорий философии. 2. Поскольку Библия понимается как полный свод законов бытия, особое значение приобретает экзегетика - искусство правильного толкования и разъяснения положений Завета. Соответственно, и вся философия была «экзегетична». 3. Философии Средневековья была присуща тенденция к назидательности, учительству, дидактизму. Это способствовало общей установке на ценность обучения и воспитания с точки зрения продвижения к спасению, к Богу. 4. Христианских философов отличает от античных двойственная оценка человека. Человек занимает первое место во всей природе как её царь и в качестве образа и подобия Бога он выходит за пределы природы, становится над нею.

    5. Формируется новое мировоззрение на природу. Учение о божественном всемогуществе лишает природу самостоятельности.

    1. Становление основ опытной науки. Оксфордская школа: Р.Бэкон, У.Оккам.

    Формирование опытной науки связано с изменяющимися представлениями человека о его взаимосвязи с природой. Человек должен представить себя активным началом в исследовании природы, и это связано с зарождением идеи экспериментального исследования в культуре Нового времени.Принято считать, что в XIV – XV веках естествознание близко подошло к созданию методов новой науки. Этому предшествовал прогресс ремесленного производства, рост городов, успешные торговые контакты с арабским Востоком. Возрождены основные натуралистические книги Аристотеля, а также труды, содержащие методологию его натуралистического опыта и наблюдения. В результате – усиление интересов к естественнонаучным идеям и исследованиям. Модель математического объяснения становится моделью идеального знания, даже теологическая аргументация формулируется согласно математико-дедуктивному методу.Оксфордская школа сыграла значительную роль в развитии и распространении естествознания. Главная роль в становлении школы принадлежит францисканцу Роберту Гроссетесту (Большеголовому).Его научные интересы концентрировались вокруг оптики, математики (особенно геометрии), астрономии. К ученикам Гроссетеста относят английского натурфилософа и богослова Роджера Бэкона – одного из наиболее интересных, оригинальных мыслителей своего века. Мировоззрение Бэкона формировалось под влиянием естественнонаучных интересов оксфордского кружка, с одной стороны, с другой же стороны – в неприятии умозрительных рассуждения схоластиков. Схоластике Бэкон противопоставлял программу практического назначения знания, с помощью которого человек может добиться своего могущества и улучшения жизни. Ему принадлежат идеи, которые предвосхитили будущее развитие науки и техники: суда без гребцов, управляемые одним человеком, колесницы без коней, летательные аппараты и другое.Бэкон считал, что все науки должны познаваться с помощью математических доказательств, доходящих до истин, а не с помощью диалектических и софистических доводов.Роджер Бэкон выделял два основных способа познания – с помощью доказательств и из опыта. Один из них приобретается посредством внешних чувств – человек может полагаться на свои органы чувств, на свидетельства очевидцев, на специально изготовленные инструменты. Однако этого внешнего опыта недостаточно, ибо он не вполне удостоверяет относительно «телесных» вещей из-за трудности познания и совсем не касается «духовных» вещей. Поэтому необходим другой вид опыта – опыт «внутренний», который становится возможным только в мистических состояниях избранных благодаря обретению внутреннего озарения. Второй вид опыта гораздо лучше первого. Допускает Бэкон и третью разновидность опыта – праопыт, которым всемогущий бог наделил святых отцом и пророков. Бог открыл им науки через внутреннее озарение.Английский философ и логик Уильям Оккам внес большой вклад в развитие логического учения. Основные работы – «Распорядок», «Избранное», «Свод всей логики». В эпоху Оккама в формировании знания преобладали вербальные псевдообобщения, которые становились тормозом развития действительно научного, предметного знания. Для разрушения этого препятствия использовалась знаменитая «бритва Оккама» - утверждение: «Без необходимости не следует утверждать многого». Другая формулировка – «То, что можно объяснить посредством меньшего, не следует выражать посредством большего». В дальнейшем выработана более краткая формулировка – «Сущностей не следует умножать без необходимости», что означает, что каждый термин обозначает лишь определенный предмет.

    Оккам развивает учение о существовании двух разновидностей знания:

     знание интуитивное – наглядное, включающее в себя как ощущение, так и внутреннее переживание его. С него и начинается основанное на опыте знание. Основное назначение интуитивного знания – констатировать наличие той или иной вещи.

     Знание абстрагированное – это общее знание, которое тоже можно непосредственно постичь в душе, но оно относится к множеству единичных вещей. В отличие от интуитивного знания абстрагированное может отвлекаться от существования или несуществования вещей.

    Теорию общих понятий Оккам называет терминизмом. Термин – простейший элемент всякого знания, всегда выраженного словом. Будучи единичным, оно становится общим (в уме) в связи с тем или иным значением, которое ему придается. Различаются две разновидности терминов: естественные термины, которые могут быть непосредственно отнесены к соответствующим вещам;

     искусственные термины, которые условны. Словам придается то или иное значение, относимое не к одной, а ко многим вещам.

    Из двух разновидностей терминов вытекает два рода наук: реальные, трактующие о самом бытии; и рациональные, рассматривающие понятия с точки зрения их отношения не к вещам, а к другим понятиям. Пример науки второго рода – логика.

    1. Возникновение Новоевропейской науки:Д.Бруно, Коперник, Галилей, Ньютон.

    Период конца XV-XVI веков, получивший название эпохи Возрождения, ознаменовал переход от средневековья к Новому времени. Наука Нового времени отличалась существенным прогрессом и радикальным изменением миропонимания, которое явилось следствием появления гелиоцентрического учения великого польского астронома Николая Коперника (1473-1543). Также он является создателем теории о вращении Земли вокруг Солнца, о суточном вращении Земли вокруг своей оси. Эта теория вступала в противоречие с существовавшими представлениями о Земле как избраннице Божией, стоящей, согласно схеме Птолемея, в центре мира. Коперник высказал очень важную мысль о движении как естественном свойстве небесных и земных объектов, подчиненном некоторым общим закономерностям единой механики. Тем самым было разрушено догматизированное представление Аристотеля о неподвижном «перводвигателе», якобы приводящем в движение Вселенную.Одним из активных сторонников учения Н. Коперника был знаменитый итальянский мыслитель Джордано Бруно (1548-1600). Он пошел дальше Коперника, отрицая наличие центра Вселенной вообще и отстаивая тезис о бесконечности Вселенной. Ряд новых положений, которыми Дж. Бруно дополнил систему Н. Коперника:

     - о существовании бесконечного количества миров;

     - о том, что Солнце не является неподвижным, а меняет свое положение по отношению к звездам;

     - о том, что атмосфера Земли вращается вместе с нею.

    Главная идея Дж. Бруно – идея о материальном единстве Вселенной как совокупности бесчисленных миров, таких же планетных систем, как наша. 17 февраля 1600 г., как нераскаявшийся еретик, Дж. Бруно был сожжен на костре, на Площади цветов в Риме инквизицией.Галилео Галилей (1564-1642) – великий итальянский астроном и физик, создатель основ механики, борец за передовое мировоззрение. Он сформулировал принцип инерции: тело либо находится в состоянии покоя, либо движется, не изменяя направления и скорости своего движения, если на него не производится какого-либо внешнего воздействия.

    Также он установил, что скорость свободного падения тел не зависит от их массы (как думал Аристотель), а пройденный падающим телом путь пропорционален квадрату времени падения. Именно Г. Галилей открыл, что траектория брошенного тела, движущегося под воздействием начального толчка и земного притяжения, является параболой. Ему принадлежит экспериментальное обнаружение весомости воздуха, открытие законов колебания маятника, немалый вклад в разработку учения о сопротивлении материалов. Велики его заслуги в области астрономии:

     - открыл 4 спутника Юпитера;

     - открыл пятна на Солнце и кольца Сатурна;

     - увидел, что поверхность Луны гористого строения, и что Луна имеет либрацию (видимые периодические колебания маятникового характера вокруг центра);

     - убедился, что кажущийся туманностью Млечный Путь состоит из множества отдельных звезд;

     - принял теории Коперника о строении Вселенной;

    - считался «отцом» экспериментальной физики, так как верным считал то, что может быть доказано опытным путем;

     - единственным критерием истины считал чувственный опыт, практику.

    Галилею пришлось предстать перед судом инквизиции. После длительных допросов он былвынужден отречься от учения Коперника ипринести публичное покаяние.Творчеством одного из величайших ученых человечества, каковым был ИсаакНьютон (1643-1727), завершалась вторая научная революция. Его научное наследие чрезвычайно разнообразно. Самое главное научное достижение И. Ньютона было продолжение и завершение дела Галилея по созданию классической механики. Ньютон сформулировал три основных закона движения, которые легли в основу механики как науки.

    1-й закон:всякое тело сохраняет состояние покоя или равномерного и прямолинейного движения до тех пор, пока оно не будет вынуждено изменить его под действием каких-то сил.2-й закон:приобретаемое телом под действием какой-то силы ускорение прямо пропорционально этойдействующей силе и обратно пропорционально массе тела.3-й закон:действия двух тел друг на друга равны по величине и направлены в противоположные стороны.
      1   2   3   4   5   6
    написать администратору сайта